К 25-летию I Съезда народных депутатов СССР

Главным героем I Съезда (помимо, естественно, самого Михаила Горбачёва) стал академик Андрей Сахаров. Его появление в публичном политическом пространстве само по себе было сенсационным. Но для публики главным стало даже не содержание его выступлений, а всё, что творилось в это время на трибуне, в президиуме и в зале. Сахаров, вероятно, сознавая значимость своей фигуры, без стеснения, хотя, конечно, вполне интеллигентно, рвался к микрофону и продолжал говорить, невзирая на нарастающий сначала гул, а затем и захлопывание с топотом.

09:30. 25 мая, 2014  
  
2

Мы продолжаем вспоминать события сравнительно недавние, но уже ушедшие и вошедшие в историю. В воскресенье исполнится 25 лет одному из них, и такому, которое без преувеличения можно назвать революционным в жизни СССР. 25 мая 1989 года в Кремлевском Дворце съездов открылся I Съезд народных депутатов Союза.

Дни радио

Такую картину, которая представала в СССР в дни с 25 мая по 9 июня 1989 года, вероятно, можно было до того наблюдать в считанные из многих лет дни: 22 июня 1941-го, 3 июля того же года, 9 мая 1945-го, не исключено – 4 октября 1957-го, безусловно – 22 апреля 1961-го. Это когда люди массово слушают радио, из которого до них доносятся действительно судьбоносные слова. Разница, наверное, заключалась только в том, что в 1989 году люди уже не собирались у чёрного или серого жерла, а носили приёмники с собой, плотно прижимая к уху.

И, конечно же, – в наличии телевизора. С радиоприёмником ещё можно было худо-бедно ездить или ходить. Телевизор же в те дни приковывал внимание напрочь, служа причиной служебных и семейных скандалов. Ибо и работа, и семейная жизнь встали. Все смотрели (или очень хотели смотреть) телевизор. Ничего подобного за всю свою предыдущую историю страна не знала: в прямом эфире впервые сравнительно свободно избранные депутаты говорили такие вещи, за которые ещё год назад можно было получить как минимум взыскание, а пять лет назад – конкретный срок по 70-й и 190-й статьям.

Люди кожей чувствовали, что являются современниками революционных событий.

На пути к парламентаризму

Идею вдохнуть реальную политическую жизнь в Советы народных депутатов Михаил Горбачёв озвучил ещё на январском 1987 года пленуме ЦК КПСС, с которого, в строгом смысле слова, и следует начинать отсчитывать Перестройку. Всем было очевидно, что Советы в том виде, в котором они сложились к середине 80-х, стали не более чем декорациями для формального одобрения решений, которые на самом деле принимаются партией. Конкретные формы преобразования Советской власти были предложены Генеральным секретарём ЦК на XIX Всесоюзной партконференции (ставшей тоже весьма значимым событием не только в жизни КПСС, но и всей страны).

Согласно этим предложениям, Верховный Совет СССР в том виде, в котором он существовал до того: избираемый напрямую народом, но собирающийся два раза в год, – прекращал своё существование. На его месте должен был возникнуть расширенный аналог – Съезд народных депутатов, две трети которых избирались по округам, а треть – от политических и общественных организаций. Из своего состава съезд должен был избирать Верховный Совет, который в свою очередь уже должен был работать постоянно, подобно настоящим парламентам мира.

Именно этот постоянно работающий орган был призван стать альтернативой ЦК КПСС. Именно в него, по мысли инициаторов реформы, с течением времени должны были перетечь со временем реальные властные полномочия.

Течение времени, однако, оказалось куда более быстрым, чем предполагал Горбачёв.

Ельцин, Тбилиси, пленум и телевизор

Скорость начала нарастать, конечно, ещё до 1989 года, однако с его началом темп общественной жизни ускорился стремительно.

Во-первых, обнаружился и начал пугающе наливаться политической силой лидер оппозиции Горбачёву слева Борис Ельцин. Сегодня мы знаем, какую роль сыграет этот человек в развале Советского Союза.

Во-вторых, сразу после выборов народных депутатов СССР, 9 апреля, прошли беспорядки в Тбилиси, резко обострившие повестку дня, особенно в контексте устройства Союза и межнациональных отношений.

В-третьих, буквально за три дня до открытия съезда собрался пленум ЦК. В выступлениях его участников сквозила неприкрытая тревога за то, как пройдёт съезд, депутаты которого избраны неподконтрольным партии образом. В числе таких выступавших был, кстати, и первый секретарь Коми обкома КПСС Владимир Мельников… но откуда, собственно, мы знаем об этом? Ведь, в отличие от съездов партии, информация о пленумах всегда ограничивалась кратким официальным сообщением ТАСС.

В ходе пленума проголосовать за публикацию его стенограммы изощрённо заставил сам генсек: «Думаю, ввиду огромной важности сегодняшнего пленума и открывающегося съезда товарищи согласятся, что нам необходимо опубликовать тексты сегодняшних выступлений, чтобы ознакомить с ними всю партию» (цитирую по памяти). Сам факт такой публикации накалил предсъездовскую атмосферу и словно оголил элиту КПСС перед народом.

Наконец, было принято решение вести со съезда прямую трансляцию. Сила СМИ вообще и телевидения в частности идеологам Перестройки была уже отлична известна. Хотя, думаю, вряд ли даже они могли прогнозировать случившийся эффект.

Усть-цилемский Сахаров

Коми АССР на съезде представляли 19 депутатов, из которых 16 были избраны по округам, трое – от общественно-политических организаций. Интересно, что ни первый, ни второй секретари обкома партии – Владимир Мельников и Юрий Спиридонов – не воспользовались возможностями «красной сотни», как тогда называли 100 депутатов от КПСС. Они пошли по округам и честно выиграли по ним. От партии был избран строитель Николай Найдёнов, от ВЛКСМ – учитель из Печоры Олег Вострухов, от Детского фонда – директор Сыктывкарской школы-интерната № 1 Александр Католиков.

Главным героем I Съезда (помимо, естественно, самого Михаила Горбачёва) стал академик Андрей Сахаров. Его появление в публичном политическом пространстве само по себе было сенсационным. Но для публики главным стало даже не содержание его выступлений, а всё, что творилось в это время на трибуне, в президиуме и в зале. Сахаров, вероятно, сознавая значимость своей фигуры, без стеснения, хотя, конечно, вполне интеллигентно, рвался к микрофону и продолжал говорить, невзирая на нарастающий сначала гул, а затем и захлопывание с топотом.

На съезде чуть было не состоялись первые альтернативные выборы главы государства. По тогдашней Конституции СССР, таковым провозглашался Председатель Верховного Совета, и избирать его следовало именно на съезде, и именно индивидуально. Кто будет избран, ни у кого не возникало сомнения, но вдруг свою кандидатуру выдвинул инженер из Мурманска Александр Оболенский. «Я не идиот и отлично сознаю, что председателем Верховного Совета будет избран Михаил Сергеевич, – сказал он. – Но я поступаю так для того, чтобы мы смогли наконец впервые попробовать избрать руководителя нашего государства на альтернативной основе» (цитирую по памяти). Увы: большинство депутатов проголосовало против включения Оболенского в бюллетень для голосования.

Понятно, что острым интересом на съезде была окружена фигура Ельцина. Главным вопросом здесь был: пройдёт или не пройдёт опальный политик в Верховный Совет? Как мы помним, на выборах он не прошёл, и именно тогда ректор Московского историко-архивного института Юрий Афанасьев произнёс свои знаменитые слова об «агрессивно-послушном большинстве». В результате произошла ещё одна сенсация: избранный в Верховный Совет юрист из Омска Алексей Казанник уступил Ельцину своё место в парламенте, чего, как известно, будущий Президент России не забыл, назначив Казанника генеральным прокурором.
На первом съезде начали всходить звёзды Анатолия Собчака, Гавриила Попова, Сажи Умалатовой, Юрия Болдырева, Витаутаса Ландсбергиса, Казимеры Прунскене и многих-многих других будущих политиков разного масштаба. Их яркие выступления приковывали неизменное внимание народа.

Но и на этом фоне Коми смогла отличиться. И произошло это не за счёт первого секретаря обкома, чьё выступление наделало шуму за год до того, а за счёт никому дотоле неизвестного устьцилёма – механика Трусовского совхоза Вавила Носова. В один из съездовских дней на трибуне внезапно появился бойкий мужичок с характерным северным акцентом, который, нисколько не смущаясь громадностью и представительностью собрания, принялся говорить о самых актуальных, с его точки зрения, проблемах. Среди них он, прозревая будущие дебаты об итогах приватизации, выявил и вот какую:

– Михаил Сергеевич, трудящиеся встревожены нарастающим богатством и влиянием кооператоров. Что же это получается? Разве мы не помним народную пословицу: «От трудов праведных не наживёшь палат каменных»?.. (цитирую по памяти)
Выступал и Мельников, но на фоне того, что говорилось на съезде, его речь оказалась достаточно тусклой и ничем особенным не запомнилась. Однако буквально через полтора месяца после съезда Горбачёв пригласил Владимира Ивановича возглавить Министерство лесной промышленности СССР. Открыв тем самым дорогу к руководству республикой Юрию Спиридонову.

А ещё через полтора года уже Президент СССР позовёт в Кабинет министров ещё одного народного депутата Союза от Коми – Сергея Лущикова – стать министром юстиции.

Это были две самые выдающиеся политические карьеры избранников республики 1989 года.

Надежды и разочарования

Первый Съезд народных депутатов СССР дал такой мощный толчок общественно-политическим процессам в стране, что перестал поспевать за ними сам. Собственно, до того это произошло с самим Горбачёвым. В ходе и после съезда он выглядел и ощущал себя его триумфатором, это воистину был его звёздный час – но мы, ныне живущие, и уж тем более сам Михаил Сергеевич понимаем, какая пропасть уже разверзлась под ним.

Какое-то время народные депутаты СССР ещё были на передовой общественных перемен. В декабре 1989 года они осудили пакт Молотова-Риббентропа (тем самым дав почти юридическое обоснование будущему отделению республик Прибалтики). В марте 1990-го они отменили 6-ю статью Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС в политической жизни советского общества.

Но в этом же марте прошли выборы в союзных и автономных республиках. И уже 15 марта, в день открытия III Съезда, Литва, первой из прибалтийских республик, объявила о своей независимости. Впереди было избрание Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР, впереди была Декларация о независимости России, впереди были двусторонние межреспубликанские договоры, провозглашавшие желание «обойтись без союзного центра».

Маятник общественного внимания и общественной поддержки перемещался в сторону прямых конкурентов союзных нардепов – их коллег в РСФСР, избиравшихся ещё более свободно и отличавшихся большим радикализмом. На фоне народных депутатов России союзные в тогдашнем политическом спектре неизбежно начали сдвигаться вправо, в сторону, если угодно, охранительную. Ибо они чувствовали, как сама почва под ними трясётся и расползается – вместе с единой страной.

Уже IV Съезд проходил в декабре 1990 года в гнетущей атмосфере ожидаемой катастрофы. Среди депутатов уже образовалась немаленькая коалиция, открыто, устами Сажи Умалатовой, потребовавшая отставки Горбачёва. Уже самих союзных депутатов либеральные СМИ, господствовавшие в поле общественного мнения, открыто называли «реакционерами».

Ну а далее наступил 1991 года, после августа которого политическое пространство Советского Союза переформатировалось настолько сильно, а его народные депутаты оказались настолько неповоротливыми, что часы времени начали неумолимо отбивать последние дни их работы. Верховный Совет СССР собрался на своё заседание только 26 августа – когда в стране уже стоял оглушительный треск от фактически откалывающихся республик; а съезд – и того позже, только 5 сентября. Этого дня ждали с особенным нетерпением: ведь речь шла о работе высшего органа власти в государстве, который мог принять любое решение.

И день этот обернулся подлинным всесоюзным срамом. На трибуну вышел президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и от имени руководителей союзных республик «ввиду изменившейся политической ситуации» (а она действительно изменилась до неузнаваемости) предложил съезду фактически самоупраздниться. И большинство депутатов проголосовали за это! Смиренно отвалив от себя приставку «агрессивно» в том самом афанасьевском определении.

Так фактически закончилось время народных депутатов СССР. Далее ещё был сформированный по-новому Верховный Совет Союза, который практически не работал, далее была Беловежская Пуща, далее была отчаянная попытка Сажи Умалатовой и Виктора Анпилова созвать VI съезд – но к реальной политической жизни всё это уже не имело никакого отношения. Жернова истории мололи беспощадно. И смололи тех, кто приложил к их вращению такие искренние и такие энергичные усилия.

Народные депутаты СССР от Коми АССР

Георгий Афанасьев, главный врач санатория «Серёгово»

Валентин Бровкин, начальник бумажного производства Сыктывкарского ЛПК

Олег Вострухов, преподаватель одной из школ г.Печора

Леонид Горшков, заместитель председателя Совета Министров РСФСР

Степан Игнатов, главный экономист совхоза «Помоздинский»

Виктор Кармановский, начальник НГДУ «Усинсктермнефть»

Александр Католиков, директор Сыктывкарской школы-интерната № 1

Альберт Круглов, командир экипажа Сыктывкарского авиаотряда

Григорий Курочка, избран в Воркуте

Владимир Лушников, бригадир ПО «Интауголь»

Сергей Лущиков, заместитель министра юстиции Коми АССР

Валерий Максимов, помощник бригадира шахты «Северная» (Воркута)

Владимир Мельников, первый секретарь Коми обкома КПСС

Николай Найденов, строитель из Сыктывкара

Вавил Носов, механик совхоза «Трусовский» (Усть-Цилемский район)

Анатолий Оськин, директор Сосногорского леспромхоза

Юрий Спиридонов, второй секретарь Коми обкома КПСС
Виктор Филиппов, директор института «ПечорНИПИнефть» (Ухта)
Галина Черных, директор Объячевской средней школы

Поделиться в соцсетях
  • 4
    Поделились

avatar
1000
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Депутатмнениё Recent comment authors
новые старые популярные
мнениё
Гость
мнениё

Сахаров, вероятно, сознавая значимость своей фигуры, без стеснения, хотя, конечно, вполне интеллигентно, рвался к микрофону и продолжал говорить, невзирая на нарастающий сначала гул, а затем и захлопывание с топотом.——————Тогда, на съезде, сообщение Сахарова о том, что в Афгане с советских вертолетов расстреливались наши окружённые моджахедами солдаты вызвало бурю негодования. До… Читать далее »

Депутат
Гость
Депутат

Выстроилась очередь в Думе к микрофону:Каждый хочет высказать то, что на душе.Молодые – шустрые, разве их догонишь!Молодые – скорые, впереди уже. Долго подключения ждёт седой мужчина,Сахаров. Сегодня здесь Думы депутат!Жизнь в стране неважная, разве не причинаВсем напомнить это. Не все же говорят… Как хирург умелый, здесь Сахаров вскрываетГнойники и язвы… Читать далее »