Как раскрывали резонансное убийство в Сыктывкаре

По Божьему знамению

12:28. 10 ноября, 2013  
  
2
В столице Коми в конце декабря 1987 года было совершено преступление, которое потрясло горожан и в первую очередь самих сотрудников сыктывкарской милиции. Непосредственное участие в его раскрытии принимал старший оперуполномоченный уголовного розыска ОВД Анатолий Новиков. Он и рассказал о деталях расследования редкого даже по сегодняшним меркам и дерзкого преступления.
 

Таинственное исчезновение

День 25 декабря начался для оперов, как обычно. Утром все собрались у кабинета начальника Угро Анатолия Наговицына. Ждут и ждут, а его всё нет и нет. Не появился он и на следующий день. Руководство отдела в срочном порядке выехало к нему на квартиру. Жена объяснила, что дома он не ночевал и даже не появлялся два дня. Вот тогда-то и забили тревогу, понимая, что случилось что-то серьёзное. 
 
А тем временем прокуратура возбудила уже уголовное дело по статье «Убийство». 
 
 – Была создана специальная оперативно-следственная группа по расследованию, как мы уже полагали, преступления, – вспоминает Анатолий Иванович. – Весь город мы поставили на уши, проверили все притоны, в авральном режиме работала наша агентура. Можно не говорить о том, что раскрытие этого преступления было делом чести для коллег исчезнувшего Наговицына. 
 
Стало известно, что 24 декабря Александр Сидоренко (в настоящее время генерал-майор полиции, начальник УМВД по Камчатскому краю), Анатолий Тарасов и Анатолий Наговицын выехали после рабочего дня в посёлок Лесозавод, чтобы попариться в баньке у знакомого. Когда машина подъехала к бане, Сидоренко и Тарасов с водителем зашли в квартиру хозяина. Наговицын отказался, сказал, что в баню идти у него нет желания. Он пойдёт и проверит административно-поднадзорных. Это лица, которые после 20 часов должны находиться дома. В Лесозаводе проживали братья Сизовы, которых он и пошёл проверить… И исчез.
 

Бог указал дорогу 

Все переживали и терялись в догадках. Поиски не давали зацепок. И вдруг 7 января, в ночь под Рождество Христово, ни с того ни с сего пошёл сильный дождь. И тут же звонок оперативного источника, что от двухэтажного деревянного дома в Лесозаводе, находящегося практически на кольце поворота Кочпон-Чит, проявилась… кровавая дорожка. Она и вывела впоследствии на преступников. Все оперативники объясняли это не иначе как Божьим знамением: мол, раз столько людей хотели узнать, где же начальник, и искренне переживали за семью Наговицына, то небеса услышали их и решили помочь. 
Кровавый след постепенно вывел на ручей в районе Кочпонского детского дома, через который переброшен мостик. Под ним и нашли мешок. А как развернули его – ахнули! В нём было тело убитого Анатолия Наговицына. 
 

Кровь под половицами 

В первом подъезде дома, от которого вёл кровавый след, проживали братья Богдановы – Владимир и Семён (фамилии и имена изменены). Им было чуть за 25 лет. Оба неоднократно судимые: Владимир – за изнасилование и убийство, а Семён – за убийство. Кстати, они также отрабатывались по поводу исчезновения Наговицына, но опера посчитали, что они не причастны к преступлению.
 
Срочно по их адресу выехала оперативная группа, в составе которой был также и Новиков. В квартире находились отец и мать Богдановых, братьев же не было. Было принято решение вскрыть полы в квартире и подвале. Когда доски вывернули, всё стало понятно. В коридоре квартиры и на крыльце стали видны следы крови. Судя по всему, весь подпольный брус был залит кровью. 
 

Задержание в «цека» 

Естественно, сыщики бросились искать самих братьев Богдановых. А они как в воду канули, пропали. Весь город перевернули, подняли все связи близких, знакомых, адреса возможного появления были блокированы засадами. Неделя прошла, а никаких следов братьев так и не установили. 
 
 – Владимир Богданов работал в ресторане «Центральный» (именуемом в народе «цека») подсобным рабочим, – вспоминает Анатолий Новиков. – У меня мелькнула мысль, что он может находиться там. Мои предположения подтвердил оперативный источник, который позвонил однажды утром и сказал, что где-то через час он должен быть в ресторане. Сразу же была организована группа захвата, но здесь, по-моему, переборщили. В её состав вошло около 30 человек, её возглавил Виктор Голубев. В группу вошли и ребята из «семерки» (отдел наружного наблюдения). Они-то и сообщили, что Владимир должен зайти в ресторан с основного входа гостиницы «Центральная», где был второй вход в ресторан. Вся группа ломанулась туда, а я остался на улице, за углом. Вдруг вижу: идёт от остановки дворами Владимир Богданов. 
Я ему пистолет приставил к голове и говорю: «Дёрнешься – завалю!» Тут подоспела и группа захвата. 
 
По дороге задержанный, понимая, что отвертеться уже не получится, рассказал, как с братом совершил убийство Наговицына. 
 

Черепом по черепу

Второго брата, Семёна, через несколько дней взяли на чердаке одного из домов Лесозавода. Он пошёл в абсолютный отказ, или, как говорят в милиции, «в несознанку». Говорил, что ничего не знает, к убийству не причастен, а «брат Володька, мол, наплёл в отношении него». 
 
В отделе он по-прежнему ничего не говорил. Вот какие детали всплыли во время допросов. Вспоминает Анатолий Новиков: 
– В один из дней всё руководство отдела понабежало, чуть не на коленях перед ним стоят, просят сознаться. Даже заискивают: «Семён, Сёма, ну расскажи, пожалуйста, как это было. Мы тебе предоставим льготы, выйдешь по УДО». И всё это происходило в моём кабинете. Мне стало противно, я резко попросил всех выйти. Когда остался один, говорю ему: «Вишь, Семён, как тебя хорошо все просят, умоляют сознаться. Готовы даже целовать тебя. А вот со мной этот номер не пройдёт». И вдруг он поднимается и угрожающе идёт на меня: «Я тебя, мент, сейчас придушу в твоём же кабинете!» Как на грех, он был без наручников. А у меня на столе стояла большая пепельница в виде черепа, подаренная уважаемыми людьми. Я взял её и как дал Богданову по голове! Пепельница разлетелась на куски. Он тут же осел и сказал: «Ведите следователя». 
 

Роковая встреча

События той трагической ночи разворачивались так. После проверки братьев Сизовых Наговицын пошёл на остановку. В это время к нему подошли братья Богдановы. Они прекрасно знали его, потому что Новиков и Наговицын часто приглашали их в отдел, причём старшего Владимира буквально на днях проверяли на причастность к одной из краж. Отличавшиеся наглым поведением, на остановке они стали говорить на повышенных тонах: «Ты – мент, а мы – злодеи, ты нас боишься. Если не боишься, пойдем, поговорим. Дом рядом. Может, что и узнаешь интересного от нас для тебя». Наговицын прикинул, что, возможно, они выдадут и впрямь стоящую информацию. И, ничего не подозревая, зашёл к ним домой. 
Во время разговора Владимир подкрался сзади к начальнику УгРо и ударил его тяжёлой арматурой по голове. Затем они периодически нанесли ударов 12, затащили в подвал, раздели. Затем сходили в соседний дом, украли оттуда детские санки. Затем засунули тело в мешок и увезли в район Детского дома, к ручью. Одежду сожгли, а мешок спрятали под мост, планируя впоследствии сбросить его в Сысолу. 
 
По приговору суда Владимир получил 13 лет строгого режима, Семён – 10. 
 

Убить опера

Самое активное участие в раскрытии этого преступления принимал упомянутый Тарасов. В смерти товарища он даже отчасти винил себя, мол, надо было его отвезти в тот злополучный день домой. И так распорядилась судьба, что ему вновь пришлось столкнуться с одним из братьев Богдановых. 
 
После освобождения братья Богдановы по-прежнему находились в поле зрения правоохранительных органов. Однажды поступила информация, что у них теперь станет традицией под Новый год убивать по одному оперу. Так сказать, устраивать себе маленький праздник. Об этом один из братьев неосторожно ляпнул в одной из пьяных компаний. Так вот Толя Тарасов как-то возвращался домой поздно ночью. Видит: в подъезде стоит Семён Богданов. Внезапно, как зверь, он бросается на милиционера с криком: «Конец тебе, мусор!» На крик вышел сосед Тарасова, вместе им удалось скрутить Богданова. Доставили его в отдел. А здесь попался «добрый следователь» и отпустил Богданова «под подписку о невыезде». Я – к прокурору: «Как же так? Опасного рецидивиста, убийцу ментов, на подписку?»
 
Его объявили в розыск, которым как раз и руководил Новиков. Он и задержал Семёна Богданова в Лесозаводе. Интересно, что после задержания Новиков обратился к преступнику со словами: «Брал я тебя первый раз, вот теперь во второй. Будет необходимость, возьму и в третий. От меня тебе не уйти». 
 
За нападение на Тарасова в итоге Семён Богданов получил ещё пять лет отсидки. 
 

 
В честь Дня сотрудников органов внутренних дел, а для ветеранов – это День советской милиции, хочу поздравить своих сослуживцев – сыщиков с большой буквы: Анатолия Точёного, Владимира Цыганова, Анатолия Новикова, Валерия Рипу, Николая Шевченко, Виктора Зленко. Желаю здоровья и счастья вам и вашим близким! Коллеги, мы ещё повоюем!
 
Анатолий Соловьёв, капитан милиции в отставке
Поделиться в соцсетях
  • 10
    Поделились

guest
2 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
секира
секира
10.11.2013 18:02

А у меня на столе стояла большая пепельница в виде черепа, подаренная уважаемыми людьми. Я взял её и как дал Богданову по голове! Пепельница разлетелась на куски. Он тут же осел и сказал: «Ведите следователя». Уважаемые люди черепов не дарят. А правоохранители черепами по головам не дают, иначе это уже… Читать далее »

шерлок холмс
шерлок холмс
16.11.2013 18:39

пошла в попу ЭМОЧКА