Вспоминая Пучкова

Академик Юшкин о своём соратнике и друге

Автор:   
13:36. 24 марта, 2014  
  
0

Мы уже рассказывали на страницах «Северной широты» о выдающемся учёном современности, выросшем среди соцветия коллег сыктывкарского Института геологии, Викторе Николаевиче Пучкове. Пять лет назад были опубликованы выдержки из очерка  его друга и сподвижника, доктора наук Якова Юдовича под названием «Континенты Пучкова». Но к числу друзей Виктора Николаевича  причислял себя и другой выдающийся учёный – академик Николай Юшкин.  Недавно вышла его книга «Очерки об учёных», в которой есть и страницы, посвящённые Пучкову. Публикуем выдержки из документального рассказа академика.

Амбиции молодых

Виктор Пучков – один из самых известных и выдающихся учёных, создатель многих новаторских, «прорывных» исследовательских технологий, мой друг ещё с нашей далёкой юности. В начале романтических шестидесятых годов судьба свела нас в одних структурно­-академических «координатах» в Коми филиале Академии наук СССР в Сыктывкаре, в Институте геологии. Он прибыл сюда после окончания Московского гос­университета в сентябре 1960 г. и проработал до 1974 г.; я пришёл из среднеазиатской геологоразведки в июне 1961 г.

Коллектив института был преимущественно молодёжным, любознательным, деятельным, амбициозным. Здесь была прекрасная, дружелюбная атмосфера, способствовавшая творчеству, развитию личности и профессионализма, добрых человеческих отношений. Она создавалась не только коллективообразующей общественной системой, но и внутренней потребностью самой молодёжи к объединению, взаимоподдержке.

Брался за всё

Виктор Пучков, внешне казавшийся несколько медлительным, инфантильным, с первых же лет был в числе молодёжных активистов, организаторов и участников всех культурных, спортивных, а тем более научных акций и мероприятий. Его избирали в руководство общественных организаций, он был внештатным сотрудником газеты «Молодёжь Севера», членом идеологической комиссии при обкоме комсомола, активным лектором, даже два года возглавлял сыктывкарскую организацию общества «Знание».

В 1969 году мы с Виктором попали в состав большой молодёжной делегации, направленной в Москву в честь полувекового юбилея Коми комсомола. На встрече в ЦК ВЛКСМ нам удалось привлечь внимание руководства страны к волновавшей тогда республику проблеме создания Сыктывкарского госуниверситета, который общими усилиями был вскоре открыт.

Страсть исследователя

Главным приоритетом сыктывкарского периода жизни Виктора Пучкова были, конечно, не общественная деятельность, а сама наука. Он пришёл в институт уже основательно подготовленным в геологической теории, методологии, да и в практике, поэтому знал, как делать жизнь. Углублённо изучал литературу по общим и региональным проблемам, причём не только из фондов довольно богатой филиальской библиотеки, но и через заказы по межбиблиотечному абонементу. Виктор пришёл уже увлечённым геомобилизмом, ещё не очень признаваемым, особенно в нашей стране. Сразу же поставил цель создать свою современную концепцию и целеустремлённо работал над ней при поддержке и наставничестве своего учителя – профессора, а затем академика П.Н.Кропоткина.

Интерес и упорство

В те годы учёные интенсивно, но не очень эффективно учили иностранные языки, для молодёжи это было обязательным. Виктору удалось уговорить руководство филиала включить его в аспирантские группы по изучению английского и немецкого языков, хотя он не был аспирантом. Мне, тогда студенту­-заочнику, тоже разрешили заниматься в одной с Виктором английской группе, и, наблюдая за ним, я восхищался упорством, рационализмом, стремлением к достижению результатов. Он безупречно выполнял все задания, лидировал на «разговорных» занятиях, читал всё, что попадалось иноязычное. Кроме английского и немецкого, он самостоятельно учил еще французский и итальянский, отдавая этому не только всё свободное время, но и его «кусочки» между делами. Мы читали журнальные статьи и наводнившие книжные магазины адаптированные художественные книжки, Виктор – толстые монографии и оригинальные литературные произведения. Всегда – на совещаниях, за обедом, на дружеских встречах, у экспедиционных костров – он то и дело доставал карманный словарь и учил слова. Главное – словарный запас, а грамматический «стиль» сложится.

Впрочем, пример для полиглотских устремлений у Виктора был рядом: в филиале трудился географ­мерзлотовед Л.А.Братцев, знавший несколько десятков иностранных языков и осваивавший любой новый язык за несколько недель, а то и дней.

Полярными маршрутами

С первого же полевого сезона началась длительная и многотрудная экспедиционная работа, которая у Виктора Николаевича продолжается и по сей день. Первые его маршруты «покрывали» полуостров Канин и Тиман, затем Северный, Приполярный и Полярный Урал. В 1967 г. он впервые сам возглавил геологический отряд на Полярный Урал.

В следующем полевом сезоне в отряде М.В. Фишмана вместе с Б.А. Голдиным, Е.П. Калининым он исследовал гигантский гранитный массив Мань­Хамбо, уточняя его структурное положение и возраст. Я тоже был участником той экспедиции. А в 1965 г. мы с ним проработали очень тяжёлый сезон в геологическом отряде Е.П.Калинина, изучая геологические особенности, петрографию и минералогические особенности Илычского Поясового Камня и его склонов от Мань­Хамбо до истоков Печоры.

Кандидатскую диссертацию «Структурные связи западного склона Урала и Русской платформы» Пучков защитил в 1970 г. К этому времени он был уже известным и авторитетным геологом, не только ведущим свои плодо­творные исследования, но и активно разрабатывающим и реализующим общую стратегию изучения региона. В одном из своих очерков я назвал его «генератором новых идей», и это вполне справедливо. Сейчас его лидирующая роль в целом ряде важнейших направлений возросла до мирового уровня.

Одновременно с региональными исследованиями Виктор Николаевич интенсивно работает в области теоретической геотектоники, развивая свои мобилистские идеи. Его изыскания «вылились» в публикацию в 1964 г. в «Известиях АН СССР» фундаментальной статьи «Происхождение рифтовых морей». Это выдающийся результат деятельности молодого учёного, подкреплённый следующей не менее претенциозной работой «О перемещении континентов» в журнале «Геотектоника». Замечу, что это было время, когда идеи мобилизма только начинали входить в умы советских геологов и воспринимались далеко не беспрепятственно. Работы Пучкова были восприняты тем не менее благосклонно, он уверенно вошёл в тектоническое сообщество, его труды получали неизменно высокую оценку.

В 1968 г. была учреждена премия Коми комсомола, в том числе и за лучшие работы в области науки и техники. В числе первых молодых учёных – лауреатом в этой премии был и Виктор Пучков, отмеченный именно за теоретические исследования в геотектонике.

Мировое признание

В 1974 г. В.Н.Пучков уезжает из Сыктывкара в Свердловск, где в Институте геологии и геохимии Уральского научного центра распространяет свои регионально-­тектонические исследования на весь Урал и сопредельные регионы, а в 1991 г. его избирают директором Института геологии Уфимского научного центра. Дружеские и деловые связи с сыктывкарскими геологами не прекращаются и не ослабевают.

Знание языков обеспечило Виктору Николаевичу широкие международные связи как по переписке, так и личные. Ездить за рубеж, вопреки распространяемой сейчас дезинформации, в 1970–1980­е годы было нетрудно. Существовали разные «линии»: научный обмен, научный туризм, интуризм, молодёжный туризм, и мы активно участвовали в интересующих нас научных встречах.

В 1989 г. в составе большой делегации советских геологов, занявшей целый лайнер, мы с Виктором участвовали в работе 28­й сессии Международного геологического конгресса в Вашингтоне. Это была последняя официальная делегация нашей страны, далее на геоконгрессы мы прибывали кто как мог, порознь. Помнится, Виктор вёз в качестве подарка от своего брата-­альпиниста одному из американских покорителей горных вершин наш зековско-­рабоче-­крестьянский ватник. Он считался чуть ли не лучшим компонентом альпинистского снаряжения: всё натуральное, ни грамма синтетики.

 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000