«Леди Макбет» из Прилузья

Мысль об убийстве пришла сообщникам в хлеву

18:04. 26 октября, 2013  
  
0
В конце августа 1990 года по Объячево разнёсся слух о таинственном исчезновении фермера Владимира Забоева (фамилии по этическим соображениям изменены). Он вместе с супругой Тамарой держал дюжину породистых свиней, жила семья тихо и мирно, ничем особо не выделяясь. О пропаже мужа заявила Тамара, принеся в местный отдел милиции заявление об этом. Как известно, любая весть в селе распространяется быстро, а плохая – в два раза быстрее, поэтому вскоре уже все знакомые Забоевых заговорили о смерти фермера.
 
Август, как известно, пора ягодная и грибная. А Прилузье как раз славится своими грибными местами. Вот ушёл мужик за село в ближайший лес, да и сломал ногу где-нибудь в овраге – поди-ка, найди его! Именно к такой версии склонялось общественное мнение: такое в августе частенько случается в наших лесах. Однако в милиции в бесследное исчезновение по столь «объективной» причине не поверили, поэтому было возбуждено дело об убийстве. 
 

В поиске мотива

Первичные оперативные мероприятия и следственные действия успеха не имели, местные сыщики оказались в тупике, и тогда им на помощь из Сыктывкара были направлены старший инспектор отдела по раскрытию убийств Управления уголовного розыска МВД Коми Анатолий Точёный и начальник отделения по розыску без вести пропавших Олег Рогов.
 
Версий было много. Как правило, в первую очередь отрабатываются «родственные связи», выясняется причастность к преступлению людей из ближайшего окружения убитого, определяются мотивы преступления. Просто так люди не пропадают, и если у кого-то из сестёр, братьев или другой родни мотив есть, то эта версия становится основной.
 
Опытные столичные опера, ознакомившись с материалами дела, остановились на версии о «любовном треугольнике». Хотя по месту жительства семья Забоевых характеризовалась положительно – супруги жили дружно, без всяких эксцессов, – местные оперативники выяснили, что жена фермера Тамара «крутила» роман с его компаньоном и помощником Игорем Дымовым, с которым они вместе вели хозяйство. Вполне возможно, что Забоев мог прознать про измену жены, а ревность, как известно, чувство страшное и до конца не познанное. Тут всякое может случиться. И оперативники отправились в дом Забоевых.
 
Хозяйка встретила столичных гостей радушно: пригласила за стол, предложила чай с ватрушками. Вела себя спокойно, отвечала на вопросы без тени смущения. Рассказала, что по ночам не спит, что снится ей любимый муж, который просит его найти, а находится он где-то в заточении. И добавила, что жили они с мужем дружно, в мире и согласии. И тут Олег Рогов задаёт прямой вопрос: а не было ли у Тамары интимных отношений с кем-либо из жителей села? Ходят, мол, такие слухи среди сельчан. 
 
Стоит вспомнить, что менталитет на селе тогда был совсем другой: сексуальная революция ещё только в больших городах начиналась, «секса в СССР не было», поэтому подобные вопросы, да ещё в лоб, могли смутить кого угодно. Однако реакция хозяйки оказалась весьма спокойной: та равнодушно заявила, что никаких внебрачных связей не имела, супругу верна, а если кто-то что-то и говорит, так это просто зависть. Сплетничают соседи, вот и всё.
 
Анатолий Точёный, наблюдавший эту сцену со стороны, поймал себя на мысли, что слишком уж спокойна хозяйка и что имеет она какое-то отношение к исчезновению мужа – какое-то седьмое чувство подсказывало ему, что та лжёт. И он решил осмотреть дом и снаружи.
 

Странности в хлеву

Городской житель, Анатолий обошёл дом вокруг, заглянул во все углы и ничего подозрительного не заметил. Решил осмотреть и рядом стоящий сарай – благо двери оказались не заперты. Внутри увидел дюжину полусонных свиней, ощутил свойственное амбре и хотел уже бежать из этого помещения, но привлёкло его внимание корыто, напоминающее весы для взвешивания младенцев, какие встречал в детских учреждениях. Оно оказалось очень уж чистым, чего не могло быть в принципе: кругом всё было покрыто коркой навоза. Сыщик приподнял корыто: бетонный пол под ним также был идеально чистым. Это показалось оперу странным…
 
 Он зашёл в соседнее помещение, напомнившее ему кочегарку – здесь на большой печке готовилась пища для животных. Опер нашёл совок и поворошил золу в топке, наполнил его и высыпал на пол. И увидел среди золы и пепла кости. Мелькнула мысль: с чего бы вдруг хозяева сжигали в хлеву какие-то кости? И чьи это кости? Не хозяина ли, прости господи? 
 
Он вспомнил, что при осмотре дома заметил некую странность в одной из комнат: там были разные обои. Некоторые из них были явно новые, хотя ремонт в доме не проводился давно. С чего бы это хозяевам пришло в голову менять обои участками, а не полностью? 
 
Когда он вернулся в дом, его напарник продолжал расспрашивать хозяйку. Та встретила вошедшего весёлой улыбкой, не преминув при этом ехидно спросить: «Неужели что-то нашёл, Шерлок Холмс?» Тот коротко бросил в ответ: «По-моему, нашёл!» и прошёл в кухню. Найдя нож, он прошёл в комнату с новыми обоями и содрал в одном месте плотную бумагу. Дальше была немая сцена: спесь и улыбка мгновенно слетели с лица женщины, а когда опер содрал обои ещё в нескольких местах, она опустила глаза и понурила голову. Все стены под обоями были в бурых пятнах, похожих на засохшую кровь. Опер спросил: «Здесь что, свиней резали?» Только ответа не последовало, Забоева молчала.
 
Сразу же после этого местные сыщики отправились за предполагаемым соучастником и любовником Забоевой – Игорем Дымовым. Однако даже сидя в комнате с залитыми кровью стенами тот твердил, что ничего не знает, с Забоевой дел не имел, в связь с ней не вступал…
 

Кольцо Забоева

Теперь предстояло отработать все связи Забоевой и Дымова, собрать доказательную базу. И когда местные оперативники выяснили, что друг детства Дымова Пётр Степанов недавно купил у того золотое кольцо, была получена ещё одна улика. Когда это кольцо было предъявлено родителям Владимира Забоева, те признали в нём вещь их сына…
 
Только тогда преступники поняли, что отпираться бесполезно, и написали явку с повинной. Даже у всего повидавших оперов при прочтении этих бумаг шевелились волосы на голове: такой жестокости они не ожидали…
 

Роковой треугольник

Когда супруги Забоевы решили заняться фермерским хозяйством, встал вопрос о помощнике. Выбор пал на друга детства Игоря Дымова, который оказался прекрасным работником. И всё бы хорошо, да заметил вскоре Владимир, что слишком уж пристально смотрит его друг на супругу. Только вот сделать ничего не успел. Треугольник, как говорят математики, фигура жёсткая, и выхода из него частенько просто нет. Выход нашёл не он, его нашёл друг. Простой и кровавый…
 
Когда Тамара поставила перед Игорем вопрос ребром – или уйти к нему от мужа, или попросить у того прощения и забыть увлечение, как сладкий сон, любовник решился на убийство. Как потом он рассказал, мысль об этом пришла ему в тот момент, когда они с Владимиром забивали очередного кабана – на том самом «разделочном» месте в сарае. 
 
Он пришёл в гости с огромным тесаком, которым как раз убивал свиней, спрятав его под одеждой. Поскольку предстоял «мужской разговор», он попросил Тамару выйти, а сам пригласил Владимира в спальню. Не ожидавший коварства от друга, тот спокойно вошёл в собственную спальню и получил удар ножом. Однако успел защититься и отпрянуть в сторону. Дальше начинается добивание – Владимир пытается убежать, но Игорь догоняет и бьёт друга в спину, в грудь, в шею. Как признался убийца, он нанёс 15 ударов, прежде чем его жертва перестала дышать. 
 
Поздно ночью Дымов с женой убитого вынесли тело в свинарник, где Игорь расчленил друга на части и сложил в корыто. А потом спокойно наблюдал, как голодные свиньи с аппетитом пожирали останки своего хозяина. Вдруг он заметил, что в корыте на кисти руки что-то сверкнуло в свете лампочки. Это было кольцо. Снять его не удалось, и Дымов взял тесак и отрубил палец.
 
Утром, зайдя в загон, убийца увидел в корыте только кости и обглоданный череп, их он бросил в топку печи. Однако оказалось, что те сгорели неполностью – не хватило жара, вот и нашёл их остатки заглянувший в печь сыщик Анатолий Точёный. А место под корытом было таким чистым потому, что свиней привлекал запах крови, которая впиталась в бетон. Вот они и вылизывали его…
 

Почти по Лескову

Сыщики были поражены поведением Тамары Забоевой, которую сначала кто-то назвал «Леди Макбет Мценского уезда» – история с первого взгляда смахивала на ту, что рассказал писатель Лесков. Однако потом выяснилось, что Тамара не была организатором и вдохновителем, как у великого русского сказителя. Напуганная до смерти увиденным, женщина решила молчать, а через несколько дней, по требованию Дымова заявив об исчезновении мужа, стала соучастницей преступления. 
 
Точку в этой драме с любовным треугольником поставил суд. Убийца получил 15 лет лишения свободы, Тамара Забоева отправилась в колонию на пять. Это был всего лишь один эпизод из череды раскрытых преступлений сыщика Анатолия Точёного…
Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments