Иван Бихерт дважды за один день обманул смерть

Происходило всё мгновенно, много быстрей, чем пишутся эти строки. Милиционер приказал: «Бросай оружие!», затем произвёл из пистолета предупредительный выстрел вверх. Но бросать нож преступник явно не собирался. После второго выстрела в воздух преступник остановился: «Что ж ты, опер хренов, сам со стволом, а меня разоружить хочешь? Это несправедливо! Я пику брошу, если ты свой ствол скинешь!»

08:17. 10 мая, 2014  
  
0

8 мая, исполнилось бы 70 лет со дня рождения Ивана Ивановича Бихерта, полковника милиции, прослужившего почти 30 лет (с 1967 по1995 годы) в органах внутренних дел Республики Коми. Его послужной список открывается записью о назначении на должность оперуполномоченного уголовного розыска, закончил же он свою трудовую деятельность на посту начальника Управления внутренних дел Сыктывкара. Заслуги Ивана Бихерта отмечены многими ведомственными и государственными наградами, ему присвоены звания заслуженного работника МВД СССР и Республики Коми. Он стал настоящей легендой сыска для сослуживцев…

Это было в начале осени 1974 года.

После ночного дежурства медсестра городской больницы Елена Вязова спешила домой встревоженная: муж, который обычно сразу отвечал на её звонки, в это утро к телефону почему-то не подходил. Ей вспомнился недавний визит странного гостя, с которым её Константин разговаривал на повышенных тонах. Молодость свою муж Елены провёл в колонии, и она очень не любила визитёров из прошлого, а тот незваный гость был явно из прежних знакомцев Константина: кисти рук в наколках, на одной Елена разглядела трёхгранный нож со змеёй…

Тревога оказалась не напрасной: на звонок в дверь никто не откликался. Елена вынула ключ и стала открывать замок, но дверь оказалась не заперта. В зале женщина увидела сидящего в кресле мужа – мёртвого…

Шнур телефона был перерезан, и Елена поднялась этажом выше к соседям, откуда позвонила в милицию. Минут через двадцать прибыла оперативно-следственная группа. Судебный медик, осмотрев труп Вязова, констатировал, что смерть наступила мгновенно, убийца действовал ножом с трёхгранным лезвием. Произошло это, по мнению эксперта, часа четыре назад. Иван Бихерт, взглянув на часы, определил, что убийца был в квартире примерно в пять утра и вряд ли далеко ушёл.

От Елены Вязовой опер-уполномоченный узнал, что к её мужу за день до случившегося приходил мужчина по имени Виктор. Женщина вспомнила, что хозяин и гость закрылись в дальней комнате и долго беседовали, причём разговор проходил на высоких тонах. До неё долетали обрывки фраз о каких-то деньгах и о том, что кто-то кого-то подставил. Потом хмурый гость, не прощаясь, ушёл, хлопнув входной дверью так, что та чуть не слетела с петель…

Бихерт вызвал кинолога с собакой. Служебный пёс Индус легко взял след и вскоре привёл сыщиков к двухэтажному деревянному зданию с пожарной лестницей снаружи. Перед ней Индус остановился, поднял голову вверх, как бы указывая на то, что след ведёт на крышу. Оставив пса внизу, Иван Бихерт вместе с проводником Иваном Сажиным поднялись по лестнице наверх и увидели на плоской крыше сооружение, похожее на будку. Вход в неё был с другой стороны, поэтому милиционеры решили обойти будку с двух сторон.

Когда Сажин скрылся за углом, из-за ближайшей стенки к Бихерту бросился высокий мужчина. Было ему на вид лет сорок, причём он полностью был похож на визитёра, которого описала Елена Вязова. Успел сыщик разглядеть и татуировку на руке – кинжал с обвившейся вокруг лезвия змеёй. Ну а главным подтверждением того, что перед ним убийца, был трёхгранный стилет в руке нападавшего.

Происходило всё мгновенно, много быстрей, чем пишутся эти строки. Милиционер приказал: «Бросай оружие!», затем произвёл из пистолета предупредительный выстрел вверх. Но бросать нож преступник явно не собирался. После второго выстрела в воздух преступник остановился: «Что ж ты, опер хренов, сам со стволом, а меня разоружить хочешь? Это несправедливо! Я пику брошу, если ты свой ствол скинешь!»

Иван Бихерт понял, что уголовник «поймал кураж», – уверен, что стрелять в него не будут, а физически он явно сильнее оперативника, и потому победа будет за ним. Что делать – стрелять на поражение?

Преступник  будто почувствовал неуверенность милиционера и приблизился к нему вплотную: ещё мгновение, и пустит нож в дело. Тогда Бихерт направил пистолет прямо в голову нападающему, но чуть отвёл оружие в сторону и выстрелил – пуля просвистела возле головы нападавшего, тот отпрянул и остановился.

«Брось нож и будешь жить!» – приказал Бихерт. Но бандит только злорадно хохотнул: «Не нужна мне такая жизнь, я своё уже отжил, другой жизни не будет. Так что кончай меня, мент!» Тут из-за угла выскочил Иван Сажин, в мгновение ока набросил собачий поводок на шею бандиту и потянул на себя. Преступник завалился на спину, и оперативники надели на него наручники…

Уже в дежурной части задержанный рассказал, что шесть лет назад он «взял кассу» на одном из предприятий и отдал четыре тысячи рублей на хранение Вязову. (По тем временам это были громадные деньги – новенькие «Жигули» тогда стоили пять тысяч рублей). Через несколько дней его арестовали. А недавно он освободился и пришёл за деньгами к Вязову. Тот, вместо того чтобы вернуть деньги, стал угрожать, за что и был убит…

Так сложилось, что в этот же день Иван Бихерт подвергся ещё одному испытанию, не менее опасному. После того, как убийцей Вязова занялся следователь, Бихерт отправился в свой кабинет. Было обеденное время, и сыщик налил себе кофе, однако допить его не успел. Дежурный сообщил о поступившем звонке с улицы Клары Цеткин – женщина опознала в прохожем находящегося в розыске беглого заключённого Бобрецова, портрет которого видела на стенде «Их разыскивает милиция». Звонившая сообщила, что этот человек направился в дом, где проживает бывший зек Кукольников, которого она хорошо знает.

Действительно, уже второй месяц сбежавший из колонии-поселения Бобрецов находился в розыске. Оперуполномоченный Бихерт с водителем Алексеем Замысловым выехали по названному адресу на улице Клары Цеткин. В то время это был сплошной частный сектор со старыми домами и большим количеством деревьев. Вот под их прикрытием милиционеры и подошли к дому, в котором, как утверждала бдительная женщина, и скрылся беглый преступник. На улицу выходило одно окно, ещё два – во двор.

Бихерт приказал Замыслову смотреть за окнами, а сам поднялся по ступеням высокого крыльца, прошёл по коридору, распахнул обитую дерматином дверь и был ослеплён светом – в окна помещения, куда он вошёл, било яркое солнце. Милиционер почувствовал сильный табачный запах, а вот увидеть ничего сначала не смог – только клубы дыма и пыли. Боковым зрением он увидел какой-то силуэт, мелькнувший в глубине комнаты, затем раздался звук разбитого стекла, а потом оперативник увидел две яркие вспышки где-то на уровне глаз. Одновременно ударил звук спаренного ружейного выстрела.

Секундой позже Бихерт пришёл в себя, качнувшись, оказался в тени и увидел: в трёх шагах от него мужчина с ружьём у окна пытается его перезарядить, вытаскивая из стволов дымящиеся гильзы. Бихерт бросился к мужчине, схватил двумя руками за ствол и стал вырывать из рук стрелявшего. Тот сопротивлялся, и неизвестно, чем бы закончилась схватка, если бы влезший через окно Замыслов не ударил стрелявшего рукояткой пистолета между лопаток. Хватка его ослабла, что дало возможность Бихерту вырвать ружьё из рук бандита. Уже вдвоём милиционеры повалили преступника на пол. С большим трудом им удалось связать задержанного брючным ремнём.

Лишь после этого Бихерт понял, что даже не ранен. «Как же так, ведь он стрелял в меня в упор!» – обратился он к Замыслову. «Да он бы убил тебя, Иван Иваныч, но я пистолетом выбил стекло, – пояснил водитель. – Солнце помогло: мне хорошо было видно, что происходит в доме, вы оба, как на ладони, видны были. А стрелять в него, когда он ружьё подымал, я не мог – ты как раз на линии огня был. Вот и брякнул со всей дури в окно. На этот звук он и среагировал, рука дёрнулась, а заряды прошли в сантиметре от твоей груди. Смотри, весь косяк разворочен! Видать, не судьба тебе сегодня быть убитым…».

Вскоре Бобрецов на дежурной машине был доставлен в ОВД. Что интересно: хозяин дома Кукольников при его задержании  мирно спал на стареньком диване. После обильного возлияния с гостем он не проснулся даже от выстрелов…

В тот осенний день 1974 года никаких происшествий за время дежурства Ивана Бихерта больше не произошло. Это был вполне себе рядовой рабочий день советского опера…

 

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments