Бойцы невидимого фронта (ФОТО)

Газета - это и технические работники, корректоры и многие другие «солдаты» прессы. К 95-летию «Красного знамени»

Автор:   
16:20. 9 июня, 2013  
  
6

Читателям «Красного знамени» благодаря странице «Без пяти 100»  уже хорошо известны имена многих работавших в разные годы журналистов нашей газеты.  

Но сегодня речь пойдёт о «бойцах невидимого фронта» – технических работниках, а более подробно – о «стрелочниках» газеты – корректорах. Большинство неискушённых в издательском деле людей знают об этой профессии совсем мало и уж тем более не представляют всех её подводных камней. Считается, что главное в ней – грамотность. Увы, если бы только это…

 

На пороховой бочке

Так и я считала, придя в 1980 году  в редакцию газеты «Красное знамя» с кафедры русского языка Коми пединститута, где я работала после окончания этого вуза лаборантом.

В то время газета печаталась способом высокой печати. Тексты (материалы журналистов) печатались в машинописном бюро, где долгое время работали опытные машинистки Мария Макарова, Мила Рочева, Нина Вахнина, Нина Лебедева, Татьяна Чиркова, Инесса Клименко. Затем набирались на строкоотливных линотипных машинах в типографии. Из строк на станках вручную верстались страницы. Верстальщица ставила исправленную строку на страницу взамен той, что была набрана с ошибкой, с помощью шила. Она могла случайно поставить эту строчку и не в то место, откуда взяла строчку с ошибкой. Таким образом, на странице могли появиться так называемые «загоны» строк, что считалось крайне грубой ошибкой. И будь ты хоть семи пядей во лбу – можешь пропустить по неопытности такой ляп. Приходилось вновь и вновь перечитывать все правленые материалы – предельно внимательно и быстро. Это главные требования, предъявляемые к корректорской работе. Быстро потому, что из-за одного звена вся цепочка издания газеты могла сдвинуться во времени, а это чревато поздним подписанием газеты и штрафными санкциями газете от типографии.

Помнится, как-то случился аврал: метранпаж (старший верстальщик) нёс на металлическом подносе свёрстанную полосу, состоявшую из столбиков-гранок c набранными строчками. И случайно рассыпал все строчки на пол. Вот был переполох! Пришлось снова набирать материалы, верстать, вычитывать, и это всё удлинило работу на несколько часов. Соответственно, газета была подписана в номер далеко за полночь…

Конечно же, были курьёзные ошибки, вызванные техническими особенностями вёрстки газеты и неопытностью корректора, да и опытные могли «проколоться». Получалось, что корректор, в сущности, каждый номер сидел как на пороховой бочке. Ведь назавтра, как правило, был виноват именно он, «стрелочник». Хотя были в то время и дежурные редакторы, и «свежая голова», то есть старший корректор, который читал весь номер в самом конце. Долгое время таким ОТК в «Красном знамени» была опытная Нина Белых, благодаря которой не выходили в свет пропущенные в дневной суматохе ошибки и «загоны».

Вспоминается очень досадный случай, который буквально взорвал всю редакцию, да что там – всю читательскую аудиторию, учитывая тогдашний огромный 100000-тысячный (!) тираж газеты. Причём это был прокол весьма опытного корректора, несколько лет работавшего в «Красном знамени». И произошло это вот почему.


На одном из вечеров отдыха

 

«Строгач» за ошибку

Как я уже упоминала выше, линотипистки набирали строки материалов на машинах. И когда строка кончалась, допустим, на середине, наборщица, чтобы перейти к новому абзацу, иногда прогоняла машину до конца строки, набирая любые беспорядочные буквы. И надо же такому случиться, что совершенно машинально работница (кстати, опытная) сделала набор случайных букв до конца строки, и получилась в материале, автором которого был какой-то чиновник, строчка с неприличными буквами, идущими вразбивку, через интервал, и потому бросающимися в глаза: «…строителей и  е б л е к о в     других профессий». Видно, корректор не сверила эту строку и в спешке не  успела перечитать весь материал. С утра вся редакция стояла на ушах. Виновнице, по чьему недогляду вышло это недоразумение, был объявлен строгий выговор с занесением в личное дело. Но обошлось без увольнения.

Были и другие, мелкие, как мы их называли, «очепятки». Например, помнится, как-то в строчке получилось вместо «её мужу» «её муму», а вместо газеты «Коми му» – «Кому му» и другие «блохи».

 

Партийная страда

В памяти всплывают ночные бдения в типографии, когда шли в газете материалы партийных съездов. Это была настоящая страда. Правительственные материалы передавались по телетайпу, затем набирались на линотипе. Потом из них верстали полосы, которые вычитывались корректорами. По телетайпу же принимались поправки и поправки к поправкам из Москвы, например, после чьей-то речи в конце такого-то абзаца нужно приписать: бурные аплодисменты или бурные продолжительные аплодисменты и т.д. А если учесть, что такие материалы заполняли целые страницы, то поправок была уйма. Это удлиняло работу, и подписывалась газета в свет после полуночи. Иногда перед праздниками корректоры уходили с работы в 4, 5  или 6 часов утра. Бывало и такое, что горожане уже шли на демонстрацию, а мы только выходили из типографии.

Но коллектив был дружный. Работали в одной спайке с выпускающими газеты – Александром  Жаковым (к сожалению, недавно ушедшим из жизни), Анной  Бобровой, Валентиной Александровской, Анной Казаковой.  Молодым, начинающим, всегда помогали опытные работники. В то время опытом работы с нами делились Зинаида Сухорукова, Людмила Турьева, Елена Лисовская (тоже недавно ушедшая из жизни). Около 20 лет отдала газете корректор Нина Лушкова. Она, кстати, пять лет была в составе редколлегии газеты. Также много лет работали в корректорской Татьяна Порошкина,  несколько лет – Наталья Мельникова, Ирина Шишакова и другие. Правда, среди корректоров была текучка, кто-то уходил из-за ненормированного рабочего дня, кто-то находил более спокойную работу.

Уже около 40 лет работает корректором в газете Вера Лукина. Она пришла сюда сразу после окончания пединститута. В её трудовой книжке только одна запись: принята на работу в «Красное знамя» на должность корректора. Она пережила многих редакторов. Автор этих строк тоже более четверти века трудится в редакции.

А заведующей очень важного по связям с читателями отдела писем много лет трудилась незаменимая Альбина Жураховская.

Ретушёром в газете долгие годы работал Владимир Пластинин, фотокорами – Владимир Вещицкий, а также известные сейчас фотохудожники Сергей Сухоруков, Юрий Осетров, Владимир Ячменёв, Александр Сидоров.

 

Связанные одной целью

С переходом на компьютерную вёрстку в 1996 году труд всех сотрудников «Красного знамени» радикально изменился, и процесс рождения газеты значительно упростился. Корректоры стали работать в одном здании с журналистами газеты – в Доме печати. У нас сложился дружный коллектив. Мы работали в тесной связке с верстальщиками – тоже очень важным участком процесса создания газеты. Когда идёт вёрстка, компьютерный цех – это святая святых, там рождается номер.

Уж сколько лет в газете, а не перестаю удивляться этому волшебному действу. Если утром журналисты идут на работу, ещё только вынашивая, обдумывая в голове материал, затем набирают его на компьютере, потом он верстается, вычитывается, а вечером – уже готовый продукт. И тут важно именно взаимодействие всех служб – и бухгалтерии, где уже 16 лет работает главным бухгалтером  Светлана Жданова, имеющая звание победителя конкурса «Лучший бухгалтер России», и рекламной службы, и  отдела распространения и подписки. В нём долгое время работал Алексей Макаровский. Прекрасными лицами отдела рекламы газеты долгие годы были Надежда Лобанова и Галина Филатова.

Управлял всем сложным газетным хозяйством почти 20 лет опытный журналист Авенир Низовцев.

Радует, что этот дух сотворчества и взаимовыручки жив и в нынешнем, значительно помолодевшем коллективе газеты, которая, пройдя все рифы и пороги, осталась верной своему курсу.

С юбилеем тебя, родная газета!   

 

 

 

Поделиться в соцсетях