«Черномырдин обещал быть»

Как проходила первая в Республике Коми инаугурация её Главы

17:55. 12 июня, 2014  
  
1

Для «вишенки на торте» в воспоминаниях о первой половине 1994 года – переломного для Коми – «Красное знамя» обязано было вспомнить ещё об одном интересном моменте этих месяцев. Собственно, этот момент – официальное вступление в должность избранного 8 мая первого Главы республики – знаменовал собой окончательный переход от Советской системы власти к власти нового, постсоветского, времени. Она сосредоточивалась в руках одного лица.

В продолжение апреля 1994 года Коми так или иначе привлекла внимание федеральных политиков, и после выборов 8 мая в республику кое-кто из них приехал. С точки зрения внимания это было неплохо, но сами они вряд ли могли порадовать руководство региона. Ибо сначала приехал один из самых жёстких оппозиционеров Бориса Ельцина – депутат ещё расстрелянного Верховного Совета, а затем и Госдумы I (V) созыва Сергей Бабурин. А затем и сам Геннадий Зюганов, которому оставалось менее двух лет, чтобы эту жёсткую оппозицию воплотить в реальную, близкую к получению власти, альтернативу. Это было исключительно некстати для Юрия Спиридонова, который, впрочем, был озабочен не только и не столько такими визитами.

… и благосклонность федерального центра (справа – Сергей Филатов)

Анатолий Каракчиев, в описываемый период – председатель Сыктывкарского горисполкома, руководитель предвыборного штаба Ю.А.Спиридонова:

– Мы вовсе не стремились проводить предстоящие ина-угурационные торжества как-то чересчур торжественно и пышно. Было не до того. В республике не хватало многих продовольственных товаров, постоянными были задержки зарплаты. И мы хотели к инаугурации подготовить какие-то уже свои первые шаги. Чтобы народ почувствовал, что появилась новая власть, и эта власть начала решать проблемы.

В это время Юрий Алексеевич проводил интенсивные консультации со всеми по вопросу формирования нового правительства. Шли сплошные совещания, переговоры, как нам организовать власть, какие создать новые структуры. Всё было ещё в головах, отнюдь не на бумаге.

Инаугурация при этом оставалась на втором плане, хотя ею, конечно, тоже занимались. Занималась этим администрация… которой ещё не было. Был такой момент: Главой избран председатель Верховного Совета, но Верховный Совет – это только законодательный орган. Деньги-то всё равно у Совмина, чей председатель выборы проиграл.

Но всё равно присутствие администрации, которая занималась организацией будущей церемонии, ощущалось. В конце концов, существовал же общий отдел Верховного Совета…

Приведение к присяге первого избранного всенародным голосованием руководителя республики, несомненно, требовало особой церемонии, которую никто до сей поры никогда не проводил.

Анатолий Каракчиев:

– Мы не привлекали никого извне. Но съездили кое-куда в командировку. Это был Татарстан. Потому что мы всё-таки избирали не какого-нибудь губернатора. Но сценарий писали сами. Музыкальную часть делала, конечно, Ия Петровна Бобракова. Гастрономическая была возложена на ресторан «Вычегда» с дальнейшим продолжением в «Югöре».

Церемония вступления в должность первого Главы Республики Коми проходила в Театре оперы и балета в Сыктывкаре 7 июня 1994 года. Был очень жаркий день. Церемония предполагала следующую последовательность:

– председатель Избирательной комиссии РК (на тот момент – Юлия Солдатова) зачитывает её официальное решение об избрании Главы;

– новоизбранный Глава под звуки утверждённого незадолго до того гимна республики (ещё без слов, на музыку Виктора Савина в аранжировке Михаила Герцмана) торжественно входит в главный зал театра и проходит на сцену;

– он произносит присягу на верность Конституции РК сначала на коми, затем на русском языках;

– председатель Комитета конституционного надзора РК Юрий Гаврюсов, убедившись в соблюдении церемонии, объявляет о вступлении своего тёзки Спиридонова в должность Главы Республики Коми;

– следуют поздравления VIPов;

– после небольшого перерыва следует наиболее мучительная для завсегдатаев, особенно в тогдашнюю жару, часть – праздничный концерт;

– после концерта гостей перевозят на праздничный банкет в «Вычегду».

Главнейший вопрос любой подобной церемонии – уровень представительства. И в первую очередь – из администрации Президента.

Анатолий Каракчиев:

 – У Юрия Алексеевича авторитет в Москве был выше, чем у любого другого чиновника из Коми. Он лично поехал в администрацию договариваться о приглашении. Понятно, что оформлялось оно на самого Ельцина, но также было понятно, что шансы на его присутствие невелики.

На инаугурации Главы РК 7 июня 1994 года присутствовал руководитель администрации Ельцина Сергей Филатов.

Анатолий Каракчиев:

– Была довольно высокая вероятность того, что приедет Черномырдин (председатель правительства РФ в 1992-1998 годах Виктор Черномырдин – прим. ред.). Он Спиридонова Юрой называл, тот его – Степанычем. И Юрий Алексеевич, в общем-то, звонил Черномырдину, он обещал приехать. Но в последний момент звоню я в его аппарат, мне говорят: извините, у Виктора Степановича визит куда-то за рубеж.

Следующим кругом представительности были регионы.

Анатолий Каракчиев:

– Мы разослали приглашения, во-первых, близлежащим регионам, во-вторых, республикам. Сейчас уже трудно вспомнить, кто именно тогда приезжал. Но особенно запомнился, конечно, Аушев (первый президент Республики Ингушетия в 1993-2002 годах – прим. ред.). Он подарил Спиридонову кавказскую бурку.

Атмосфера во время инаугурации была совсем не официозная. Все шутили, разговаривали очень открыто, по-дружески, делились опытом: «Как там  у вас то? А вот это?..»

Делиться опытом в то время было очень кстати. Если в 1994 году губернаторов ещё беспрекословно назначали, то всенародно избранные руководители национальных республик ощущали на себе весь груз свалившейся на них ответственности.

Анатолий Каракчиев:

– Никакая инаугурация не стояла тогда на первом месте. Все хотели поскорее начать работать. Хотя лично мне, конечно, было страшновато – уходить с места председателя горисполкома, на котором у меня рейтинг был 90%, на неизведанную должность первого заместителя Главы по экономике.

Работы было очень много. И первый же вопрос, который задал мне Спиридонов после всех церемоний, был: «Анатолий, у нас денег не хватает. Где их возьмём? Нам нужно показать, что мы начали решать вопросы». Я говорю: «Юрий Алексеевич, давай возьмём кредит!» – «Какой кредит? Ты с ума сошёл?! Кто нам даст, мы же государство!» Я говорю: «А почему нет? Сейчас банки – коммерческие. Возьмём кредит, но кратковременный. Будем отдавать его за счёт источников бюджета». Нам же нужно было финансировать летние отпуска, пионерские лагеря, сенокос, дотации… Плюс шахтёры и не только шахтёры на тот момент продолжали получать деньги ещё из казны.

Он говорит: «Ну давай!» Я встречаюсь с Востряковым (президент АКБ «Комибанк» в 1991-1996 годах Виталий Востряков – прим. ред.), говорю: «Вы дадите нам кредит?» Он: «А почему нет? Дадим, конечно. С удовольствием!» Проценты, конечно, были тогда сумасшедшие. Мы взяли первый кредит на 40 млн. рублей, это по тем временам было достаточно много. И через 2-3 месяца вернули всё. Нам нужно было просто разобраться, где мы находимся и какие у нас есть источники погашения, и сколько налогов будет собираться. Менялась тогда и налоговая система. Эти вопросы нас тогда беспокоили значительно больше, чем инаугурация.
 

Поделиться в соцсетях

guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
мнениё
мнениё
02.08.2014 18:36

Спиридонов – трус и лжец. В августе 1991 года обманул весь народ РК.