«Знаете, каким он парнем был!»: воспоминания о сыщике Иване Бихерте

Гость из МВД сказал: «Дай показания на Бихерта: ведь это он заставлял вас не возбуждать дела по таким вот кражам, тем самым скрывая преступления и искажая статистику. И ты свободен, иди, работай дальше!»

15:20. 26 октября, 2014  
  
1

В рубрике «Милицейские истории» неоднократно рассказывалось о работе легендарного сыщика Ивана Бихерта. Большой интерес вызвали публикации «Оперативная комбинация сыщика Бихерта (17.05.2014), «Захват маркизы ангелов» (9.02.2013), «Чутьё старого лиса» (28.03.2014), ряд  других. Стоит отметить, что в интернете эти публикации пользуются успехом, у них много читателей. Поступают и просьбы продолжить рассказ о делах легенды сыска республики.

Сегодня мы выполняем эту просьбу, но с одной оговоркой. В этот раз мы расскажем не о том, как Иван Бихерт ловил преступников, а каким он был начальником и человеком.

«Главврач» уголовного розыска

Весна 1978 года запомнилась сыктывкарцам вспышкой гриппа. Больницы были переполнены, в поликлиниках наблюдались бесконечные очереди, на предприятиях и в учреждениях появились проблемы: не хватало людей для нормальной работы. Не миновала эта беда и милицию. Дольше всех сопротивлялся уголовный розыск: здесь никто не выходил на «больничный».  Начальник милиции Иван Ершов на утренних планёрках на полном серьёзе  ставил отдел уголовного  в пример и рекомендовал перенимать опыт «сыскарей» по борьбе с болезнями…

В этой связи возник даже анекдот, родившийся из реплики начальника отделения ОБХСС Ивана Дёмочко, который на очередной планёрке после призыва брать пример с инспекторов уголовного розыска, которых никакая хворь не берёт,  пробурчал: «Да какая зараза к ним пристанет, если они в управлении почти не бывают?  А за его стенами лечатся  «молоком  бешеной коровы»: проспиртованы с головы до ног!»

Но то ли язык у Дёмочко был злой, то ли не совсем точен был его рецепт лечения, только  вскоре в угрозыске объявился первый больной. Именно объявился. Уже в конце очередной планёрки встаёт старший инспектор Анатолий Тимушев и протягивает  Ивану Бихерту больничный лист. Тот тоже встаёт и, глядя на подчинённого, с явным  недоумением спрашивает: «Это что такое?» Тимушев, вытянувшись в струнку, чётко докладывает: «Это – больничный лист, он даёт освобождение от работы на пять дней. Мне его дал врач нашей поликлиники!»

Бихерт берёт из рук сыщика бумагу, внимательно её разглядывает, читает, после чего произносит речь, которую потом все наши работники не могли рассказывать без смеха. «Ты смотри: действительно, целых пять дней отдыха старшему инспектору доктор выписал! Надо же! У меня оперов не хватает, люди с ног валятся от усталости, в городе настоящий вал преступности, а кое-кто собрался сачковать целую неделю!»

После этого демонстративно поднимает больничный лист на уровень глаз и начинает рвать его на мелкие кусочки.

Присутствовавшие просто обомлели, а у Тимушева натуральным образом отвисла челюсть. Однако он ничего не сказал, а лишь смотрел на то, как рвётся заветная бумага. Закончив это дело, подполковник протянул подчинённому обрывки ценной бумаги и спокойно заявил: «Оставь это себе на память и ко мне по подобным вопросам  больше не подходи». И, уже обращаясь ко всем нам, скучнейшим тоном, как будто читает известный всем параграф из какой-нибудь инструкции по технике безопасности, произносит  монолог о том, что врач просто рекомендует руководителю службы отпустить подчинённого на больничный. Но решение принимает начальник. После этого он деловито и спокойно спросил: «Вопросы есть?» И,  как вроде бы подводя итог совещанию, сказал удовлетворённо: «Вопросов нет!  Все свободны!»

После этого случая я не помню, чтобы кто-то из наших сотрудников был на больничном. Когда же врачи кому-то предлагали получить больничный лист, пациент отвечал: «У нас свой главврач: Иван Бихерт. А он больничные от других врачей просто не признаёт»… 

Похищение во благо

А вот ещё одна история, связанная с медицинской темой. Один из наших старейших сотрудников – Николай Автушин – попал на операцию: ему удалили аппендицит. А на следующий день он исчез из палаты! Не было  Автушина и в других палатах, и в коридорах, началась настоящая паника: из госпиталя МВД исчез пациент! Причём неходячий! К вечеру весть дошла до главного врача, начались самые настоящие поиски беглеца. Чтобы не волновать жену, один из его знакомых позвонил на квартиру, осторожно спросил о том, не пришёл ли со службы супруг, на что получил ответ, что тот находится в госпитале…

Впору было подавать сигнал тревоги, однако где-то в полночь у главного врача госпиталя зазвонил телефон: начальник угрозыска города сообщил, что Автушин находится у него в кабинете. А потом добавил, что  выполняется срочное задание по изобличению особо опасного преступника, и для этого привлечён Автушин…

Когда врачебная бригада прибыла в кабинет Бихерта, она застала весьма живописную картину. За столом сидел какой-то мужчина и что-то писал, и тут же рядом на нескольких стульях на куче шинелей полулежал Автушин. Возле него стоял очень довольный хозяин кабинета. Увидев ворвавшихся медиков, он попросил всех выйти, а затем, уже в коридоре, объяснил изумлённому врачу ситуацию.

«Понимаешь, мы задержали особо опасного рецидивиста, которого уже давно ищет весь уголовный розыск Советского Союза. На нём свыше 15 эпизодов только по Коми, а он молчит. Когда взяли, преступник заявил, что будет иметь дело только с Автушиным: тот его когда-то брал в молодости, он считает его правильным ментом. И соглашается давать показания только ему. И что мне было делать? Тащить этого урку в госпиталь? Да он спит в наручниках, силища у него неимоверная! Он у тебя половину госпиталя разнесёт и сбежит! А если не будет признания, его нужно отпускать. И что тогда? Ищи ветра в поле? А так видишь – десять минут разговора – готова явка с повинной!

Врач, немного поостыв, пожал плечами и, уже улыбаясь, сказал: «Ну ты даёшь, Иван Иваныч! Переполошил всех! Да ладно, как говорится, победителей не судят!»

Через полчаса Автушин был уже на больничной койке, а когда его из кабинета выводили товарищи Иван Чех и Пётр Винников, Бихерт от души поблагодарил старого опера и сказал, что все с нетерпением ждут его возвращения на работу. А в качестве обезболивающего налил тому полстакана коньяка…


«Отец родной»

В один из весенних дней 1983 года я в составе оперативной группы выехал на убийство в район нынешней базы ДОСААФ. И вдруг по рации приходит приказ лично мне срочно прибыть к начальнику милиции  Юрию Кокуеву. На душе стало тревожно: просто так с места происшествия опера не забирают – наверняка случилось что-то экстраординарное! Увы, предчувствие меня не обмануло. Вхожу в  кабинет и вижу заместителя руководителя инспекции по личному составу МВД Коми АССР, и тут же находятся два незнакомых подполковника.

Представитель главка подходит ко мне и приказывает: «Капитан Соловьёв! Удостоверение и оружие на стол, сегодня в отношении вас будет возбуждено уголовное дело по сокрытию преступлений и грубому нарушению учётно-регистрационной дисциплины. У вашего подчинённого в сейфе обнаружены два незарегистрированных заявления и два патрона от пистолета Макарова!»

Я попытался объяснить, что опер элементарно не успел сдать патроны после последних учебных стрельб. А бумаги просто изучались ещё: речь шла о двух мелких кражах. В одном из дворов кто-то снял с верёвки пару сохнувших трусов и несколько носков да  старое полотенце, а во втором случае с чердака кто-то уволок старое ватное одеяло, которое гроша ломаного не стоит, но…

Причина визита высоких гостей стала ясна чуть поздней. Гость из МВД сказал: «Дай показания на Бихерта: ведь это он заставлял вас не возбуждать дела по таким вот кражам, тем самым скрывая преступления и искажая статистику. И ты свободен, иди, работай дальше!»

Я, естественно, сказал, что начальник розыска тут ни при чём, вследствие чего через час уже сидел в КПЗ. Впрочем, просидел там я недолго: после обеда меня выпустили. Пришёл дежурный по МВД и сказал, что министр Василий Гринин приказал меня освободить. Уголовное дело против меня решено не возбуждать.  Впрочем, строгача я всё-таки получил: бумаги нужно оформлять вовремя! А уже на следующее утро я узнал, как разворачивались события после моего задержания…

Когда Бихерту сообщили о том, что его подчинённый в КПЗ, тот сразу же направился к начальнику милиции Юрию Кокуеву с требованием освободить опера. Ответ был прост и лаконичен: это может сделать только министр. Тогда Иван Иванович надел парадный мундир со всеми регалиями (а их у него было очень даже немало) и прямиком отправился к Василию Гринину. Надо сказать, что кампаний по выявлению злоупотреблений и нарушений тогда проводилось немало, шла очередная. Пока ещё об «оборотнях в погонах» даже не подозревали, в этот раз  боролись  «за чистоту рядов».   Вот Бихерт и предложил заменить собой своего подчинённого в КПЗ.

Генерал, внимательно выслушав начальника столичного угрозыска, сказал, что вот так все руководители должны защищать своих подчинённых. В ответ Бихерт заявил: «За своих оперов я буду драться до конца. Это ведь дети мои!»

Вполне возможно, что слова были другие, ведь при этом присутствовало совсем немного людей, а рассказал нашим ребятам об этом  помощник министра, но главное в другом: о поступке начальника, бросившегося защищать своего подчинённого, узнали все. Это дорогого стоит…

К этому стоит добавить ещё один эпизод, произошедший в тот же день. Как уже говорилось, была весна, и сотрудников уголовного розыска  вывели на уборку снега во внутреннем дворе. Настроение у всех было унылое: плохие вести разлетаются мгновенно. И тут вдруг во двор спускается Бихерт с гитарой! К нему навстречу сразу бросается Александр Туголуков: «Иван Иваныч, у нас Соловьёв задержан, а ты – с гитарой! Что празднуем-то?»

А весёлый начальник угрозыска, тронув струны, сказал: «Ну-ка, опера, все в круг! Негоже грустить! Через час Соловьёв будет на свободе! Давайте-ка лучше споём про его любимую Одессу, которая жемчужина у моря!»  Он запел, и все дружно подхватили слова этой прекрасной песни. А  стоящий рядом  с Бихертом Пётр Герасименко обнял его и сказал: «Иван Иванович, ты для нас в первую очередь отец родной, а уж потом начальник!»

И он был совсем недалёк от истины…

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Сергей Recent comment authors
новые старые популярные
Сергей
Гость
Сергей

Уникальный человечище! Лично был знаком, чем горжусь! А вот сын Игореха не поддержал линию отца, а жаль.