«Юра! Ты богаче всей Европы!»

Известный золотопромышленник Вадим Туманов рассказывает о парадоксах экономической и политической жизни России и своей работе в Республике Коми

Автор:   
17:05. 2 августа, 2014  
  
4

Когда-то о Вадиме Туманове говорила вся страна. Ему посвящал свои песни Владимир Высоцкий, о нём снимались фильмы («Фартовый», 2006 год), да и сам он мелькал в эпизодических ролях на большом экране («Место встречи изменить нельзя», 1979 год); у него были могущественные покровители и враги. 35 лет назад Вадим Иванович возглавил золотодобывающий кооператив «Печора», базировавшийся на территории Приполярного Урала. В условиях жёсткой плановой экономики он умудрился создать полностью хозрасчётное, самоуправляемое, социально ориентированное предприятие.

Несколько лет назад вышла автобиографическая книга «Всё потерять – и вновь начать с мечты…» В ней Вадим Иванович рассказывает о годах, проведённых на Колыме, о создании крупнейших старательских артелей, о ярких и интересных людях. Заметное место в книге занимают воспоминания о работе на территории Коми АССР. На наш взгляд, история с освоением месторождений бокситов, которые могли, но так и не стали базовым элементом экономики региона, позволяет понять, почему сегодня мы живём именно так, а не иначе. Почему у нас так и не появился глинозёмный завод под Сосногорском, алюминиевый завод в Печоре, а добыча бокситов ведётся по африканскому сценарию, когда интересы местных жителей, вопросы сохранения природы становятся второстепенными.   

То выигрывает,
то проигрывает,
на губной гармошке поигрывает.
Проиграет дурак море!
А зачем дураку море?

Вопрос поставлен ребром: зачем дуракам море?

Например, море полезных ископаемых.

Среди парадоксов, наблюдаемых в экономической жизни России, одним из самых необъяснимых выглядит импорт бокситов и глинозёма для алюминиевой промышленности. Построив в Восточной Сибири мощные алюминиевые заводы (Шелехов, Братск, Красноярск), работающие на дешёвой электроэнергии Ангары и Енисея, страна постоянно изыскивает валютные и экспортные ресурсы для закупки сырья. Основной поставщик российского боксита – объединение «Северо-Уральские бокситовые рудники» – работает в опасных горно-геологических условиях, с низкой рентабельностью, при не спадающей на предприятии социальной напряжённости. Созданные в течение десятилетий мощности российских алюминиевых заводов находятся под постоянной угрозой сырьевого голода.

Главные источники боксита и получаемого из него глинозёма для алюминиевых заводов России находятся в Гвинее, на Украине, в Казахстане, в Австралии.

Когда я летал с геологами над северо-восточной частью Республики Коми, мы просили лётчиков ещё и ещё кружить над горной местностью, где поисковики обнаружили и уже подсчитали запасы Тиманского месторождения бокситов, способного десятилетиями бесперебойно обеспечивать в полном объёме алюминиевую промышленность России. Месторождение отличается неглубоким залеганием, что наряду с компактным расположением залежей боксита создаёт благоприятные условия для промышленного освоения. Помимо рядового, там же обнаружены большие объёмы дорогостоящих, имеющих устойчивый спрос на мировых рынках абразивных типов боксита и белого боксита, который необходим для производства высококачественных огнеупорных материалов.

И очень близко от этих залежей – Ярега, перспективное месторождение титанового сырья. Но и это не всё: здесь большие запасы кварцевого песка – сырья для стекольной промышленности. Чуть севернее, на Тиманском кряже, геологами найдены месторождения золота, алмазов, редких металлов, запасы которых ещё окончательно не оценены.

Бокситовые месторождения Среднего Тимана лежат в 150 километрах к северо-западу от Ухты, в неосвоенном районе, частично заболоченном и покрытом лесами. Запасы утверждены и приняты для промышленного освоения. Почти 90 процентов их пригодны для отработки открытым способом. К тому же они практически лишены характерных для отечественных бокситов вредных примесей – окиси кальция, хрома, серы.

Тиманское месторождение бокситов даёт возможность снабжать сырьём алюминиевую промышленность страны в течение ста лет. Месторождение оценивается специалистами в 200 миллиардов долларов. В Сыктывкаре я зашёл к президенту Республики Коми Юрию Спиридонову:

– Юра, ты только посмотри! Ты богаче всей Европы, вместе взятой!

– Да, но тебе ли не знать наших темпов. Сколько уйдёт лет, чтобы начать разработку!

– Каких лет, Юра? Мы готовы давать бокситы через четыре месяца. От силы – через полгода. Нужна только команда: «Давай!»

С Юрием Спиридоновым мы знакомы с конца 50-х годов, когда вместе работали на Колыме. После окончания института он был на прииске «Горный» начальником участка, а я председателем артели. Мы доверяли друг другу и могли говорить откровенно. Он понимал, конечно, что такое Тиманское месторождение. Но ни Спиридонов, ни другие руководители республики и союзных министерств не представляли, как можно начать давать продукцию в названные мною считанные месяцы.

Наши инженеры разработали оптимальную схему освоения района.

География месторождения позволяет увязать добычу бокситов с их переработкой на глинозёмно-алюминиевых предприятиях Урала и таким образом обеспечить сырьём алюминиевые заводы Сибири. По нашим расчётам, месторождение могло быть введено в промышленную эксплуатацию в сжатые сроки, сразу после строительства автодороги, связывающей рудник с магистральной железной дорогой.

Юрий Спиридонов поддержал наши старания. Мы привлекли к работам проектные институты, подготовили технику. В зиму 1991 – 92 года закупили оборудование для первичных работ по прокладке дорог к месторождению и вскрышных работ – бульдозеры, экскаваторы, автосамосвалы… Заключили договор на подготовку материалов к экологической экспертизе Средне-Тиманского промышленного комплекса и экономическую оценку строительства второй очереди Богословского алюминиевого завода. Провели маркетинговое исследование по российскому и зарубежному рынку бокситов для производства огнеупорных материалов. Требовалось принципиальное решение руководства страны.

И снова письмо Б. Н. Ельцину.

Основная часть алюминиевой промышленности России, писал я, использует в качестве исходного сырья боксит. Практически монопольным его российским поставщиком является объединение «Северо-Уральские бокситовые рудники», работающее в исключительно неблагоприятных условиях: максимальная для мировой практики добычи боксита глубина шахт, их обильная обводнённость, опасность горных ударов и, как следствие, высокая капиталоёмкость работ по поддержанию производственной мощности предприятия, крайне низкая рентабельность производства. В связи с этим сырьевая база ряда алюминиевых заводов Урала и Сибири представляется ненадёжной. Источники алюминиевого сырья на основе боксита расположены за пределами России. Завозимый в больших количествах из Гвинеи и других стран боксит поступает для переработки на Николаевский глинозёмный завод (Украина). Наиболее перспективное из разрабатываемых месторождений боксита находится в Казахстане.

Между тем на территории Республики Коми имеется Тиманское бокситовое месторождение, позволяющее обеспечивать бокситом алюминиевые заводы России в течение нескольких десятилетий. Это месторождение полностью разведано и может быть вовлечено в промышленную эксплуатацию в короткие сроки.

Месторождение отличается рядом благоприятных особенностей:

– неглубокое залегание и компактное расположение боксита;

– наличие, помимо рядового глинозёмного, большого количества белого боксита, имеющего повышенный спрос на мировом рынке, а также абразивных сортов, способных заменить дорогостоящее импортное сырьё;

– географическая близость к глинозёмно-алюминиевым предприятиям Урала, через которые обеспечиваются сырьём также сибирские алюминиевые заводы (Братский и Иркутский).

Пионерное освоение месторождения и начало его разработки целесообразно осуществить экспедиционно-вахтовым методом. Опыт форсированного ведения работ такого рода в условиях северного региона накоплен старательской артелью «Печора», на базе которой возникли функционирующие во многих зонах России строительные кооперативы, в том числе производственно-строительный кооператив «Строитель» – учредитель Акционерного Общества «Туманов и К°».

Освоение Тиманского месторождения потребует большой концентрации финансовых и материальных ресурсов. Помимо выполнения горных работ, предстоит завершить строительство автомобильной дороги, соединяющей месторождение с железнодорожной магистралью, а также строительство железнодорожной ветки протяжённостью 150 километров для вывоза глинозёмного боксита. Параллельно с работами по освоению месторождения целесообразно осуществить строительство в Ухте глинозёмного завода. Общая сметная стоимость комплекса – около 5 миллиардов рублей.

На наш взгляд, привлечь средства можно было путём создания крупного акционерного общества. Его учредителями могли стать основные производители и потребители алюминия, строители, банки, инвестиционные фонды, государственные органы России и Республики Коми. Размеры запасов и возможность быстрого наращивания объёмов добычи делают Тиманское месторождение привлекательным для российских и иностранных инвесторов, особенно заинтересованных в добыче белого боксита.

Предлагаемый комплекс работ открывал доступ к группе расположенных в этом регионе других месторождений – титанового сырья, марганца, алмазов, золота и платины, различных видов декоративно-строительных и строительных материалов.

Природные богатства Республики Коми – древесина, уголь, нефть – дают возможность, в случае разрешения их экспорта, обеспечить оплату намечаемого импорта оборудования, материалов и вывоз, в натуральной форме, доли прибыли иностранных инвесторов.

Акционерное общество «Туманов и Компания» было готово взять на себя выполнение работ по пионерному обустройству месторождений, строительству дорог, совмещённую с этим во времени добычу боксита. Оно способно принять на себя также функции организатора акционерного общества по освоению Тиманского месторождения. Вместе с тем масштабы и важность проекта требуют рассмотрения на государственном уровне всего комплекса вопросов, связанных с его реализацией. Необходимо, в частности, решить вопрос о возможности финансирования части проекта, например строительства железной дороги, из государственных источников, выдачи лицензий на экспорт сырьевых материалов… «Прошу дать соответствующие поручения…» – так заканчивалось письмо.

Вадим Туманов и Владимир Высоцкий.

С Александром Тихомировым мы попали на приём к Геннадию Бурбулису, земляку Ельцина, тогда очень влиятельному. Больше часа я рассказывал ему о тиманских бокситах, предлагая начать добычу в самые короткие сроки, с тем чтобы доходы от продажи первых же партий боксита (около 2 миллиардов долларов) пустить на строительство российских дорог. Не знаю, что он понял, но слушал внимательно и к концу разговора пообещал сегодня же связать нас с Алексеем Головковым. «Наш мозговой центр!» – говорили нам о Головкове в окружении Бурбулиса. Потом мы спросили, в чём таком проявилась мыслительная мощь человека, к которому мы собирались идти, и в ответ услышали: «Он предсказал победу Ельцина на выборах!»

Ответ вызвал у меня прилив почтительности к моему сыну Вадьке – он то же самое предвидел. Кстати, не он один – это знали наперёд все мальчишки в нашем дворе.

Головков назначил встречу в бывшем здании ЦК КПСС на Старой площади на девять часов вечера. «Мозговой центр», как видно, работает круглые сутки. Может быть, поэтому он полтора часа переваривал информацию, которую мы пытались в него вложить, чтобы получить какое-то решение. Но в тот день мощные компьютеры «центра», скорее всего, были поражены вирусом, постоянно давали сбои, несли околесицу. Когда мы вышли из кабинета, Тихомиров, человек сдержанный, молчал, а я его зло спрашивал: «Нет, ты скажи, ну где вы таких… находите?! Их же ещё поискать надо!»

Гайдар меня направил к Константину Кагаловскому, ещё одному «мозговому центру» новой России. Этот выслушал меня, а потом на переданном ему документе написал резолюцию: «Туманов стремится к собственной выгоде». А что же мы должны – к невыгоде стремиться? И это написал человек, который нас отлично знал, три года назад ещё малоизвестным экономистом он приезжал к нам в Карелию на строительство дорог и потом так убедительно на страницах газеты рассказал о преимуществах кооперативного строительства перед государственным. А у меня, в надежде на положительное решение, уже были подготовлены 60 бульдозеров, новые пятикубовые экскаваторы и вся техника для быстрого развёртывания работ. Нам нужно было каких-то шесть месяцев, чтобы запустить месторождение, и Ленинградский институт ВИАМИ ускоренно готовил нам проектно-сметную документацию.

Некоторое время спустя мне позвонил Юрий Владимирович Скоков, тогда секретарь Совета безопасности. В его кабинете в Белом доме мне приходилось бывать не раз. Он был хорошо информирован о нашем проекте, я сам ему рассказывал в деталях. Но из-за сложных, как я почувствовал, взаимоотношений с Гайдаром, своим конкурентом в гонке за место, самое близкое к Ельцину, чтобы оградить себя от возможных промахов, он воздерживался принимать серьёзные решения. И всё же однажды позвонил:

– Вадим, пришли мне документы, которые вы с лениградскими проектировщиками готовили по Тиману. Побыстрее!

«Ну наконец-то», – вздохнул я. Видимо, собираются объявлять тендер, и Юрий Скоков, помня наши беседы, решил основательно вникнуть в проект. Мой помощник Саша Демидов немедленно отвёз папку в Белый дом. Мы ждали, готовились. Но шло время, а ни на какой тендер наш коллектив не приглашали.

Позже знакомый чиновник из аппарата правительства объяснил:

– Вадим, на закупку бокситов за рубежом Россия ежегодно затрачивает два миллиарда долларов. Ну кто тебе позволит разрушать сферу, где крутятся такие деньги?

Случайно узнаём, что тендер на бокситы Тимана уже проведён. И выиграла его компания «Нипек», то есть Бендукидзе. Немногим позже месторождение, не начиная отработки, они продадут… Нетрудно представить моё состояние. Опять кто-то близкий к высшей власти пользуется нашими разработками, берётся реализовать идеи, которые мы так мучительно вынашивали.

Я возвращался самолётом в Москву из Магадана, где праздновали 60-летие города. Моим спутником оказался Григорий Полушкин из администрации президента Республики Саха. Мы разговорились и продолжили знакомство у меня в рабочем кабинете. Когда речь зашла о бокситах, я стал, не выбирая выражений, винить Скокова. Смотрю, мой собеседник насторожился.

– Извините меня, – говорит, – но у меня со Скоковым хорошие отношения. Очень хорошие! И что самое интересное – я сегодня в восемнадцать часов буду у него.

– В таком случае, передайте ему всё, что я вам наговорил. Если, конечно, вы сможете.

Был час ночи, когда в моей московской квартире раздался звонок. Я узнал голос моего случайного попутчика.

– Вадим Иванович, я был сегодня у Скокова, он вас помнит и уверяет, что в истории с бокситами виноват не он, а Гайдар!

Примерно года через два мне позвонил Ю. А. Спиридонов, глава Республики Коми, и попросил зайти в представительство республики на Новом Арбате. Вместе с геологом Александром Котовым мы поднялись в кабинет Н. Н. Кочурина – руководителя представительства. Там, кроме него, уже был А. М. Окатов, заместитель Спиридонова, и ещё человек двенадцать – банкиры, предприниматели и представители власти из Сыктывкара.

Минут через десять заходит Ю. А. Спиридонов, угрюмый, хмурый, со всеми сухо поздоровался, жестом пригласил нас сесть. Встал у торца стола и в наступившей тишине чётко, внятно, выделяя каждое слово, сказал: «Вадим, посмотри на этих б…й», – и указал на присутствовавших. Наступила мёртвая тишина, и мне даже стало неудобно. А он повторил: «Да, да, б…й! Все они были против того, чтобы ты начинал работу на Тимане. Правда, сами вошли в долю, только ничего не сделали. Зато их дети теперь на «Мерседесах» ездят! Но к этому я ещё вернусь…»

Он продолжал говорить, но дальше я цитировать не хочу. Приведу другое изречение Спиридонова. На портрете, который он мне подарил, надпись: «С уважением и пожеланием счастья и исполнения нереализованных задумок. С уважением и благодарностью судьбе, что свела нас в далёком 1961 г.» Несмотря на двойное уважение, задумки реализовать не удалось. Давнее знакомство даёт нам право по-прежнему обращаться друг к другу по имени и на «ты». Так вот, Юра, я готов поверить, что губернатор не в силах был повлиять на чьи-то решения. Но ты мог мне сказать, по крайней мере, что они уже были приняты. И поставить меня в известность о роли в этой истории Окатова, который при каждой встрече пытался обнять меня.

Я встречал разных людей, были среди них сидевшие за грабёж, за воровство. Но то были не мэры городов и крупные хозяйственные руководители, а другая публика. И в их среде самым бесчестным считалось обмануть того, кто тебе доверяет, с кем о чём-либо договорился.

…Ну зачем дуракам – море?»

Вадим Туманов в 85 лет. Фото с сайта miningexpo.ru

Поделиться в соцсетях
  • 1
    Поделиться

avatar
1000
3 Comment threads
1 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
воркутинецс уважениемГостьХулио Ган Recent comment authors
новые старые популярные
Хулио Ган
Гость
Хулио Ган

Спиридонову доверия нет. Соврёт – недорого возьмёт.

Гость
Гость
Гость

Был знаком с Тумановым лично. Легендарная личность. Мог сделть сто рублей из ржавой копейки. Сейчас таких нет…

с уважением
Гость
с уважением

Туманов-личность. И все, что он делал и делает еще получит свою оценку

воркутинец
Гость
воркутинец

Великий человек, с сожалению, сейчас таких не “делают”.
Дай Господь ему здоровья.