К Празднику победы: подвиг сапера

За что получил звание Героя бывший олений погонщик

22:12. 12 апреля, 2014  
  
0

В памяти земляков

Старый пастух из Мохчи немало доброго рассказывал о юношеских годах Андрея Хатанзейского. «Ремонтируя свои нарты или чиня сети, он всегда что-то напевал про себя. А когда проводил дежурство у оленьего стада, часто пел во весь голос, и песни его слушали холмы, облака да чуткие животные. И ещё он немало времени уделял обучению своих оленей спортивным бегам. Правда, первые призы на гонках ему не доставались, опыта ещё не было, но он был уверен, что и о его быстроногих оленях пастухи Большеземельской тундры сложат легенды. Тундру он знал хорошо, память была отличная… Андрей был из тех людей, которые органически не могут оставаться равнодушными, с чем бы ни сталкивала их жизнь». Что-то ещё хотел сказать старик, но глаза увлажнились, и он замолчал…

Учился военному искусству

В феврале 1942 года Андрея Хатанзейского односельчане провожали в армию. Три месяца прошли в Великоустюгском пехотном училище. Фронтовую жизнь начал под Сталинградом в 341-м отдельном сапёрном батальоне 233 стрелковой дивизии. Всю войну в одном подразделении, на войне редко так бывает. Правда, из-за ранения на какое-то время приходилось покидать свою роту, но после выздоровления всегда возвращался к своим сослуживцам, с которыми с боями прошёл от Волги до Венгрии. Нелёгок и ответственен труд сапёра. Трудно подсчитать, сколько вражеских мин обезвредили его руки, сколько своих мин установили, сколько перерезали колючей проволоки, построили переправ через Днепр, Южный Буг, Днестр, другие водные преграды.

Боевые будни

В начале августа 1943 года под Харьковом 233-я стрелковая дивизия вела тяжёлые оборонительные бои. Сапёрное отделение выполняло обязанности подвижной группы разграничения. В ночь на 2 августа сапёры выдвинулись к переднему краю вражеской обороны и в полной темноте установили более 50 противотанковых мин. Утром Хатанзейский повёл сапёров на новое задание – провести инженерную разведку местности для предстоящего наступления. Скользя по мокрой земле, сапёры наткнулись (спасибо миноискателям) на огромное минное поле противника. Его во что бы то ни стало требовалось срочно обезвредить. Дружно заработали бойцы, забыв про усталость после бессонной ночи и опасность вражеского обстрела. За короткое время сапёры отделения Хатанзейского обезвредили 416 мин, из них лично Хатанзейский – 201, в том числе семь мин, установленных, как «неизвлекаемые». За этот подвиг сержант Хатанзейский награждён орденом Красной Звезды. За боевые действия под Сталинградом он был удостоен медали «За отвагу».

Шёл в атаку сержант

233-я дивизия, в которой он воевал, закончив уничтожение неприятельской группировки войск юго-восточнее Белграда и сделав большой бросок к Дунаю (севернее реки Драва), встала в оборону на правом берегу реки, в районе г.Бездана. На противоположном берегу виднелись югославские селения, превращённые немцами в мощный узел сопротивления. На Дунае, в Югославии, сержант Хатанзейский совершил подвиг, который отмечен высшей наградой Советского Союза. В ночь на 7 ноября 1944 года на вражеский берег отправились сапёры под командой капитана Зюльковского. Им предстояло проникнуть в самое сердце вражеской обороны – в район порта и железнодорожного узла Батина. На лёгкой лодке сапёры преодолели огневой вал и, ринувшись на берег, с ходу ворвались во вражеские укрепления. А через некоторое время на этом маленьком клочке земли высаживались и сразу вступали в бой пехотные и артиллерийские части 233-й дивизии и 12-го корпуса Югославской народно-освободительной армии. Красноармейская газета «Вперёд, за Родину» писала: «Рядом с офицером Зюльковским шёл в атаку сержант А.Хатанзейский. В каком-то яростном упоении он рванулся в траншею и разрядил полдиска, уложив при этом несколько немцев. А потом сапёры обеспечивали переправу. Сержант Хатанзейский несколько дней переправлял на правый берег стрелковые части».

Последний бой

Потом сапёры Хатанзейского прокладывали путь наступающим войскам в районе озёр Веленце и Балатон (Венгрия). Иной раз им приходилось захватывать в тылу средства переправы у неприятеля и удерживать до прихода наших войск или же разрушать их, чтобы отрезать путь отступления врагу. Длительными и очень тяжёлыми были бои в районе озера Балатон. Под неприятельским огнём несли потери и наши сапёрные подразделения. «При минировании на переднем крае, – сообщалось в боевом донесении дивизии от 14 февраля 1945 г., – от разрыва мин погиб командир отделения 341 ОСБ сержант Хатанзейский А.Г.». Его похоронили в братской могиле в Карп-Яшланг, недалеко от хутора Единпусты (Западная Венгрия). А 25 марта 1945 года вышел Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР о присвоении Хатанзейскому Андрею Гурьевичу звания Героя Советского Союза (посмертно).

Муза бойца

В часы затишья Андрей часто вспоминал Клавдию Беляеву, милую черноглазую девушку, вместе с которой он учился в Мохчинской средней школе. Их в один год призвали в армию. Клавдия все годы войны была зенитчицей, обеспечивала охрану Мурманского порта и Кировской железной дороги. Всю войну молодые переписывались. Клавдия Семёновна сохранила все письма любимого. Вот выдержки из писем Андрея.

28.11.1943 год «… Пишу и думаю: придёт ли то время, когда мы вернёмся в своё село. Я сейчас писем не получаю ни от кого, кроме тебя… Вчера мы спали в доме, а ночью в дом попал снаряд. Убило 14 человек. Мы пока живы, остались пятеро…»

29.01.1944 год «… Новый год праздновал в пороховом дыму под разрывами снарядов – это тоже концерт».

25.02.1944 год «…подо мной куча соломы да сырая мать-земля, с которой уже два года не расстаюсь ни на минуту… Я сейчас на фронте, бью немецкие полчища, очищаю Советскую Украину».

24.11.1944 год «Давно уже на фронте. День и ночь гремит и дождит железным дождем… уже исполняется три года, как я ушёл из дома. Эти три года не забуду, если останусь живым. Я уже больше ведра крови пролил, пять раз был ранен, а домой писал, будто бы три раза. Во-первых, сообщаю о себе. Живу пока ничего, рана не зажила ещё. Во-вторых, сообщаю, что твой брат Александр погиб в боях с немецкими захватчиками. Клава, у нас, если останемся живыми, всё впереди. … Роем окопы и ложимся, а пройдёт час – до колена вода. И это ещё не всё. Ночью идёт железный дождь и гром стоит, смотришь кругом – кто перед смертью кричит маму или брата, или сестру. Здесь очень тяжело стало воевать… Я сейчас нахожусь на берегу Драва, притока реки Дунай».

* * *

Его венгерские друзья Х.Харенцем, У.Умре и Л.Эрне писали, что вблизи Балатона создаётся музей советской военной славы. Они просили прислать материалы о Герое Советского Союза А.Г.Хатанзейском. Все требуемые материалы были высланы. Сёстры Андрея Гурьевича хотели посетить Венгрию, увидеть места, где погиб их брат. Но поездка, увы, сорвалась.

Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments