Пришёл солдат с фронта (ФОТО)

«Я родился в декабре 1940 года – как раз в канун войны...»

21:00. 14 мая, 2013  
  
1

На Стефановской площади прошёл парад Победы, а к мемориалу «Вечной славы» ветераны возложили  цветы… Выпили свои «фронтовые» сто грамм, послушали песни о войне. Так было уже много лет, и сюда, в центр Сыктывкара, в этот святой день обязательно приходил мой отец. Чтобы встретиться с боевыми товарищами, помянуть павших… Увы, уже и его не стало среди живых…

 

Я родился в декабре 1940 года – как раз в канун войны, поэтому про отца своего только слыхал: тот ушёл на фронт через полгода после моего рождения. А первые воспоминания, связанные с фронтовиками, у меня остались с лета 1945, когда через наше село Сторожевск шли автомашины с солдатами. Говорят, что детская память избирательна, она оставляет во времени только то, что поразило или обрадовало. Я помню, что было очень жарко, и потому машины были очень запылённые, какие-то уставшие, что ли. Наверное, потому, что автомобили останавливались в селе из-за «закипавших» радиаторов. И солдаты, покрытые пылью с ног до головы, тоже какие-то уставшие и суровые.

Это сейчас дорога на Усть-Кулом покрыта асфальтом и ехать по ней – одно удовольствие. Шестьдесят с лишним лет назад это была обычная грунтовка, которая летом высыхала так, что пыль после проезжающего грузовика ещё несколько минут стояла столбом. Ну, а машины тогда были обычными грузовиками, в кузове которых и ехали домой фронтовики. 

Я помню, что машины шли всё лето, и мы обязательно выбегали к каждой: а вдруг приедет отец? Обычно стоянка была недолгой: пока водитель управлялся с машиной, солдаты у колодца успевали умыться, после чего снова залезали в кузов. Мне в память врезались их лица: какие-то сосредоточенные и спокойные, даже гордые. Это были лица победителей, людей, пришедших с войны. 

Эти лица и сейчас порой встают передо мной, именно они, гордые и уверенные, оказали влияние на мою судьбу. Я стал военным. А уже надев гимнастёрку и хлебнув солдатской каши, понял, какой это тяжёлый труд – воинская служба. А то, что она во сто крат тяжелее на войне, на своей шкуре испытал в Афганистане…

Второй эпизод, который также связан с войной и детской памятью, произошёл в середине декабря 1946 года, когда мне было уже полных шесть лет. Стояла глубокая ночь, на улице было градусов за сорок. Деревянные стены «стреляли», столбы гудели. Мы втроём вместе с матерью и старшей сестрой спали на одной кровати, укрывшись всем, что было тёплого в доме и прижавшись друг к другу. И вдруг я услышал стук в окно (у меня на всю жизнь остался очень чуткий сон) и мужской голос: «Лида, восьт! Лида, восьт!» (Лида, открой!)

Я разбудил мать, она подбежала к замёрзшему окну, потом метнулась к двери, а потом вошла в дом с мужчиной в шинели и с вещмешком за плечами. Мать громко, с радостью в голосе, сказала: «Дети, вставайте! Отец приехал!» Тут же запылала «буржуйка», в доме затеплилась жизнь, пошла радостная суета. Это был настоящий праздник!

По правде сказать, сначала я его не признал – пришёл какой-то чужой дядька в шинели, вокруг которого началась беготня. «Признал» я его лишь когда он снял эту жёсткую колючую шинель и на груди его засветились медали – фронтовые награды, которые мелодично звенели, когда он наклонялся и они стукались друг о друга… Я потом долго их рассматривал, расспрашивал о том, что это такое и за что отец их получил…

Тогда, конечно, мне было всё равно – где воевал мой отец, любое название звучало как сказка, географии я не знал, да и не мог знать в силу возраста. Но сейчас, спустя 68 лет после Победы, я могу представить, как «помотало» его по фронтам! Медаль «За оборону Советского Заполярья» говорит, что пришлось ему помёрзнуть где-то под Мурманском или в Карелии, отбивая атаки фашистов; медаль «За взятие Будапешта» свидетельствует о том, что он участвовал в битве за освобождение Венгрии, где бои были особенно кровопролитными (наша армия потеряла при освобождении этой страны свыше шестисот тысяч воинов!) А ещё у него на груди была медаль «За взятие Вены», орден Красной звезды, другие награды, которые говорят о том, что воевал солдат храбро, не щадя жизни. 

С гордостью отец показывал Почётную грамоту, подписанную Верховным главнокомандующим, которую он получил за сражение под венгерским городом Сехешфекервар. Там нашим войскам пришлось принять удар немецкой ударной группировки, которая шла на прорыв. У этого города, по мнению отца, было не легче, чем под Прохоровкой, здесь погибли тысячи наших воинов. Но врага они не пропустили!

Мы, ныне уже старшее поколение, бесконечно благодарны нашим отцам и дедам, добывшим Победу на поле брани. Они не щадили себя, заслоняя нас, защищая Родину. В старших классах средней школы отец меня напутствовал: «Учись в жизни всему доброму на земле старательно и добросовестно». А провожая меня в армию, он назидал: «Служи честно, охраняй нас и нашу жизнь, ведь идёшь ты не батрачить на помещика, а охранять границу страны!» И я не имел права поступать иначе, отступать от его заветов.

И тогда, в далёкую холодную зимнюю ночь декабря 1946 года, когда мать на возглас «Лида, восьт!» открыла дверь, и вошёл отец, он открыл дорогу в мою будущую судьбу. В дальнейшей нашей жизни военную линию продолжили мы – сын Николай и внук Сергей, ставший десантником(на нижнем снимке).

Пусть сегодня это и покажется кое-кому пафосным, но мы, потомки героев той тяжёлой и страшной войны, 9 мая всегда будем выходить на площади, к памятникам и могилам воинов, чтобы поклониться их памяти. Они, эти герои, в жестоких боях добыв Победу, открыли нам дверь в мирную жизнь, даровав свободу и независимость. Благодаря им мы работаем, учимся, растим детей и внуков, живём с надеждой на лучшее будущее.

Спасибо им, героям войны, за всё! С праздником вас, дорогие ветераны! И живите подольше!

Николай Ветошкин, 

подполковник ФСБ в отставке, 

участник афганской войны 1982–1986 годов

 

 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
спасибо Recent comment authors
новые старые популярные
спасибо
Гость
спасибо

статья очень хорошая: от сердца. О той глубокой приемственности поколений и памяти,которую у нас не отнять.