Волочаевка и Спасск закончились в Коми

Легендарный красный комдив Яков Покус умер в Устьвымлаге

Автор:   
18:55. 24 февраля, 2015  
  
0

Так уж получилось, что, работая с архивами  Устьвымлага, я обнаружил в бумагах сразу несколько имён комдивов Красной Армии. Одно из этих имён потребовало к себе  особого внимания: человек не просто отсидел, но и погиб в лагере.

       Этого человека звали Яков Захарович Покус. В историю России он вошёл как советский военачальник, командир дивизии, легендарный герой Волочаевки и Спасска. Именно такими словами начинается его биография в различных публикациях.

Из учителей в подпоручики

       Родился Яков Покус в 1894 году в крестьянской семье в Полтавской губернии. Окончил начальную школу, затем учительскую семинарию и стал учителем.

       Первая мировая война потребовала его на фронт. Покус служил рядовым, потом через учебную команду и военное училище стал унтер-офицером, потом прапорщиком. Уже с февраля 1916 года он служил младшим офицером, а затем и командиром роты. В том же году был ранен, произведён в подпоручики.

       А тут наступил и 1917 год. В июле Покус – в составе полка, который выступает против Временного правительства, за что полк расформирован, а сам Покус вновь отправлен на фронт, где воюет до ноября 1917 года. В ноябре – демобилизация. Последний чин в Русской армии – подпоручик, последняя должность – выборный командир роты.

На западном и восточном краях страны

      Покус вернулся с фронта на родину, но, словно за ним следом, Украину оккупировали войска Германии и Австро-Венгрии. Он был арестован, но бежал. Покус формирует партизанский отряд, налаживает связь со всеми, кто против оккупантов – подпольными ревкомами Одессы и Харькова, а также махновцами. Во главе Ревпартштаба партизанских отрядов Полтавской и Екатеринославской губерний он участвует в боях с германскими оккупантами. Уже в декабре 1918 года Покус командует партизанским соединением, в котором около 11 тыс. человек.

Тогда же это соединение вступает в ряды Украинской советской армии (УСА), и здесь полезно сделать одну зарубку. УСА создавалась в том числе и на базе Первой Украинской повстанческой дивизии, созданной в сентябре 1918 года. Во главе этой дивизии стоял Николай Григорьевич Крапивянский  (при создании он величался атаманом). В числе таких атаманов – будущих командиров полков – были и Виталий Примаков, Василий Боженко, Николай Щорс…

Покус сражается с деникинцами, потом на польском фронте в 1920 году. С ноября 1921-го Яков Покус – в Народно-революционной армии (НРА) Дальневосточной Республики. Здесь он уже на высоких командных постах: командир стрелковой бригады, командующий Восточным фронтом, помощник начальника штаба НРА, начальник 2-ой Приамурской стрелковой дивизии.

      Именно ему предстоит в 1922 году руководить штурмом Волочаевских позиций Белоповстанческой армии, а в октябре того же года штурмовать Спасск. Именно с того времени в его биографии закрепилось определение: «легендарный герой Волочаевки и Спасска».

Вслед за Блюхером

     С 1923 года Яков Покус участвует в военном строительстве на Дальнем Востоке: помощник командира стрелкового корпуса, начальник стрелковой дивизии (1925 – 1929), помощник начальника Управления Штаба РККА, командир стрелкового корпуса и заместитель командующего Особой Краснознамённой Дальневосточной армией (ОКДВА) по оборонному строительству (1929 – 1938). Командующим армией был в то время Маршал Советского Союза Василий Константинович Блюхер.

     Если кто-то задастся вопросом: как же Яков Захарович Покус стал «врагом народа»? – имя Блюхера как раз и даст ключ к ответу. Да, арест маршала потянул за собой практически всё командование Дальневосточной армии.

     Покус был арестован 22 февраля 1938 года. Два года допросов, пыток, требований признаний в измене Родине, а также выбивание показаний на других командиров Красной Армии. Размах у следователей был грандиозный: требовалось подтвердить показаниями арестованных то, что они состояли на службе у японской разведки, наладили связи с бывшими белогвардейцами, короче, предавали интересы страны, которой приносили на верность присягу.

