От Выми до Одера

Зек Устьвымлага Александр Кущёв планировал предпоследнюю стратегическую операцию Советской Армии в Великой Отечественной войне

Автор:   
12:05. 6 декабря, 2014  
  
1

История, как многие советские военачальники, попав под репрессивную машину 1937-1938 годов и получив сроки, затем выходили (иной раз перед войной, чаще во время), возглавляли немалые воинские соединения и одерживали победы, в общем-то, не нова. Достаточно вспомнить того же маршала Рокоссовского, которому, по некоторым данным, довелось хлебнуть, хоть и немного, Воркуты.

Герой Советского Союза Александр Михайлович Кущёв тоже не избежал знакомства с ГУЛАГом, причём тоже в Коми АССР. Причём – как раз во время боевых действий. Только не Великой Отечественной войны, а известного конфликта на Халкин-Голе.

Путеец вырастает до комбрига

Родился Александр Кущёв 10 мая 1898 года в Москве, в семье рабочего-кондуктора. С 13 лет трудился на фабрике. Впоследствии окончил железнодорожное училище.

Его военная карьера началась в феврале 1917 года, когда после пребывания в учебной команде Кущёв был зачислен в Русскую Армию младшим унтер-офицером. Однако в декабре 1917 года вступил в Красную гвардию. Как участник Гражданской войны руководил партизанским отрядом, был командиром роты и батальона. Член РКП(б) с 1920 года.

В 1927 году он уже командир стрелкового полка, а в 1932–ом окончил Военную Академию РККА имени М.В. Фрунзе. После окончания академии командует полком на Дальнем Востоке, назначается начальником штаба 26-ой стрелковой дивизии.

В 1936 году направлен на учёбу в Академию Генерального штаба РККА, после учёбы в которой назначается начальником штаба 57-го отдельного корпуса, который дислоцировался в Монголии. Он-то и принял на себя удар японцев в боях на реке Халхин-Гол. И бои эти шли таким образом, что 9 сентября 1939 года Кущёву было присвоено воинское звание комбриг.

Панмонгол

Но парадоксы советской системы силовых органов были таковы, что новость о присвоении нового звания Александр Кущёв встретил… в тюрьме. Потому что 29 июня 1939 года в столице Монголии Улан-Баторе будущий комбриг был арестован сотрудниками Особого отдела Забайкальского военного округа. Попытки командира корпуса Георгия Жукова (а он вступил в должность в начале июня 1939 года) защитить своего начальника штаба не увенчались успехом, ибо обвинение было масштабным.

По версии следствия, Кущёв, оказывается, ещё с 1935 года был завербован японскими разведывательными органами,  участвовал в «панмонгольской диверсионно-шпионской организации» и уже в должности начальника советского корпуса «проводил подрывную предательскую работу в период боёв в 1939 году в районе реки Халхин-Гол». Главная цель, которую, по версии следствия, преследовал «шпион» Кущёв, сводилась к обеспечению поражения советско-монгольских войск в ходе конфликта с японцами. Судя по итогам того конфликта, вредитель из начштаба корпуса вышел никудышный: хотя в начале боёв, с 17 мая 1939 года, успех и сопутствовал японским войскам, в конечном счёте операция закончилась их полным поражением.

Допросы шли с пытками – и Кущёв соглашается со следствием. Однако когда дело передали в Главную военную прокуратуру и комбрига привезли в Москву, он отказался от ранее данных показаний об участии в антисоветской организации, пояснив, что все названные им участники организации – выдуманные, мифические лица. В шпионаже вину свою Кущёв не признал. Но от приговора это его не спасло.

Суд состоялся 19 ноября 1940 года. Приговор, однако, оказался «мягким»: за измену Родине Кущёву дали 20 лет лишения свободы с поражением в правах на пять лет, с конфискацией  всего имущества и с лишением воинского звания комбриг. Можно сказать, ему повезло: в предыдущие годы для военнослужащих ст. 58-1б УК РСФСР фактически означала только расстрел.

Устьвымлаг

Александр Михайлович Кущёв не оставил воспоминаний о лагерных годах своей жизни, а доступ в архивы затруднён противоречиями законов, директив и инструкций. Известно, что экс-комбриг провёл в Устьвымлаге около трёх лет. Увы – эта мрачная страница его биографии пока не доступна для прочтения. Однако я верю в то, что где-то уже написаны строки воспоминаний в том числе и о лагерном периоде жизни Кущёва, что вот-вот «развяжут языки» и наши таинственные государственные архивы…

Когда началась война, скорее всего, как и многие бывшие военные, попавшие в лагеря, Кущёв тоже рвался в бой, писал прошения, однако, если таковые были, то они, скорее всего, хранятся в его лагерном деле. А может быть, там же хранится и стандартный ответ с отказом на подобные послания.

Думаю, тем, чьи просьбы об отправке на фронт дальше лагерной канцелярии не пошли, в какой-то мере повезло. Я читал некоторые такие письма в адрес Сталина. Достаточно назвать кадрового разведчика Михаила Сироткина (московского руководителя Рихарда Зорге), который из Воркутлага обращался к вождю с просьбой об отправке на фронт.

Сироткин безбоязненно называл имена своих сослуживцев и друзей (в том числе будущих маршалов). Никому не известно, что сталось бы с теми, кто назван в письме, попади такое письмо к Сталину, когда он пребывает в раздражении. Между тем Михаил Иванович Сироткин отбыл полностью все 15 лет на Воркуте, а его письмо к Сталину «хранится вечно» в его лагерном деле…

Жуков не забыл

Но о начальнике своего штаба помнил Георгий Константинович Жуков. Да, в 1939 году он ещё не мог заступиться за Кущёва. Но в 1943 году, когда Жуков вырос уже из комкоров в Маршала Советского Союза и Представителя Ставки Верховного Главнокомандования, он настоял, чтобы в действующую армию вернули способного командира. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1943 года А.М. Кущёв был досрочно освобождён из Устьвымлага, восстановлен в Рабоче-крестьянской Красной Армии, правда, с некоторым понижением в звании (полковник вместо полагавшегося по статусу комбригу генерал-майора).

В действующую армию он добрался в сентябре 1943 года, и, думаю, не следует задавать вопроса, почему столь долго шёл до фронтовой полосы полковник Кущёв: его нужно было вылечить, откормить, короче, поставить на ноги.  Уже в июле 1944 года Кущёв становится начальником штаба 5-ой ударной  армии 3-го Украинского фронта, участвует в Ясско-Кишинёвской операции. И через два месяца – 13 сентября 1944-го – к комбригу приходит попранная некогда справедливость: он становится генерал-майором.

В ноябре 1944 года 5-я ударная армия передаётся 1-ому Белорусскому фронту. Именно начальник штаба Кущёв возглавляет разработку планов боевых действий армии в Висло-Одерской операции – предпоследней стратегической наступательной операции Советской Армии в ходе Великой Отечественной войны. Это середина января 1945 года.

Командовал 5-ой Ударной армией генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин, будущий первый комендант поверженного Берлина. Именно Берзарин и именно в Берлине подписывает 7 мая 1945 года представление к званию Героя Советского Союза на генерал-майора Александра Михайловича Кущёва. Как отмечалось в нём, «в ходе операции генерал-майор А.М.Кущев обеспечил твёрдое управление войсками, умело спланировал и организовал форсирование рек Пилица и Одер с ходу и ввод в прорыв подвижных групп. В боях за город Кюстрин (Костшин, Польша) он настойчиво осуществлял решение командующего армией по окружению и уничтожению кюстринского гарнизона».

За умелую организацию штабной работы, проявленные мужество и самоотверженность Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1945 года генерал-майору Кущёву Александру Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

На пути к реабилитации

В июле 1945 года  Кущёву присвоено воинское звание генерал-лейтенанта, в августе 1955 – генерал-полковника. После войны Александр Михайлович Кущёв продолжает служить в армии: в 1953-1955 годах начальником штаба Приволжского военного округа, в 1955-1968 годах – представителем Главнокомандующего Объединёнными Вооружёнными Силами стран-участниц Варшавского Договора в Чехословакии.

И только 4 марта 1965 года Военная коллегия Верховного Суда СССР официально реабилитировала Героя Советского Союза генерал-полковника А.М.Кущёва. В 1968 году он уволился в запас.

Умер Александр Михайлович в 1975 году. Похоронен на Восточном кладбище Минска. Был награждён двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Кутузова 1-й и 2-й степеней, медалями и иностранными орденами.

Поделиться в соцсетях

1
Оставьте комментарий

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Аноним Recent comment authors
новые старые популярные
Аноним
Гость
Аноним

Ощущение такое, что статью писал дебил. Навытаскивал кучу фактов с известных сайтов, даже не пытаясь их причесать. Все перепутал, одна фраза чего стоит “И бои эти шли таким образом, что 9 сентября 1939 года Кущёву было присвоено воинское звание комбриг”. Комбрига ему присвоили 9 сентября 1938 г., т.е. за год… Читать далее »