Фартовый прокурор из Сосногорска

Однажды осенью поздно ночью в гостинице «Сыктывкар» в одном из номеров на шестом этаже был обнаружен труп мужчины. Первым на месте происшествия прибыл заместитель начальника уголовного розыска ГОВД Сыктывкара Игорь Мингалёв. В течение трёх часов преступление было раскрыто. Как это произошло, рассказал он сам

18:19. 25 января, 2015  
  
0

– Тринадцатого сентября 1991 года я вернулся с работы около полуночи: столичным угрозыском проводилась специальная операция по задержанию вооружённых преступников на дачах Максаковки. Она прошла успешно, но устал я настолько, что даже до кровати не дошёл. Присел в кресло и моментально заснул. Разбудил меня телефонный звонок. С трудом разомкнув веки, я посмотрел на часы: шёл второй час ночи.

Дежурный по ГОВД сообщил, что в одноместном номере гостиницы «Сыктывкар» обнаружен труп мужчины с признаками насильственной смерти, необходимо срочно выехать.

Убийство в гостинице «Сыктывкар»

В два часа ночи я уже был в гостинице. Поднялся на шестой этаж, подошёл к указанному номеру, увидел, что внутри всё перевернуто, кругом следы крови, на полу труп мужчины. На вид ему лет сорок, рядом лежат какие-то жгуты. Я подумал, что именно ими он мог быть задушен.

В номер зашла директор гостиницы Светлана Фролова, за ней – горничная и дежурные администраторы: все трясутся, все взволнованы, никто ничего толком не может сказать. Но через полчаса картина происшествия проясняется. Появляются факты и зацепки.

1991 год. Игорь Мингалёв заместитель начальника уголовного розыска Сыктывкарского ГОВД. Фото из архива автора

Проживающие в соседнем номере где-то около часа ночи услышали сильный шум за стеной. Затем услышали грохот опрокидываемой мебели, звон разбиваемой посуды, мужской душераздирающий крик. Решили обратиться к дежурному администратору. Пока женщина поднималась на этаж, всё стихло, а когда дежурная подошла к номеру, то увидела распахнутую дверь. Зайдя внутрь, администратор увидела окровавленное тело, после чего сразу же позвонила в милицию.

Пока мы это всё выясняли, подъехал следователь республиканской прокуратуры Евгений Чистяков. С ним мы установили личность убитого, который оказался жителем Воркуты. Стали смотреть карточки всех проживающих в гостинице и тут обратили внимание на двух мужчин, так же из Воркуты, причём один из них уехал за день до убийства, второй должен жить ещё сутки. Подымаемся к нему в номер, но он закрыт. Стучим, но за дверью – тишина. Открываем замок запасным ключом, в номере — никого.
Проживающий в этом номере Андрей Тихонов (так значится в «Карточке гостя») исчез. У горничных выяснили его приметы, в чём был одет. Тут же передали ориентировку на разыскиваемого во все линейные отделы милиции, дежурный по ГОВД отправил соответствующий запрос в Воркуту. Я вместе с Чистяковым снова поднимаюсь в номер убитого.

Прокурор на побегушках

Прекрасно зная о том, что когда ресторан, расположенный на первом этаже гостиницы, заканчивает работу, сотрудники варьете остаются ужинать, я предположил, что они могли видеть потерпевшего, если он был в ресторане во время их выступления. Возле номера, в котором обнаружили убитого, я увидел мужчину невысокого роста в длинном кожаном плаще. Надо сказать, что я сразу по приезде обратил на него внимание: тот прохаживался по коридору, несколько раз заглядывал в номер к убитому, проявляя нездоровый интерес. Столь назойливое внимание незнакомца несколько удивило меня, в голове даже зародилась мысль о причастности мужчины к преступлению.
Я подхожу к нему и говорю: «Мужик, сходи в ресторан, позови кого-нибудь из официантов или работников варьете». Он нехотя соглашается, и минут через пятнадцать поднимается вместе с официанткой. Та заявляет, что работники варьете закрылись в подсобном помещении ресторана: они боятся, что сотрудники милиции проявят к ним интерес.

Я вновь подхожу к мужчине, которой опять стоит возле номера убитого, пытаясь заглянуть внутрь: «Слушай, мужик, здесь для тебя ничего интересного нет. Не в службу, а в дружбу: сходи ещё раз в ресторан, попроси работников варьете подняться в гостиницу. Скажи, что их приглашают работники милиции». Мужчина вначале отказался, сказав, что он не посыльный, но потом всё-таки согласился и пошёл в ресторан. Вскоре вернулся и сказал, что работники варьете его просто послали «по-русски»…
В этот момент срочно потребовалась горничная с соседнего этажа, и я вновь обратился к незнакомцу в кожаном плаще. Теперь прошу позвать горничную. Он, видимо, понял, что от него не отстанут, и молча пошёл выполнять поручение. Через десять минут вернулся с горничной.

1991 год слева направо прокурор города Сыктывкара Виктор Ковалевский, начальник следственного отдела ГУВД г. Сыктывкара Анатолий Песцов, начальник ГУВД города Сыктывкара Иван Бихерт

Следователь Чистяков просит меня найти понятых, только где их взять глухой ночью? Мой взгляд снова падает на мужчину-посыльного. Подойдя к нему, я говорю: «Нечего зря здесь стоять, вижу, что ты очень любопытный, будешь понятым. Исполни свой гражданский долг». Он вдруг неожиданно шепчет мне: «Мне нельзя». Спрашиваю: «Почему нельзя? Какую-то чушь несёшь!» Мужчина в ответ: «Повторяю, я не могу быть понятым!» Я его перебиваю: «Ты что, американский подданный?» От отвечает: «Нет, я не американский подданный, я прокурор города Сыктывкара Виктор Ефимович Ковалевский, только что назначенный. Завтра мой первый рабочий день в должности прокурора. Вчера приехал из Сосногорска, там был прокурором города, остановился в гостинице, а тут убийство. Вот я и смотрю, как вы здесь слаженно работаете, используя меня в качестве посыльного».

Назвавшийся прокурором показал удостоверение, взглянув на которое я убедился, что передо мной действительно Виктор Ефимович Ковалевский. В нашей милицейской среде давно уже ходил слух, что именно он станет новым прокурором города. Я застыл в шоке, буквально потеряв дар речи. Вы только представьте: прокурор города на побегушках у опера! И смех, и грех!
Стал перед ним извиняться, а прокурор так это спокойненько: «Ваши действия вполне оправданы, на вашем месте я действовал бы так же».

Сыщик или бомж?

Ещё раз извинившись перед прокурором за своё бестактное поведение, спускаюсь в ресторан, нахожу руководителя варьете Федора Иванова. Тот по приметам опознает убитого мужчину. По его словам, мужчина сидел за столиком в ресторане недалеко от варьете, поэтому он его хорошо запомнил. Сидел не один, с ним был ещё мужчина, для которого и заказывались песни. Ведущий варьете, объявляя песни, сказал: «Для нашего друга из Воркуты». Мужчина, заказывавший песни, впоследствии и оказался убитым. По всей вероятности, оба поднялись в номер, между ними произошла ссора, в процессе которой один воркутинец убил другого.

Где-то в три часа ночи звонит дежурный по ГОВД и сообщает, что в поезде Сыктывкар-Кослан по нашей ориентировке задержан мужчина, и сейчас его везут в отдел милиции. Я смотрю на Ковалевского, вижу на его лице улыбку. Надо же такому быть: первое же убийство в должности столичного прокурора раскрыто практически за два часа!

Я с Чистяковым еду в отдел милиции, туда же около шести часов утра доставляют и задержанного в поезде. Он сразу сознается в убийстве, всё время повторяет: «Много выпил спиртного, поссорился с мужчиной, с которым сидел в ресторане, избил его, а потом задушил полотенцем».
Убил так, без всякой абсолютной мотивации, просто взял и лишил человека жизни? Спрашиваю его: «Где полотенце?» Тот механически поясняет, что когда вышел из гостиницы, увидел в руках окровавленное полотенце, дальше просто шёл по улице Коммунистической, вначале в сторону ЦУМа, а затем в обратную сторону – по направлению к железнодорожному вокзалу. По пути выбросил полотенце в урну. На вокзале сел в первый попавшийся поезд, где и был вскоре задержан.

В восемь часов утра на дежурство в ГОВД заступила новая оперативная группа, я вызвал из этой группы инспектора уголовного розыска Виктора Гнидо и сказал ему: «Витя, бери машину, проверь все урны, без полотенца можешь не возвращаться». И вот опер в белой рубашке, в галстуке, в кожаном плаще, в черной шляпе — истинный английский денди, красавец во всех отношениях, проверяет урны на центральной улице города – Коммунистической.

Надо отметить, что город уже проснулся, на остановках полно людей, многие едут на работу. И что же они видят? Идеально одетый молодой человек высыпает из урн мусор, да ещё и роется в нём!

Потом сыщик рассказывал, как за спиной у него какая-то женщина саркастически сказала, обращаясь к стоящим на остановке: «Люди, видимо, с ума посходили, уже интеллигенты превратились в бомжей, что будет дальше?»

Настойчивость опера была вознаграждена: в урне, стоящей недалеко от перекрестка улиц Коммунистическая и Старовского, сыщик обнаружил злополучное полотенце!

Как говорится, на лицо – стопроцентно раскрытое преступление. В первую очередь – за счёт хорошего знания сотрудниками уголовного розыска оперативной обстановки. Однако, не обошлось здесь и без определённого фарта.

А Виктора Ковалевского сотрудники городской прокуратуры долго ещё так и называли: «Фартовый прокурор». Ну, а прокурор республики однажды сказал ему: «Виктор Ефимович, фартовый ты прокурор, теперь будешь лично выезжать на каждое убийство». Была ли это шутка или сказаны те слова были на полном серьёзе, трудно сказать. Но дело своё прокурор города Сыктывкара Виктор Ковалевский делал хорошо, и на происшествия частенько выезжал лично…

Поделиться в соцсетях

avatar
1000