      Находясь под пытками в Хабаровской тюрьме, все арестованные (комкор Богомяков, комдив Балакирев, комкор Калмыков, комбриг Боряев и многие другие) оговаривали и себя и своих соратников по службе. Следствие почти празднует победу и этапирует арестованных военных в Москву. А в Москве все  бывшие комбриги, комдивы и комкоры отказываются от своих показаний, объясняют  появление этих показаний пытками и вынуждают Военную коллегию Верховного суда СССР проводить специальное расследование  о правильности и неправильности ведения следствия!

     А тут ещё почти исключительный случай:  только что назначенный исполняющим обязанности военного прокурора 2-ой Отдельной  Краснознамённой армии военный юрист 1-го класса Чебоненко официально высказывает свои сомнения в рапорте на имя Главного военного прокурора РККА (ещё только « и.о.» – а каков поступок!). Начинаются аресты теперь уже среди следователей.

Недолгая свобода

     18 июня 1940 года комдив Покус, почти через два года после начала допросов, освобождается из-под ареста и назначается старшим преподавателем Военной Академии Генерального штаба. К октябрю 1940 года он уже значится комиссаром в стрелковом корпусе ОКДВА. И здесь, в Чите, его свободная жизнь прерывается окончательно. Несмотря на то, что прежние обвинения с Покуса сняты, НКВД свои жертвы без внимания не оставляет. Обвинения выдвигаются снова, и Покуса арестовывают  3 октября 1940 года.

    Снова следствие, снова выбивание показаний, и уже 16 июля 1941 года ему выносится приговор: десять лет лагерей плюс пять лет поражения в правах. Война на советской земле идёт ещё меньше месяца, и в армии не хватает опытных командиров, многих из которых раскидали по лагерям. Казалось бы – вот проверенные кадры: докажи верность Родине в бою!

      Остаётся задаться вопросом – кто же изменяет Родине и как давно? Однако такой вопрос никогда не возникнет в «мудрых извилинах» Верховного Главнокомандующего, и только настойчивые и многоходовые попытки соратников  осуждённых командиров для некоторых из них увенчаются успехом.

Устьвымский перекрёсток

Увы, для Якова Захаровича Покуса судьба не сделает снисхождения. По этапу он был направлен отбывать срок в Устьвымлаг. И здесь случилась своеобразная гримаса истории. Через 23 года в снежных лесах Коми АССР встретились те, кто когда-то лихо носился с шашкой по украинским степям. Атаман-комдив Николай Крапивянский и Яков Покус были уравнены в правах и стали заключёнными Устьвымлага. Разница между ними заключалась в том, что Крапивянский дожил всё-таки до освобождения, хотя после него смог устроиться работать только дворником. А Покус18 сентября 1945 года остался навечно в Коми крае.

Его жена, Александра Григорьевна Покус, была арестована в июле 1938 года, осуждена к десяти годам лагерей и освободилась в 1947 году. Двое маленьких детей, оставшихся после ареста родителей сиротами и названных членами семьи «врага народа», воспитывались в семье бабушки по линии матери.

     В 1938 году в Москве была издана книга воспоминаний Я. Покуса «Штурм Волочаевки и Спасска». Правдивость его рассказа подтверждается и благодарной памятью: именем Я.Покуса названы улицы в Хабаровске и в Спасске-Дальнем, а в Уссурийске, на доме, в котором жила семья Покус, установлена мемориальная доска в память об этом полководце.

       К сожалению,  мне ничего не известно о том, как проходили лагерные годы героя Гражданской войны Якова Покуса: не желают архивы говорить правду, послушны чиновничьему хамству и неуважению к истории. Думаю, что архивы должны уважить подвиг комдива Якова Захаровича Покуса и открыться.

Поделиться в соцсетях
  • 2
    Поделились

avatar
1000