Карманная интервенция

Уфимские «щипачи» поздравили сыктывкарских «оперов» по радио

21:42. 18 октября, 2013  
  
0
Осень 1983 года выдалась по-настоящему золотой – с прекрасной мягкой погодой и буйством красок, когда хочется гулять по улицам и любоваться «природы пышным увяданьем». А вот для работников уголовного розыска Сыктывкара она оказалась поистине жаркой: им любоваться красотами осени было некогда – они работали в авральном режиме. Дело в том, что в дежурную часть нескончаемым потоком шли горожане с заявлениями о том, что их обворовали в автобусах. Больше всего потерпевших оказалось на маршрутах 1 и 5 – самых загруженных и массовых. 
 
 
 
То, что карманники в городе есть, сыщики знали. Но чтобы в таком количестве – это было неестественным. Стало понятно, что в Сыктывкар пожаловала бригада воров-щипачей высокой квалификации. Такие бригады гастролёров обычно «работали» очень чётко, не долго, и «сняв сливки», уезжала восвояси. И чтобы обезвредить гастролёров, нужно выходить на линию – идти в автобусы и ловить воров с поличным. Проще говоря – «брать на кармане». Совсем как в фильме «Место встречи изменить нельзя». 
 
И весь столичный сыск в часы пик находился в эти дни в автобусах. Увы, это в кино сыщики сразу же наткнулись на вора по кличке Кирпич. У наших оперативников ушло несколько дней, прежде чем удача им улыбнулась. Это при том, что кражи продолжались, оперчасть фиксировала всё новые преступления, а начальство требовало незамедлительных поимок. 
 

Взят на кармане

Инспектор Владимир Попов, державшийся за поручень на задней площадке переполненной «пятёрки», обратил внимание на вошедшего на остановке «Гостиница «Центральная» в автобус молодого парнишку. Он ничем не выделялся, только вот как-то очень уж внимательно рассматривал пассажиров. Попов на всякий случай протиснулся поближе и стал наблюдать за парнем. И даже чуть не проглядел тот момент, когда тот пытался вытащить кошелёк из сумочки девушки, беззаботно болтающей с подружкой. И тут парень заметил, что за ним наблюдают. Вытащил руку из сумочки и попытался затеряться в толпе, но тут же был задержан Поповым и страховавшим его заместителем начальника уголовного розыска Виктором Зленко. Через пятнадцать минут задержанный уже был в отделении милиции.
 
Однако показания давать воришка не собирался. Более того, не смотря на то, что задержан был при попытке совершить преступление, он стал «играть в молчанку»: просто не отвечал ни на один вопрос. Документов при нём не было, но при обыске в кармане обнаружился пропуск в гостиницу «Центральная», и допрашивавший карманника Анатолий Точеный вместе с группой отправился туда. И уже на месте удалось выяснить, что фамилия задержанного Саитов, зовут Альберт (фамилии изменены). Приехал в Сыктывкар из Уфы, проживает как раз с того дня, как начались кражи в автобусах. 
 
Сыщики выяснили у администратора, что в гостинице проживает ещё трое гостей из Башкирии. Однако те уже выписались и выехали из гостиницы. Когда были установлены все фамилии, стало ясно, что в Сыктывкар приезжала «боевая группа» их братской Башкирской ССР, только вот куда она девалась? Легла на дно или вернулась в родную Уфу? Руководство приняло решение направить в Башкирию специальную группу сотрудников. В командировку отправились заместитель начальника угрозыска Анатолий Точеный и следователь Роман Турдыев.
 

В братской Уфе

В местной управлении внутренних дел наших милиционеров встретили радушно. Буквально через час стало понятно, что в Коми действительно побывала бригада «союзного значения» – группа так называемых «маршрутников» – воров-профессионалов высочайшей квалификации. Они «успешно» «гастролировали» по всей стране, и то, что один из воров попался «на кармане», оказалось большой удачей сыщиков Коми. Однако трое, почувствовав опасность, благополучно вернулись в Уфу.
 
Здесь про них многое знали. Так, многоопытный «бригадир» Сергей Файзуллин уже много раз был судим, причём именно за карманные кражи, Игорь Габдулин только что вернулся из «мест не столь отдалённых», где отдыхал аж 15 лет в колонии строгого режима, под стать им был и третий подельник Николай Нилов. Все носили особый статус – они были рецидивистами, причём особо опасными, на сленге – «ооровцами». Попавшийся с поличным Саитов приходился племянником Сергею Файзуллину. Как позже выяснилось, племяша своего Альберт Саитов ремеслу щипача (так на жаргоне называют карманников) обучал с пяти лет, так что к своим 19 годам он уже имел солидный «послужной список» и носил кличку «Арлекино».
 
Прибывшую из Коми группу усилили местными сыщиками и следователями, и та отправились по адресам воров, побывавших в Сыктывкаре.
 

Не пойман – не вор!

Первой оказалась квартира Габдуллина. Дверь открыла девица, «упакованная» в самую модную одежду, вся в золоте и бриллиантах. Впрочем, как потом убедились сыктывкарцы, все подруги воров выглядели не хуже: драгоценностей у них у всех оказалось в достатке. 
 
Из ванной комнаты к милиционерам вышел хозяин квартиры, который на вопрос о поездке в Коми довольно развязно и спокойно заявил: «Начальники, вы – не по адресу. У вас на меня ничего нет, на кармане не пойман, а судимость ещё ни о чём не говорит. Доказательств нет, так что можете быть свободны, я вас не задерживаю!» Сопровождалось это загнутыми пальцами и витиеватыми выражениями, которые принято называть ненормативной лексикой…
 

Улика на шее

Неизвестно, чем бы кончился этот визит к вору, если бы не наблюдательность и интуиция Анатолий Точеного. Тот увидел на шее Габдулина изящную цепочку, похожую на ту, что была описана в заявлении одной сыктывкарской студентки, у которой на том самом «пятом» маршруте она была похищена. (Дело в том, что цепочка была порвана, а потому оказалась в кошельке, который в автобусе и вытащил вор-рецидивист. Причём порвалась как раз на том месте, где уже была пайка. Впоследствии милиционеры нашли того мастера, что паял цепочку). И глядя прямо в глаза разбушевавшемуся вору, сыщик сказал: «Есть у нас против тебя доказательства! Они у тебя на шее! Снимай ворованную цепочку!» И это сработало! 
 
На лице опытного рецидивиста появилось смятение, он замолчал. А когда Точеный повторил требование, молча снял украшение и подал оперативнику. Анатолий, рассмотрев цепочку и увидев пайку, понял, что не ошибся. И тогда уже он насмешливо бросил Габдулину: «Ну, а теперь – с вещами на выход!» Ещё не полностью пришедший в себя после произошедшего рецидивист молча собрал вещи…
 

Кто кого?

Всю троицу доставили в Сыктывкар. Однако если Габдуллин был арестован, Файзуллин и Нилов находились на подписке о невыезде. С ними проводились следственные действия – в основном шли допросы. Однако опытные воры, как и их юный подельник, задержанный ранее, стали играть в молчанку. 
 
Теперь уже сложно сказать, каким образом Точеному удалось дать показания Габдуллина. Но в конце концов тот рассказал о том, как и где в автобусах вся бригада совершала кражи. Всё это оперативник записал на диктофон, и после этого стал подступать к Файзуллину. Однако тот «пошёл в отказ»: упорно твердил, что ему «шьют дело». Рецидивист налегал на то, что его раньше всегда брали «на кармане», а тут заставляли признаться в том, что доказать нельзя.
 
Сдался он после того, как оперативник включил магнитофонную запись, и в кабинете зазвучал голос Габдуллина, который монотонно и подробно рассказывал о том, при каких обстоятельствах происходили кражи. Файзуллин тряхнул головой и сказал: «Начальник, с этого и нужно было начинать, а не парить мне мозги».
 

Слово авторитета

Беседы оперативника и Файзуллина кончились тем, что тот написал явку с повинной: изложил все свои подвиги в Сыктывкаре. Сыграло обещание сыщика отпустить вора на подписку о невыезде. Дело в том, что у Файзуллина вот-вот должна была родить жена, и он попросил об «отпуске». При этом заявил: «Менты меня всю жизнь обманывали, а к тебе у меня есть доверие». 
 
Когда оперативник пошёл с просьбой о замене ареста вору на подписку о невыезде, следователь Турдыев, у которого в производстве было дело о карманниках, разрешение дал. Он тоже поверил в слово криминального авторитета. А вот у руководства такое решение восторга не вызвало, наоборот, Точеному было сказано много «тёплых» слов и даны очень даже «весёлые» обещания. Отпустить такого матёрого преступника, по мнению милицейского начальства, было, по меньшей мере, глупо…
 
Однако «авторитет» слово не только сдержал: он вовремя являлся на все следственные действия, чем очень удивил руководителей Точеного. И суд учёл поведение вора-рецидивиста: наказание оказалось минимальным. По статье 144 Уголовного кодекса РСФСР ему грозило до десяти лет лишения свободы, однако суд вынес решение применить нижний порог наказания – четыре года. Может быть потому, что происходило это всё в пору перестройки, ещё в СССР, когда все думали о гуманизации общества…
 

Привет из СИЗО

На этом бы можно и поставить точку в рассказе о похождениях гастролёров из Уфы. Все они вскоре получили по заслугам. Однако они напомнили о себе 10 ноября – в день Советской милиции. Анатолий Точёный уже и думать про них забыл, когда ему сообщили, что его и следователя, который вёл дело, по радио поздравили с праздником башкирские друзья. Когда он спросил, как фамилии друзей, то понял, что поздравляли его карманники, ждавшие суда в следственном изоляторе. По тем временам это было высшей похвалой и признанием заслуг сыщика Точеного и следователя Турдыева со стороны криминального мира…
Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments