Через все невзгоды

Михаил Ермолаев мог стать первым руководителем знаменитого сыктывкарского Института геологии

Автор:   
18:57. 16 марта, 2014  
  
0
На одной из научных конференций, проходивших в Москве, председатель секции по истории наук о Земле спросил меня: «А не встречалась ли вам фамилия Ермолаев? Звали его Михаил Михайлович. Он сидел где-то в ваших местах. А потом был моим учителем по океанографии».
 
Я, конечно, с готовностью рассказал всё, что знал об этом учёном.

Романтика дальних стран

Михаил Ермолаев родился в 1905 году в Краснодаре. Школьные годы его прошли в Петербурге, где его отец, будучи инженер-полковником и выдающимся специалистом по строительству крепостей и минному делу, служил профессором Военно-инженерной академии. Мать была учительницей.
 
Ещё в школе он увлёкся романтикой дальних странствий и в 1921 году начал работать в знаменитой Северной научно-промысловой экспедиции в качестве технического сотрудника. Кстати, в этот год в экспедиции начал работать и выдающийся исследователь недр Печорского края профессор Александр Чернов, которому поручили поиск углей на территории Коми автономной области. Разница в возрасте между известным учёным и юношей составляла 28 лет, но их знакомство могло состояться ещё в те далёкие годы.

Успевал везде

В 1922 году Михаил поступил в петроградский Политехнический институт, но вскоре его оставил. В 1925 году участвовал в экспедиции на Новую Землю в качестве топографа-коллектора. Юноши в то время мужали быстро, да и специалисты, имевшие опыт практической работы, были на вес золота. Поэтому в следующие два года он уже ведёт самостоятельные геологические исследования на Тимане и побережье Чешской губы.
 
В 1928 году Ермолаева командируют на Новосибирские острова в качестве геолога и заместителя начальника полярной станции на острове Большой Ляховский, где он трудится до 1930 года.
 
Удивительно, но параллельно с работой он в 1927-1930 годах учится на геолого-почвенно-географическом факультете Ленинградского университета и успешно его заканчивает.

Арктические маршруты

В 1930 году учёный переходит на работу в музей Академии наук, но уже следующий год встречает на Новой Земле в качестве старшего геолога Арктического института (в институт была преобразована Северная научно-промысловая экспедиция) и начальника группы геологических партий, работавших на этих островах. В 1932-1933 годах он – геолог и начальник геофизической станции в Русской Гавани на Новой Земле и одновременно руководит работами по зондированию высоких слоёв стратосферы на Земле Франца Иосифа.
 
В 1935 году Ермолаев в экспедиции на пароходе «Садко» исследует геологию Гренландского моря, Шпицбергена и островов Карского моря. В то же время становится куратором геологических работ на севере Урала, Тимана и на Пай-Хое. В 1937 году вёл работы на Таймыре, островах моря Лаптевых, архипелаге Де-Лонга. В этом же году учёному без защиты диссертации была присвоена степень кандидата геолого-минералогических наук. Параллельно с экспедиционной работой он читал лекции в Ленинградском университете.

Обручева не сдал

В июле 1938 года Михаил Ермолаев был арестован. При обыске была изъята, а затем уничтожена рукопись докторской диссертации «Оледенение Новой Земли». К этой теме учёный впоследствии так и не вернулся. Ему были предъявлены обвинения в шпионаже, связи с врагами народа и иностранцами, «вредительском отрыве народных средств на бесплодное изучение морского дна». От него безуспешно пытались получить показания против академика Владимира Афанасьевича Обручева, специалиста по изучению вечной мерзлоты, и его сыновей-геологов.
 
Минуло больше года, и его освободили. Но оказалось, что миг свободы был краток. Спустя ещё полгода последовали новый арест и срок на 10 лет как «участнику вредительской группировки». 
 
В 1941 году заключённый Ермолаев приступил к работе старшим инженером производственного отдела объединения «Севжелдорстрой» НКВД СССР в Княжпогосте. За короткое время успел разработать новый метод укладки шпал на вечную мерзлоту, за что срок наказания ему был сокращён на три года. В 1944 году он уже начальник отделения местных материалов «Севжелдорстроя».

На первых форумах геологов

В первые годы Великой Отечественной войны в нашей республике родилась традиция проведения Геологических конференций, а затем съездов. Основными целями этих научных форумов были подведение итогов работы всех геологических организаций на территории республики, определение направлений дальнейших исследований, установление очерёдности объектов будущей работы и распределение функций между геологическими организациями при выполнении поисковых задач. Первая конференция состоялась в декабре 1942 года (а в апреле этого года, кстати, пройдёт 16-й Геологический съезд).
 
На второй Геологической конференции, проходившей в декабре 1944 года, Ермолаев выступил с развёрнутым докладом «Железнодорожное строительство и задачи геоморфологического изучения Коми АССР». В нём он призвал геологов с огромной ответственностью подходить к решению вопросов железнодорожного строительства на Севере, начиная от выбора наиболее оптимального варианта прохождения будущей трассы до обеспечения её нужд местными стройматериалами.
 
В январе 1948 года, уже работая главным геологом в Северном геологическом управлении, Ермолаев выступил на третьей Геологической конференции с докладом «Железные руды Полярного Урала и прилежащей к нему части Печорской низменности». Актуальность темы в те годы была связана с активным поиском железных руд на нашей территории, чтобы, уже имея огромный Печорский угольный бассейн, создать в Коми АССР крупный металлургический центр, обеспеченный местной рудной базой. (Долгие годы материалы Геологических конференций выходили под грифом «Секретно» и были доступны лишь узкому кругу специалистов). 

Тянуло в Сыктывкар

Возникшая в 1941 году в Сыктывкаре база Академии наук СССР была сформирована в основном за счёт эвакуированных учёных из других регионов страны. Уже в 1944 году, когда исход войны был предрешён, большинство эвакуированных вернулось на прежние места работы, и сектор геологии сократился до трёх человек. Это было катастрофически мало для огромной территории Коми АССР. Поэтому руководством республики и научного учреждения предпринимались энергичные меры по увеличению штата геологов базы.
 
В 1944 году Ермолаев обратился с просьбой принять его на работу в сыктывкарскую базу АН СССР. По ходатайству президента АН СССР академика В.Комарова просьба учёного была удовлетворена. Однако Коми обком ВКП(б) принял другое решение и назначил его на должность главного геолога Северного геологического управления, эвакуированного во время войны в Сыктывкар. Увы, летом 1946 года управление было переведено в Архангельск, куда уехал и Михаил Ермолаев.
 
В 1945-1949 годах учёный предпринимал неоднократные попытки перейти на работу в сыктывкарскую базу АН СССР, встречая поддержку у руководства базы и Александра Чернова. Сохранились документы, свидетельствующие о том, что Ермолаев мог возглавить сектор геологии базы – предтечи нынешнего Института геологии в Сыктывкаре. Кроме того, предполагалось, что одновременно с научной работой он будет преподавать геологию в Коми пединституте. Но этим планам не суждено было сбыться.

Последние годы жизни

В 1954 году после реабилитации учёный возвращается в Ленинград, а в 1970 году переезжает с семьёй в Калининград. В 1983 году вновь, и уже окончательно, приезжает в Ленинград.
 
Ещё в 1965 году он защитил докторскую диссертацию, а в 1967 году был утверждён в звании профессора. Всё это время он продолжал свои арктические исследования. В Калининградском университете учёный создал и долгие годы возглавлял первую в СССР кафедру географии океанов. За свои многолетние научные исследования Ермолаев был награждён Географическим обществом СССР золотой медалью имени П.П.Семёнова-Тяньшаньского. В честь него названы бухта, мыс и гора на Новой Земле. Умер Михаил Михайлович Ермолаев в 1991 году в Ленинграде. 
 
При написании статьи использованы материалы В.И. Силина
Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments