Просто Женька

Крылатая судьба Ефима Удальцова

Автор:   
17:44. 23 июня, 2013  
  
0

В известном романе Александра Рекемчука «Тридцать шесть и шесть» есть, на первый взгляд, ничем не примечательный эпизод. При описании кабинета главного редактора республиканской газеты, а время было послевоенное, упоминается географическая карта Коми, висевшая на стене и прикрытая от посторонних глаз шторкой. Если полистать отечественную периодику тех лет, то «шторкой» была закрыта вся реальная жизнь. В средствах массовой информации канувшего в Лету СССР были сплошные лозунги и пропаганда. Не могло быть и речи, чтобы на страницах газет того времени нашлось место для рассказа о непростой судьбе Героя Советского Союза Ефима Удальцова. Тогда нельзя было писать о таких, как он, а когда стало можно, то о Ефиме Григорьевиче попросту не вспомнили (небольшая заметка о Ефиме Удальцове была размещена лишь в 2004 году в 10 томе Книги Памяти Республики Коми). Так часто бывает в истории. «Красное знамя» решило хотя бы отчасти восполнить этот пробел.

 

 

 

 

 

Охотник за караванами

До Великой Отечественной войны Ефим Удальцов работал токарем на одном из заводов в родном Тбилиси, ходил в аэроклуб, мечтал о небе, что и предрешило его судьбу. После окончания в 1943 году Ейского военно-авиационного училища был направлен на фронт, участвовал в освобождении Кавказа, Крыма, Прибалтики…

За первые полгода боёв его экипаж трижды попадал в серьёзные переделки. В первый раз после попадания снаряда самолёт был повреждён, и пришлось приземляться на одно колесо. В другой раз в районе Феодосии снаряд угодил в мотор, штурмовику Ил-2 каким-то чудом удалось совершить посадку на морскую гладь, в километре от берега. В третий раз во время атаки передовых позиций противника самолёт вновь был подбит. Ефим Удальцов не дотянул до аэродрома, пришлось приземляться на фюзеляж. Главное, что экипаж остался невредим.

По данным Большой биографической энциклопедии, Ефим Удальцов за время вой­ны «уничтожил 4 транспорта, 3 сторожевых корабля, 2 тральщика и другие плавсредства, 6 танков и подавил 12 зенитных батарей противника, совершив 105 боевых вылетов».

В конце войны, будучи уже Героем Советского Союза, командиром эскадрильи самолётов-охотников за немецкими морскими караванами, при выполнении очередного боевого задания Ил-2 Ефима Удальцова попал под бешеный огонь вражеских зениток. Один из снарядов повредил мотор, машина загорелась и начала стремительно падать. Штурман и стрелок-радист погибли, а сам Ефим Удальцов при падении потерял сознание. От смерти его уберёг спасательный жилет. Очнулся он уже на немецком катере.

 

Клеймо предателя

Вместе с Ефимом Удальцовым в плену находилось ещё человек двадцать, практически все лётчики в звании не ниже капитана. Немцы пытались склонить их к предательству, но из этого ничего не вышло. После того как Михаил Девятаев, известный каждому советскому школьнику военный лётчик, сбежал на угнанном бомбардировщике, немцы отправили пленных из концлагеря на острове Узедом (Германия) во Францию, где их и освободили  американские военные.

Всё! Война закончилась. Группа находившихся в плену лётчиков организованно при помощи союзников (выделили транспорт) пересекла линию соприкосновения наших и союзных войск, где все были арестованы органами НКВД и отправлены в фильтрационный лагерь. Только после вмешательства легендарных Героев Советского Союза, среди которых был и Александр Покрышкин, лётчиков освободили. Большинство из них было направлено в распоряжение авиа­ционных подразделений, в которых они воевали до плена.

Ефим Григорьевич оказался в школе высшего командного состава, но учёба продолжалась недолго. Когда в руки чекистов попали материалы допросов, проведённых фашистами, они посчитали, что Ефим Удальцов стал предателем, так как выдал противнику некоторые военные секреты. Немцы узнали от него о местоположении аэродромов, количестве самолётов, фамилии ряда старших офицеров. Хотя какие это секреты? Подобные данные устаревали чуть ли не на следующий день после появления: дислокация войск менялась постоянно, к тому же война вот-вот должна была закончиться…

Что бы там ни было, Ефиму Удальцову, можно считать, повезло – его лишь уволили из армии и запретили летать. И только благодаря настойчивости жены лётчика, Зинаиды Ивановны, которая тоже была участницей Великой Отечественной войны, имела боевые награды, маршал авиации Семён Жаворонков (в то время начальник Главного управления гражданского воздушного  флота) разрешил Ефиму Удальцову летать в Коми на морально устаревшем к тому времени самолёте По-2, который после войны использовался в санитарной авиации, охране лесов от пожаров, при выполнении работ сельскохозяйственного назначения.
 

Его все уважали

Так в 1947 году судьба забросила Ефима Удальцова в Троицко-Печорский район. Надо сказать, что время тогда было лихое. В гражданскую авиацию пришли в основном молодые 20-летние фронтовики: на груди ордена, на боку кобура с пистолетом.  Многие из них толком и в школе не успели поучиться, поэтому ни писать, ни читать не умели, на войне это было без надобности.

Ускоренные курсы, а потом – на фронт, а там уже кому как повезёт. Каждый вылет на боевое задание мог оказаться последним. К мирной жизни потом смогли приспособиться далеко не все. Большинство фронтовиков в гражданской авиации не задержалось – главным их врагом теперь стало спиртное. Были и такие, кто без привычных фронтовых «ста грамм» и взлететь-то  не мог.

Ефима Григорьевича такая судьба миновала. В истории Коми гражданской авиации было много авиаторов с большой буквы, но он стоит особняком. Он был высококлассным лётчиком, исключительно порядочным, отзывчивым, искренним, смелым человеком, его все уважали и гордились знакомством с ним.

Вспоминает ветеран гражданской авиации Юрий Бобылёв:

 – Ефим Удальцов, а с ним я познакомился в начале 50-х, был старше меня на семь лет, но это не помешало нам крепко подружиться. Он был для меня человеком, с которого незазорно было брать пример. Скромный, выдержанный, храбрый, он нисколько не кичился званием Героя, хотя Золотую звезду всегда носил на груди, никогда не расставался и с пистолетом. Он постоянно давал мне советы. И не только по работе. Как говорится, учил меня жизни… Был у нас такой случай в Троицко-Печорске. Пошли мы своей компанией в кинотеатр смотреть популярный в то время художественный фильм «Максимка». После окончания сеанса народ стал расходиться. Открыли дверь, а оттуда посыпались удары дубинками на головы ни в чём не повинных людей. В зал ворвалась группа мужчин в форме и стала избивать всех подряд. Ефим Удальцов прямо по спинкам стульев «пролетел» через испуганную толпу и скрутил одного из нападавших. Его решительность, да плюс ещё мелькнувшая звезда Героя на кителе остудила пыл нападавших, и они дали «отбой». Нападавшими оказались солдаты, которых бы сегодня назвали стройбатовцами. Набирали их в основном из бывших заключённых. А откуда в то время в таёжной глуши другие кадры взять? Выяснилось, что их командиры перебрали лишнего и загремели в комендатуру. Солдаты кинулись их выручать, взяли комендатуру в осаду, а заодно напали и на кинотеатр. Силами местных стражей порядка «восстание» удалось подавить. Хотя мы и были приятелями, но Ефим Григорьевич не любил о себе много рассказывать. Вообще у него была одна странность – он при знакомстве обычно представлялся Женей. Вот просто Женькой мы его всегда и звали…

 

Трагедия в Домодедово

Только после смерти Сталина с Ефима Григорьевича сняли обвинение в предательстве, восстановили в партии и допустили к полётам в качестве командира на воздушных судах Ли-2, а затем и Ил-14. В 1959 году он перевёлся в Тбилиси в тамошнее управление гражданской авиации, стал командиром корабля Ту-104.

По словам Юрия Бобылёва, Женька всегда доверял людям, эта доверчивость в итоге его и подвела. 7 декабря 1973 года во время посадки в аэропорту Домодедово самолёт, командиром экипажа которого был Ефим Удальцов, разбился. В Москве на тот момент были сложные метеоусловия, тем не менее командир доверил штурвал второму пилоту, который, хотя и имел приличный налёт часов, но самостоятельно практически никогда не принимал решений. В результате – трагедия…

На следующий год после смерти Ефима Удальцова его дочь Наталья поступила учиться в Киевский институт гражданской авиации. После его окончания до 1993 года работала по специальности в Тбилиси. После распада СССР русских стали «выдавливать» из Грузии. Семья Удальцовых, бросив всё нажитое,  перебралась в Ростов-на-Дону, где был организован пункт по приёму беженцев из Закавказья. В течение долгих десяти лет им приходилось мыкаться по разным общежитиям, а в начале «нулевых» их след затерялся на просторах России.

 

Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments