Иона не выступал против новой власти

Священник оставил о себе добрую память в Печорском крае

11:24. 18 февраля, 2014  
  
0

Лет пятьдесят назад я не раз встречался со старожилом села Кельчиюр Матвеем Игнатьевичем Сметаниным. Ему было далеко за 80, но обладал он завидной памятью. И собеседником был интересным. Меня особенно заинтересовали его рассказы о священнике Дибожского прихода Ионе Андреевиче Попове и его семье. Священник часто бывал у нас. С моим отцом, Игнатием Евгеньевичем, они подолгу говорили о жизни, о вере. Порой горячо спорили. Священник открывал школы в своём приходе, сам преподавал закон Божий, а какое-то время также историю и естествознание. 

«На душе становилось легче»

Уже пожилой, внешне суровый, с гривой седых волос, Иона, на первый взгляд, не особо располагал к себе. Но и дети, и взрослые относились к нему с большим уважением. По душе прихожанам были его проповеди. Говорил о любви к Богу, о добрых делах прихожан, о том, к чему может привести жадность, зависть, призывал любви к ближнему. Знакомил верующих с событиями в мире. «Послушаешь священника – и на душе становится легче», – отзывались о нём прихожане. Для своего времени он был богатой, яркой личностью.

Подростком я не раз бывал в поповском доме в селе Дибож (до 1922 года так называли Большое Галово). Жила семья Поповых довольно скромно, держали корову. Домработницы не было. На полках было много книг, церковных и светских. Дети Поповых, сын и две дочери, играли на музыкальных инструментах, пели. Они дали мне почитать две книги «Моя первая русская история» и «Моя первая естественная история». Я и сейчас помню многое из этих книг.

Дружная семья

Повзрослев, дети Поповых уезжали учиться, все стали учителями. Старшая, Александра, вначале учила в Дибоже, а затем в Кельчиюре. Пользовалась в народе большим авторитетом. Она вечно хлопотала за кого-то, писала письма по просьбам неграмотных. Нередко оказывала и медицинскую помощь. Говорили, что в Архангельске посещала медицинские курсы. 

Помню и Клавдию. Она была писаной красавицей, вместе с местными девушками пела на посиделках. В какое-то время учила детей в Усть-Ижме, Малом Галове. Потом уехала на родину родителей, в Пинегу, где тоже работала учителем. А сын Иона Андреевича Владимир три года учил детей, потом поступил в Архангельский университет. 

Сам священник немало времени посвящал краеведческой работе, бывал во многих селениях, расположенных по Печоре и Ижме, записывал познавательные истории, предания, подолгу беседовал с мастеровыми людьми. Стремился глубже узнать историю Печорского края. По словам моего отца, вёл переписку с учёными из Архангельска.

Интерес к Пустозерску

Многие годы Иона посвятил сбору различных сведений о Пустозерске, первом русском поселении на Печоре, основанном московским князем Иваном III. В ХVII – ХVIII веках этот город оставался главным административным, промысловым и торговым центром Печорского края. Жизнь городка во многом была связана с Ижмой. Пустозерск был местом ссылки известных государственных преступников. Здесь томились разинцы, булавинцы, участники Соловецкого восстания. В Пустозерске находились в ссылке организатор первого русского театра боярин Артамон Матвеев и видный государственный деятель князь Василий Голицын. Почти пятнадцать лет просидел в земляной осыпной избе знаменитый писатель Древней Руси протопоп Аввакум, создавший своё нетленное «Житие». Став идейным вдохновителем церковного раскола, Аввакум вместе со своими единомышленниками развернул непримиримую борьбу против церковных реформ патриарха Никона. А ведь эти реформы были направлены на ликвидацию верховенства церковной власти над светской, на превращение церкви в одно из звеньев государственного аппарата, что диктовалось интересами централизованного государства. 

Несогласие же с культовыми новшествами для Аввакума и его сторонников были лишь поводом, за которым скрывался социальный протест отживающих сил общества в лице реакционного боярства и их покровителей из высшего духовенства. Но повод был, и ревнители «древлего благочестия» в борьбе с новым обрушили свою критику против церковных порядков, против самого патриарха, видя в нем злейшего врага, «антихриста».

В этой борьбе немало сторонников Аввакума поплатились жизнью. Юродивый Киприян «на колесницу востегая с царём ездяще» 7 июля 1675 года казнён отсечением головы «за приверженность к проповеди старообрядчества в селении Ижма Пустозерского воеводства». 

Кавалер ордена Святой Анны

В 1889 году Иона Попов побывал в устье реки Печоры, на месте «тундровом, студёном, безлесном», где стоял городок Пустозерск, записал воспоминания старожилов, побывал на месте предполагаемого сожжения Аввакума. Спустя год все собранные материалы сдал Российской Академии наук. «За собранные древности на берегу Пустоозера» Императорская комиссия объявила Ионе Попову высочайшую благодарность. А за вклад в развитие народного образования он награждён орденом Святой Анны III степени. В 1916 году священник был удостоен благодарности за посильную помощь семьям фронтовиков.

В 1919 году отца и двух братьев Сметаниных увезли на остров Мудьюг, где один из братьев погиб. Отец, возвратившись из этого лагеря смерти, снова встречался со священником. Иона не выступал против новой власти. В 1921 году все ценности церкви передал в пользу голодающих Поволжья. В 1925 году священники Печорского уезда были лишены избирательных прав, в том числе и протоиерей Иона Андреевич Попов. Службу свою вёл он до 1926 года, а спустя два года скончался. Его богатый архив, к сожалению, не сохранился.

 
Поделиться в соцсетях
  • 19
    Поделились

avatar
1000