Заметки в главную

Ударной силой «Красного знамени» был широкий авторский актив

Автор:   
11:32. 25 мая, 2013  
  
2

Немыслимо было бы представить газету без писем читателей. Постоянно публиковались не только тематические подборки, но и целые страницы под заголовками «Письма читателей» или «От нашего главного корреспондента». Именно «сигналы с мест» давали возможность редакции держать руку на пульсе жизни. С пятидесятых по восьмидесятые годы проводились даже республиканские совещания авторского актива, на которых, как правило, поощрялись наиболее активные «нештатники». Одним из них был и Юрий Ионов, очередную заметку которого мы публикуем сегодня.

 

С многолетней главной газетой Коми «Красным знаменем» я связан почти полвека. Впервые открыл её весной 1964 года на преддипломной практике в качестве лесоинженера на Печоре. Тогда мне бросился в глаза разворот, посвящённый отмечавшемуся в тот год 125-летию Ивана Куратова. Я узнал это имя впервые и потому с интересом прочёл весь огромный блок материалов – стихов Куратова и статей о нём. Даже запомнил несколько строк о его последних днях:

Вот и настала последняя ночь,
Чёрная ночь, глухая.
Сердцу поэта ничем не помочь,
Сердце об этом знает…

Вгляделся в лицо на фото: похож на всех классиков XIX века и, как многие из них, умер молодым. Потом Куратов будет сопровождать меня всю жизнь… 

А работал я на сплаве. Помню, после отправки последнего зимнего плота мы сидели на высоком берегу Печоры близ Дутово, и мой наставник, старший мастер, Зайцев предложил мне написать заметку об окончании плотового сплава. Тут же на листе бумаги нацарапали двадцать строчек, в конторе я отпечатал это на машинке и послал в редакцию. Вскоре получили номер «Красного знамени» с заметкой и подписью: И.Зайцев, Ю.Ионов, мастера сплава (хотя я-то ещё был практикантом).

Через полгода я приехал на Печору насовсем, стал работать инженером сплава. Когда мы добивались особых трудовых успехов, я писал об этом заметки в главную газету республики. Но не только об этом. Ещё на практике в Дутово с одним приезжим из Чечни русским парнем-поэтом мы организовали часовой вечер поэзии в местном Доме культуры. Это был редкий для тех мест факт, коротко сообщили в газету и о нём. А хозяйка гостинички из Дутово Г.Иванова попросила меня написать ещё заметку–благодарность экипажу самолёта, летевшего в Сыктывкар, и соседям-пассажирам за то, что те помогли ей, когда у неё случился в полёте сердечный приступ.

Спустя пару лет меня пригласили работать в районную газету «Заря». Сначала я освещал близкую мне тему, писал репортажи о передовиках труда, о модных тогда укрупнённых лесосечных бригадах. Потом освещал и жизнь молодёжи, писал о медицине, спорте. В 1974 году мы пышно отмечали 300-летие Троицко-Печорска (с будущим сотрудником «Красного знамени» Альбертом Болдыревым выпустили книжку «Троицко-Печорск»). 

Обо всех громких событиях сообщали в «Красное знамя» и на радио. Их сотрудники уже знали нас и регулярно сами звонили нам с привычным вопросом «что новенького?». Так я стал внешкором «Красного знамени» и, будучи в Сыктывкаре, часто заходил в редакцию…

С годами газета стала печатать не только мои деловые материалы, но также рассказы, стихи. Тут иногда случались казусы, поскольку некоторые сыктывкарские литераторы (в том числе и журналисты) считали себя непогрешимыми мэтрами. Журавлёв-Печорский однажды раскритиковал в печати моё стихотворение, в котором я рассказал о том, как на широком плёсе Печоры рабочие соединяют два пятитысячных плота в один десятитысячный. Я сравнил это со спариванием китов; не видевший этого в натуре легко мог подумать, что это – выдумано, причём неудачно, но…

А Владимир Новосёлов прочитал как-то в «Заре» мой очерк о первой на Печоре укрупнённой лесной бригаде Михаила Мельникова, где я упоминал помощника вальщика-толкача, который валил подпиленное дерево своими мощными руками, без «вилки». Мэтр от журналистики стал прилюдно, в редакции, отчитывать меня за то, что я прославляю человека, который недавно освободился из мест заключения. Я отвечал, что где же ещё проявлять себя бывшему зэку, как не на лесоповале?! А в общем я дружил со многими красно­знамёнцами: Валерием Туркиным, Анатолием Забровским, Петром Лысовым… Потом к ним добавились бывшие «заристы» Альберт Болдырев, Игорь Кузнецов, Валентина Тырина. Я уже работал в системе Союза писателей, давал информацию, репортажи о Днях литературы, особенно с участием столичных писателей. Вместе ездили и на чемпионаты страны по лыжным гонкам, которые проводились в Сыктывкаре, удивлялись энергии немолодого уже Владимира Павловича Шаркова, которой знал о спорте, кажется, всё.

Мы тоже были не лыком шиты. В начале 70-х, когда я работал ещё в районе, приехал как-то в Сыктывкар, и  журналист Сергей Соколов повёл меня в спортзал показать, как они там «качаются». Взял в каждую руку по гире в 24 кг и стал картинно выжимать их, как бы свидетельствуя, вот мы, мол, какие. Я был не в пример ему худощавым, но тоже взял в руки две такие же гири и так же энергично начал выжимать их.

Годы шли, мы работали в одном здании — Доме печати, с которым и ассоциируется газета «Красное знамя», и уже более молодые журналисты заходили ко мне в кабинет, чтобы  уточнить что-либо для газеты. И, конечно, хотя жизнь моя всегда была напряжённой, я всегда старался  прочесть «Красное знамя». Правда, в 80-е, тем более в 90-е годы в Сыктывкаре появилось много газет, но «Красное знамя» я считаю и поныне главной газетой, хотя её и стремятся заслонить другие…

И в послежние годы я не прерываю связи с любимым изданием. Скажем, к 70-летию моего давнего друга, поэта и пилота, Валерия Вьюхина опубликовал очерк о нём. А  пару лет назад у моего шурина Николая Минина с женой Ираидой (в Мадмасе) была бриллиантовая свадьба, и сам он, уже тогда 86-летний, остаётся последним в посёлке фронтовиком Великой Отечественной. Об этом тоже узнали от меня читатели «Красного знамени».

 Юрий Ионов,

член Союза писателей России 

 

Поделиться в соцсетях

guest
2 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Полковник
Полковник
25.05.2013 23:29

Песец котенку

Полковник
Полковник
25.05.2013 23:29

Песец котенку