Список Дёгтева

Как творили беспредел ГУЛАГовские охранники

Автор:   
00:49. 23 ноября, 2013  
  
8
Однажды, когда я собирал в архивах сведения о знаменитых воркутинских узниках, в мои руки попал уникальный документ. Вот его название – «Справка о фактах нарушений советской законности в Воркутлаге МВД СССР». Речь в ней идёт о событиях на Воркуте в 1949 – 1950 годах.
 

Как чекист стал министром

В тот период министром внутренних дел Коми АССР был Степан Иванович Дёгтев (1903 – 1973 гг.). Родился он в семье крестьянина. В 1925 году был призван в армию и стал пограничником, откуда переведён на опер-чекистскую работу в Особый отдел ГПУ Карельской АССР.
 
Видимо, Дёгтев подавал надежды, если его отозвали с этой работы и направили на учёбу в Московский институт Востоковедения с зачислением в особый резерв ОГПУ. Однако через год учёбы был направлен в распоряжение ОГПУ по Казахстану для работы по линии Особого отдела. В 1939 году он уже начальник Карагандинского областного управления НКВД, затем в той же ипостаси в Актюбинской области, откуда в сентябре 1946 года его направляют на должность министра внутренних дел Коми АССР. Здесь он проработал до апреля 1952 года, затем был назначен начальником Воркуто-Печорского ИТЛ и комбината, а с марта 1953 года становится начальником комбината «Воркутауголь».
 

Накипело

Итак, «Справка…». О чём она? Читаем: «Произведённой проверкой поступившей в МВД Коми АССР жалобы заключённого Матюхина о фактах незаконного применения оружия военизированной охраной Воркутлага МВД в отношении заключённых и произведённым по этим фактам расследованиям установлено…». Вспомним, какое время было на дворе. Документ датирован 28 марта 1950 года. Вся страна захлёбывалась от эпитетов Вождю, восхваляя его непогрешимость в честь 70-летия со дня рождения.
 
К сожалению, только по фамилии (Матюхин) трудно назвать того смельчака, который не побоялся не только передать письмо, но и назвать свою фамилию. Да и один ли он был? Скорее всего, этот документ – коллективное творчество группы заключённых, которые фиксировали все факты расстрелов зеков по прихоти озверевших охранников. Была ли уверенность у заключённых в том, что этот вопль о помощи, призыв прекратить творимый беспредел будет услышан? Одно можно сказать твёрдо – им хотелось бы в это верить.
 

Выстрелы в спину

Дальше в «Справке» говорится:«В течение 1948-1949 гг. в отдельных лагерных подразделениях Воркутлага имели место факты незаконного применения оружия в отношении заключённых. Группа работников 6-го отдельного дивизиона военизированной охраны из числа рядового и сержантского состава при прямом попустительстве командования дивизиона под предлогом борьбы с отказчиками от работы и укрепления режима среди заключённых систематически незаконно применяли оружие:
 
1. 25 октября 1948 года надзиратель Дороженко за отказ переносить вышку для поста охраны по приказанию и.о. командира взвода 6-го отдельного дивизиона ВСО ст. сержанта Сухорукова очередью из автомата расстрелял заключённого Крайнова.
 
 2-го ноября 1948 года ст. сержант Сухоруков во время конвоирования заключённых без всякого повода выстрелом смертельно ранил заключённого Хворешня. Труп убитого находился двое суток около шахты и являлся предметом обозрения заключённых.
 
По этим двум случаям применения оружия штабом военизированной охраны, 1-ым отделом и прокурором Воркутлага расследование не производилось. Сухоруков только 2 января 1950 года арестован и привлечён к уголовной ответственности Воркутским ГО МВД Коми АССР…».
 
2. «6 декабря 1948 года командиром взвода лейтенантом Матвеевым и проводником служебных собак Мицким тремя выстрелами в спину без всякой на то причины был убит заключённый Чебасов. Произведённым служебным расследованием штабом 3-го отдельного дивизиона военизированной охраны это убийство было скрыто, а первый отдел, не перепроверив материалы служебного расследования, сдал их в архив».
 
3. 16 марта 1949 года начальник надзорслужбы 6-го отдельного дивизиона военизированной охраны лейтенант Шевчук незаконно применил оружие против заключённых, прибывших с работы и отказавшихся переносить кирпич от линии железной дороги к зоне лагпункта, в результате чего смертельно ранил каторжанина Пленникова».
 
И так пример за примером, имя за именем. Вот как в документе отражена расправа над з/к Пантелеевым: «Старшина Химченко…без всяких на то оснований выстрелил в голову заключённому Пантелееву. Увидев, что тот ещё жив, Химченко вторично произвёл в него выстрел. Когда к месту происшествия прибыл лейтенант Горшков и увидел раненого Пантелеева ещё живым, предложил Химченко добить его, и Химченко третьим выстрелом убил заключённого. Это убийство скрыли. Был сфабрикован материал служебного расследования о том, что з/к Пантелеев был якобы убит при нападении с кирпичом на старшину Химченко. Первый отдел материалы не проверил, виновных к уголовной ответственности не привлекли».
 

