Место встречи – Уфа (ФОТО)

Воровскую шайку разоблачили по сценарию братьев Вайнеров

14:50. 8 февраля, 2014  
  
0

Наша газета уже рассказывала, как работниками уголовного розыска сыктывкарского УВД в 1986 году была пресечена деятельность преступной группы воров-карманников «союзного значения» из города Уфы. В сегодняшней публикации – захватывающие подробности этой операции, имевшей кодовое название «Щипач».

Почти по-жегловски 

На поиски воров-карманников, орудовавших на автобусных маршрутах Сыктывкара, были мобилизованы большие силы – все свободные от службы сотрудники ОВД. В их числе оказалась и Татьяна Юрина – старший инспектор инспекции исправительных работ столичного ОВД (на фото). Она первая обратила внимание на неестественное поведение мужчины в переполненном автобусе пятого маршрута. Тот очень внимательно присматривался к пассажирам, тесно прижимался к женщинам. Вышел объект наблюдения на остановке «Гостиница «Центральная». Юрина хорошо запомнила его приметы.

На следующий день она попала на тот же автобусный маршрут, но уже в сопровождении инспекторов уголовного розыска Владимира Попова и Виктора Зленко. Сыщикам повезло: в набитый до отказа автобус возле гостиницы «Сыктывкар» протиснулся тот самый субъект. Так получилось, что сотрудница оказалась с ним на передней площадке, а оперативники – на задней. С трудом Татьяна продвинулась к сыщикам и шепнула, что в автобусе едет возможный преступник. Втроём они пробираются к передней площадке и здесь видят, как подозреваемый пытается вытащить кошелёк из кармана стоящей рядом с ним женщины. Почуяв, что за ним наблюдают, он резко отвернулся и попытался выскочить из автобуса на остановке «Пединститут», но был задержан инспекторами.

Задержанным оказался Альберт Саитов (фамилия подлинная). Оснований для его задержания, в общем, не было – удостоверяющие личность документы при нём имелись, Саитов также пояснил, что в Сыктывкар приехал, чтобы посетить друга, отбывающего наказание в одной из колоний. Между тем сыщики прекрасно понимали, что в их руках оказалась ниточка, которая могла привести на след неуловимых карманников. Поэтому для дальнейшей оперативной разработки Саитова всё же поместили в приёмник-распределитель ОВД Сыктывкара, где за оперативную разработку задержанных отвечал муж Татьяны Юриной Александр, старший инспектор угрозыска МВД по Коми. 

1984 год. Командировка в Ухте.  В центре Александр Юрин, старший оперуполномоченный уголовного розыска МВД Коми АССР 

Под прикрытием

В «разработку» Саитова решено было ввести «под прикрытием» оперативного работника. Им стал старший инспектор уголовного розыска одного из городов республики – назовём его Семёном Моровым. И вот поместили его в одну камеру с Саитовым. Юриным для Морова была разработана следующая «легенда»: он неоднократно судим за квартирные кражи, а сейчас подозревают его в краже унтов, хотя доказательств никаких.

Саитов по отношению к сокамернику повёл себя очень осторожно – в основном, молчал, на контакт не шёл. Моров же события не форсировал. Как-то Саитов сам напросился на беседу с Юриным и говорит: «У вас, ментов, ничего на меня нет. Если ты, начальник, выпустишь меня, то это будет законно. Дай возможность позвонить маме, она сразу же приедет. А ты получишь 30 тысяч рублей». По тем временам огромная сумма, на которую можно было купить свободно трёхкомнатную квартиру и машину. Юрин отказался и, в свою очередь, предложил Саитову написать явку с повинной. Безрезультатно.

Посоветовавшись с руководством, опер проводит следующую комбинацию: вызывает Морова и предлагает ему сообщить Саитову, что настоящий похититель унтов найден и что его, Морова, в ближайшее время должны выпустить. Узнав о том, что сокамерник освобождается, Саитов пошёл на контакт. Рассказал Морову подробности совершения их группой карманных краж в Сыктывкаре, попросил съездить в Уфу, дал адреса матери, а также «коллег по ремеслу», чтобы попросил их избавиться от улик.

По выходе из спецприемника Морова подготовили к поездке в Уфу – разъяснили, где он может встретиться с оперативными работниками, назвали пароль. Боясь утечки информации об операции «Щипач» и направлении в Уфу секретного работника, сведения хранили в строгой тайне – знал о подробностях лишь начальник уголовного розыска МВД Эдуард Забоев.

В это же время в Уфу выехали следователь Роман Турдыев и старший инспектор уголовного розыска Анатолий Точёный. Операция по задержанию уфимских карманников вступила в завершающую стадию.

1984 год. Старшие инспектора уголовного розыска. Слева направо: Михаил Ревец, Пётр Герасименко, Александр Юрин, Семён Верниченко и заместитель начальника ОВД Сыктывкара Владимир Силаев

В роли Шарапова

Моров не мог и предполагать, что в Уфе его ждут жёсткие испытания со стороны местного криминального мира. Его «легенде» никто не поверил. Один из воров в законе при первой же встрече сказал: «Да ты мент! Знаешь, что тебя ждет?» На что Моров коротко ответил: «Пожалуйста, проверяйте… Я же приехал просто по просьбе Альберта предупредить вас о возможном приезде ментов из Сыктывкара».

Началась детальная проверка. Надо сказать, что у людей из криминального мира были обширные связи – даже в правоохранительных органах. Они смогли, как бы сейчас выразились, «пробить» его не только по судимости, но и получить результаты секретных проверок, к которым допущен лишь узкий круг работников милиции. Апогеем проверки стал ночной вывоз Морова на городское кладбище, где его подвели к свежевырытой могиле, и тот самый вор в законе обратился к нему: «Хочешь умереть быстро – говори, кто ты, или закопаем живым». На что опер, стараясь скрыть волнение, бросил в лицо вору: «Можете убить. Повторяю: я просто хочу вам помочь». Уголовники ему поверили…

После этого Морова поселили в воровской квартире, приставили к нему женщину, которая постоянно находилась с ним, повсюду сопровождала. Опер понимал, что в таких условиях встретиться с работниками милиции, прибывшими из Коми, ему не удастся. Хотя как «подельнику» ему довелось присутствовать при обыске квартиры местного вора в законе Игоря Габдулина, который проводили Турдыев и Точёный. Понятно, что Моров при всём желании помочь землякам не мог – в противном случае был бы «расшифрован»… 

Габдулин и карманники из его «бригады» Сергей Файзуллин и Николай Нилов были доставлены в Сыктывкар, где дали признательные показания. В том, что они были изобличены и привлечены к уголовной ответственности, большая заслуга сотрудника уголовного розыска Семёна Морова. Добавим, раскрытие карманных краж в Сыктывкаре стало показательным. Оно легло в тексты учебников курса по ОРД (оперативно-розыскной деятельности МВД СССР).

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments