Фанаты «Строителя» пошутили по-черному с известными хоккейными тренерами

«Куда вы нас везёте?» В ответ он услышал смешок, а парень спокойно ответил: «Не волнуйтесь, скоро приедем!» Дорога и в самом деле была недолгой: машины остановились у ворот городского кладбища, судей попросили выйти. В окружении людей в кожаных куртках судьи прошли внутрь территории, где в сотне метров увидели свежевырытую могилу…

11:36. 1 ноября, 2014  
  
0

В этом году во время празднования Дня физкультурника ко мне подошли два ветерана хоккея с мячом, наши постоянные читатели. Как оказалось, они с удовольствием читают материалы  рубрики «Русский хоккей». И попросили рассказать о каких-то неординарных случаях  в профессиональном спорте (с 1983 по 2008 годы я был начальником хоккейной команды «Строитель»).

Выполняя просьбу, сегодня я представляю читателям эпизод, который может кое-что рассказать читателям о закулисье русского хоккея. Показать обратную сторону спортивной жизни…

Особое место в проведении турниров занимают встреча и проводы судейской бригады. Работа с судьями – очень щепетильное дело. В «Строителе» за этот участок работы всегда отвечали профессионалы самого высокого класса. В самом начале моей работы в команде это были Николай Гегелев, затем Юрий Пархачёв и Сергей Томилов. На плечи этих людей ложился весь груз по обеспечению нормальных условий для работы судейской бригады. И первостепенная задача  – обеспечение ей полной безопасности. К сожалению, эту самую главную функцию принимающей стороны мы не смогли обеспечить в феврале 1999 года,  когда в Сыктывкаре проходила встреча «Строителя» и нижегородского «Старта». Это был матч чемпионата России по хоккею с мячом.

Всё шло по привычному распорядку: Юрий Пархачёв встретил бригаду в аэропорту  и повёз обедать в ресторан «Вычегда». После этого он отвёз судей в Министерство спорта, что на улице Катаева. Здесь, на третьем этаже, располагался гостиничный номер для ВИПов – двухкомнатная квартира, оборудованная всем необходимым. Вечером я заехал к судьям, спросил о проблемах, на что получил от главы бригады Олега Самсонова (фамилии изменены): «Товарищ начальник! Какие могут быть проблемы в Сыктывкаре? Их не может быть в принципе, столица Коми в плане приёма судей – образцовый город!» И ведь сглазил наш гость!

Я тогда немного посидел в номере опытных, много повидавших на своём спортивном веку судей, послушал их профессиональные байки, поблагодарил за компанию и ушёл. Никто даже не мог предположить, какой кошмар ждёт наших гостей наступающей ночью!

Глубоко за полночь меня разбудил телефон: звонил министр спорта Валентин Иванов. Он, ничего не объясняя, прогрохотал в трубку: «Через полчаса жду тебя в своём кабинете! Машина за тобой уже выслана!» Всю дорогу до министерства я терялся в догадках о том, что могло произойти такого, чтобы министр вызывал к себе директора хоккейной команды среди ночи? Полной неожиданностью для меня оказалось присутствие в кабинете министра судейской бригады в полном составе. А то, что я услышал от главного судьи, повергло меня в настоящий шок!

…Около полуночи в дверь номера постучали: судьи ещё не успели толком уснуть. Олег Симонов, думая, что пришёл я или Пархачёв, приоткрыл дверь. На пороге стояли трое мужчин, в коридоре были видны ещё трое: все в кожаных куртках, все спортивного вида и сложения. Один из вошедших спокойно сказал, обращаясь к обитателям номера: «Товарищи судьи! Одевайтесь, поедете с нами – и никаких возражений. Иначе мы вас вынесем из номера – живых или мёртвых. Поэтому не вынуждайте нас прибегать к насилию!»

Поняв, что сопротивляться бессмысленно, а звать на помощь в пустом административном здании бесполезно, судейская бригада в полном составе вышла во двор через чёрный выход, который почему-то был открыт. На улице их ждали два большущих джипа с затёртыми номерами…

Симонов прикинул: семеро против троих: силы слишком неравны, поэтому просто задал вопрос парню, сидевшему на правом переднем сиденье: «Куда вы нас везёте?» В ответ он услышал смешок, а парень спокойно ответил: «Не волнуйтесь, скоро приедем!» Дорога и в самом деле была недолгой: машины остановились у ворот городского кладбища, судей попросили выйти. В окружении людей в кожаных куртках судьи прошли внутрь территории, где в сотне метров увидели свежевырытую могилу…

Парни дружно направили на могилу яркие фонарики, после чего тот же парень насмешливо спросил: «Догадываетесь, чья это могила? Правильно: она ваша. Если «Строитель» проиграет «Старту»! Всё понятно?»

Симонов молча кивнул головой, после чего все так же молча отправились в обратный путь. Перед тем как судьи вошли в дверь подъезда, к Симонову подошёл всё тот же парень и протянул руку.  Пожимая её, он с усмешкой сказал: «Можете всё произошедшее считать чёрным юмором, просто шуткой. Но не забывайте, что в любой шутке есть только доля шутки!» После этого  джипы исчезли в ночи…

Почти час члены бригады приходили в себя, потом решили позвонить Иванову, а тот уже поднял меня. Министр успокоил взволнованных судей и сказал, что лично гарантирует им полную безопасность.

Ранним утром я был у своего бывшего сослуживца, а на тот момент – начальника столичной милиции Владимира Силаева. Понятно, что ничего о ночном происшествии я ему не сказал – полковник мог меня неправильно понять и испортить предстоящий матч. Однако я пояснил, что есть информация о том, что на судейскую бригаду возможно нападение (в этом уж он пусть поверит чутью старого опера!), и он принял соответствующие меры. Судьям была выделена персональная охрана, на игру  их привезли в милицейском «УАЗике».

Особые меры были приняты и на стадионе. В тот период я совмещал должность начальника команды с должностью директора стадиона, и потому лично расставлял наряды бойцов ОМОНа.

Приехавший на игру Глава республики Юрий Спиридонов не преминул спросить: «Директор, что это у тебя сегодня необычно много милиции?» Пришлось ответить, что молодёжь балуется, возможны стычки, поэтому сотрудники правоохранительных органов несут охрану общественного порядка по усиленному варианту. Спиридонов хмыкнул, но возражать не стал, лишь проворчал: «Очень уж заметно твоё усиление!»

Действительно, не заметить этого было невозможно: четверо ОМОНовцев в судейской, живой коридор из тех же ОМОНовцев, по которому шли судьи на поле. А в моём кабинете на четвёртом этаже расположились двое снайперов, которые внимательно осматривали трибуны…

Что касается самой игры, то до 85 минуты счёт был ничейный – 2:2. Но за три минуты до конца матча один из наших защитников сбил нападающего «Старта» в своей штрафной площадке, и главный судья Олег Симонов уверенно назначил пенальти, который чётко был реализован. Результат: «Старт» увёз из Сыктывкара три очка.

В аэропорт Юрий Пархачёв отвозил судей опять же на милицейском «УАЗике», здесь их ждала группа бойцов ОМОНа, вооружённых автоматами, которая и проводила судей буквально до трапа самолёта. А о чрезвычайном происшествии с судейской бригадой было решено не сообщать ни в  Федерацию хоккея с мячом, ни в правоохранительные органы. Все участники тех событий сошлись во мнении, что это всё-таки была очень неумная шутка. Кстати, бывалые судьи, имеющие большой практический опыт, имеют в своей судейской карьере эпизоды похлеще описанного мной.

Но выводы кое-какие нами были сделаны: на протяжении всего чемпионата России  в Сыктывкаре принимались беспрецедентные меры безопасности. В том числе и в отношении судей…

Поделиться в соцсетях

avatar
1000