За людей не считали

Всего в «Справке» приведено 9 случаев расстрелов заключённых по прихоти охранников.
 
Страшно читать подобные документы. Отказался зек выполнять работу – надзиратель берёт автомат и выводит его за территорию запретной зоны: автоматная очередь, попытка к бегству.
 
Заключенный Бондарев попытался поднять с земли окурок – получил три выстрела без предупреждения. Действия охранника признаны правильными.
 
Закончено перечисление жутких примеров, все они признаны достоверными, и министр делает выводы: «Перечисленные факты незаконного применения оружия стали возможны в результате того, что заместитель начальника Воркутлага по оперативной работе Туртанов (Василий Алексеевич, 1905 г.р., подполковник. В войсках и в органах МВД с 1930 г. – с должности не снят), его заместители: по оперативной работе Киселёв (сведений нет) и по охране Буртаев не вели решительной борьбы с нарушителями, не осуществляли 
 
должный контроль. (Константин Семёнович Буртаев, 1915 г.р., привлечён к партийной ответственности. Я его смутно помню и на Дальнем Востоке, и в Воркуте. На пенсии он жил в Пицунде. Однажды электрослесарь шахты «Юнь-Яга» поехал туда отдыхать. Я ему дал адрес Буртаева и попросил передать письмо с моими вопросами о Воркуте лагерного времени. Буртаев прочитал письмо и выгнал моего посланца. Затем догнал, извинился, вернул в дом и попросил передать мне на словах, что говорить со мной на эту тему никогда не будет – зря, мол, он связывается с этой темой. Потом он переехал в Ленинград к дочери, жившей под другой фамилией. А ведь у Буртаева осталось много документов и фотографий по Воркуте).
 
Начальник Воркутлага тов.Кухтиков правильность применения оружия по заключённым не контролировал».
 

Концы в воду

Неизвестно, были или нет привлечены к уголовной ответственности непосредственные расстрельщики, точнее, убийцы. Но думается мне, что вряд ли они отделались так же, как и высшие руководители Воркутлага, только партийными выговорами, иначе бы «Справка» не сохранилась в архивах, пусть даже с пометкой, что из семи секретных экземпляров уничтожено было пять. Можно только с большей долей вероятности предположить, что дальше Сыктывкара (обком ВКПб и МВД Коми АССР) эта информация не ушла, но принципиальность министра в обкоме поддержали, хотя и частично.
 
Когда я впервые ознакомился с этой «Справкой», у нас зашёл разговор о Дёгтеве с отцом, который был в то время вторым секретарём обкома. Он мне рассказал, что Степан Иванович Дёгтев умер скоропостижно после того, как во дворе своего дома вступился за девушку, к которой приставали хулиганы. Как бы то ни было, знавшие министра люди вспоминали его как неординарного человека. 
 
Возможно, кое-что могут прояснить цифры, взятые из протокола партконференции Воркуто-Печорского ИТЛ (показатели за 1952 год). «В 1952 году, – говорится в нём, – семь солдат и сержантов покончили жизнь самоубийством. Три человека зарезаны по пьянке поездом. Осуждены судом 17 солдат и сержантов… Пьянство. Отношение к охране самое варварское. Выходных дней солдатам не дают, имеется большая задолженность – до 60 тысяч дней. Наши солдаты как оборванцы. Дошло до того, что в 16-ом дивизионе солдаты сидят босиком. Жилищные условия ужасные…»
 
Наверное, есть от чего озвереть. Но эти сведения приведены не для оправдания тех, кто засветился в «Справке».
Поделиться в соцсетях

guest
8 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
влад
влад
23.11.2013 07:03

Страшно читать.

дуст
дуст
23.11.2013 10:03

От туда и пошло – как опер или особист скажет – так и будет, остальные молча кивают….

Сильно...
Сильно...
23.11.2013 10:06

По больше бы таких статей…
Вот это настоящая память о репрессиях, это не зачитывание фамилий 30.10 каждого года
Ножом по сердцу

Владимир Пыстин. Сыктывкар
Владимир Пыстин. Сыктывкар
23.11.2013 10:44

Владимир Степанович Дегтев ( сын героя публикации) был нашим деканом на истфаке СГУ. Отличный был мужик по своим человеческим качествам. Добрый, порядочный, рассудительный. Чем то внешне напоминал своего отца.

Влада
Влада
23.11.2013 17:34

Владимир Степанович преподавал у нас историю. Сдавала ему экзамен, сдала на отлично.
Печальна судьба его сына.

Гость
Гость
23.11.2013 22:52

“Печальна судьба его сына” – что это значит ? Странно.

Аноним
Аноним
23.11.2013 23:38

Как будто сегодня мало убивают, хотя и ГУЛАГа нет…

Где корректор?
Где корректор?
24.11.2013 13:00

“Однажды, собирая в архивах сведения о знаменитых воркутинских узниках, в мои руки попал уникальный документ.” Совсем как у Чехова про шляпу.