Дело транзитного душегуба, надругавшегося над ребенком в Объячево, находилось на контроле МВД СССР и ЦК КПСС

Первый осенний день для семилетней Любы Каневой начинался, как для всех первоклашек, празднично: в новенькой школьной форме, с ранцем за спиной и огромным букетом цветов в руках она направилась в школу. Провожая её, мать девочки даже предположить не могла, что видит дочь живой в последний раз. Ближе к ночи в дежурную часть поступило сообщение: тело ребёнка обнаружено на опушке леса на выезде из райцентра… Судмед-эксперт констатировал: девочка была изнасилована и задушена...

17:03. 5 июля, 2014  
  
0

Старшего инспектора по особо важным делам Управления уголовного розыска МВД Коми АССР Константина Баранова коллеги между собой называли «профессором сыска». В 1981 году его опыт и интуиция помогли найти и изобличить изувера, надругавшегося над ребёнком в селе Объячево Прилузского района…

Первое сентября

Первый осенний день для семилетней Любы Каневой (фамилия изменена) начинался, как для всех первоклашек, празднично: в новенькой школьной форме, с ранцем за спиной и огромным букетом цветов в руках она направилась в школу. Провожая её, мать девочки даже предположить не могла, что видит дочь живой в последний раз. Она тысячу раз пожалела потом, что не взяла отгул и не пошла с ребёнком в школу.

Однако с работы она отпросилась рано, а придя домой, дочери не обнаружила. Решив, что девочка задержалась после уроков с подругами в классе, женщина отправилась в школу, однако здесь ей сообщили, что у первоклашек был только один урок, после чего их отпустили по домам. Встревоженная мать помчалась по селу в поисках дочери: та могла зайти к кому-нибудь из подружек в гости. Однако девочку никто из одноклассников после уроков не видел.

Вскоре уже чуть не всё Объячево знало об исчезновении ребёнка, а к вечеру к поискам подключилась и милиция. Ближе к ночи в дежурную часть поступило сообщение: тело ребёнка обнаружено на опушке леса на выезде из райцентра… Судмед
эксперт констатировал: девочка была изнасилована и задушена.

На контроле Федорчука

Надо отметить, что в 1981 году и драка-то считалась чрезвычайным происшествием, а изнасилование – особо тяжким преступлением. А тут преступник изнасиловал и убил ребёнка: такое в СССР считалось изуверством, особо тяжким грехом. И такой факт становился известным не только в автономной республике, но и во всей стране. Случай вносился во все сводки и ставился на контроль в самых высоких инстанциях.

В Сыктывкар специальным рейсом по личному указанию руководителя МВД СССР Виталия Федорчука вылетел один из его заместителей. На оперативном совещании в МВД Коми он зачитал предписание министра, которое имело строжайшее указание: «Принять все исчерпывающие меры…». Провожая своего представителя в Сыктывкар, Федорчук сказал: «Из Коми можете не возвращаться, пока не раскроете убийство первоклассницы. Докладывать о ходе расследования  будете ежедневно лично мне. Об этом деле знает лично Леонид Ильич…»

Понятно, что такое внимание к происшествию требовало и чрезвычайных мер. Была срочно создана оперативно-следственная бригада, в которую вошли самые опытные «следаки» и опера, в числе которых оказались следователь Прокуратуры РК Александр Елин и старший инспектор по особо важным делам подполковник милиции Константин Баранов. Работа группы началась с повального опроса жителей Объячева и окрестных деревень. Оперативники опросили буквально всех, однако результата не было: никто ничего не видел, ничего подозрительного не заметил. Результат оказался нулевой: свидетелей установить не удалось, следствие зашло в тупик. Вывод Баранов сделал  такой: убийство совершено неместным жителем. И тогда поиски распространились на всю республику.

Чутьё по делу

Баранов решил, что оставаться в Объячево нет смысла, вернулся в Сыктывкар. Здесь вместе с начальником столичного угрозыска Иваном Бихертом и всем составом подразделения они сутки напролёт обрабатывали данные на лиц, представляющих оперативный интерес. Особое внимание обращалось на людей, которые по каким-то причинам могли первого сентября находиться в Объячево, однако ничего заслуживающего внимания не было. И тут в поле зрения опытного сыщика попал некто Николай Петухов (фамилия изменена), ранее судимый за попытку изнасилования. Он работал в одном из автохозяйств Сыктывкара, иногда бывал и в Объячево.

Баранов приказал изучить путевые листы Петухова. Выяснилось, что тот частенько ездил за товарами в Киров. Последний раз – 31 августа. Возвратился в Сыктывкар  именно первого сентября. Если так, то мог заезжать и в Объячево. Однако допрос Петухова ничего не дал: водитель рассказал, что в Объячево он заезжал регулярно – обедал там в столовой. Да, был в селе и первого сентября, так что с того? Рейс длинный, ехать до дома ещё далеко, вот и решил перекусить.

Выглядело вполне правдоподобно, да и держался водитель на допросе спокойно, уверенно. А вот старый опер Баранов спокойствие потерял: чутьё подсказывало ему, что перед ним – убийца. Только ведь чутьё к делу не пришьёшь…

1984 год. Сотрудники управления уголовного розыска МВД Коми АССР. Слева направо: Александр Юрин, Николай Гуляев, зам. начальника Сыктывдинского РОВД, Константин Баранов, Борис Молодцов

Где результаты?

Петухов был взят в оперативную разработку с привлечением милицейских источников. Баранов, изучив окружение Петухова, ввёл в дело «оперативный источник», а проще говоря – своего человека. И тот принёс первую обнадёживающую информацию: после посещения следователя Петухов стал нервным и раздражительным, заявил, что собирается уезжать. Баранов завёл оперативное дело, которое получило кодовое название «Душегуб»…

Дело, как мы знаем, было на жёстком контроле Москвы, с министра ежедневно требовали отчёт, а он требовал результатов от своих подчинённых. Напряжение возрастало, нервы у всех на пределе. Замаячили «оргвыводы» – с отставками и последующими увольнениями. И вот однажды министр Гринин жёстко спросил на совещании: «Когда вы наконец задержите этого душегуба?»

После затянувшейся паузы подполковник Баранов ответил: «Товарищ генерал, уверен, что преступник будет задержан в ближайшее время. Есть подозреваемый, осталось кое-что доработать».

Белый бант

Вскоре источник доложил Баранову, что подозреваемый на днях выедет из Сыктывкара – получил обходной лист, собирает подписи. Во время распития спиртных напитков Петухов проболтался, что «менты наступают ему на пятки». И тогда Баранов дал задание источнику напроситься в гости «на отвальную» и, если удастся, разговорить Петухова.

План удался: за день до отъезда подозреваемого человек Баранова пришёл к нему и принёс… белый бант. Такие обычно вплетали в волосы школьниц первого сентября. Нашёл его источник Баранова на квартире холостяка Петухова, где они «праздновали» отъезд, а также сообщил, что Петухов пьян, собирается спать.

Медлить было нельзя, и Баранов с группой задержания выехал на квартиру подозреваемого. Дверь оказалась незапертой, хозяин спал на диване.

Петухов нисколько не удивился, когда его разбудили. А когда оперативники произвели обыск и в кладовке обнаружили детскую окровавленную маечку, ухмыльнулся и сказал: «Пишите: это я убил девчонку!» Очень спокойным голосом он рассказал, как совершил преступление.

После поездки в Киров по обыкновению заехал в Объячево в столовую. А выезжая из центра села, заметил девочку с большущим бантом на голове, идущую к окраинным домам. Село Объячево – длинное, идти девочке было далековато, по-этому она с радостью откликнулась на предложение подвезти её до дому.

Петухов завёз ребёнка на опушку леса, где изнасиловал и убил. А вот зачем взял с собой бант и окровавленную майку, объяснить не смог.

Приговор суда был суров: за изнасилование и убийство несовершеннолетней Николая Петухова приговорили к высшей мере наказания – расстрелу, который и был вскоре приведён в исполнение. А Константина Баранова и всю оперативную группу поощрили. Дело с контроля сняли…

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments