Как бывший вор стал генералом

Правда и вымысел о Нафталии Френкеле

17:46. 28 апреля, 2013  
  
4

Красивая байка

Имя Френкеля мы упоминали, если помнят читатели, месяц назад в очерке об одном из руководителей железнодорожного строительства в ГУЛАГовской системе республики Василии Барабанове. Тот инспектировал стройки по всей стране, в том числе и у нас. Так что к истории нашего края Нафталий Аронович тоже имел отношение.
 
О нём ходит романтическая легенда. В период строительства Беломоро-Балтийского канала на стройке побывала представительная комиссия во главе со Сталиным. Когда её членам понадобилась какая-то статистическая справка об использовании стройматериалов, никто из начальства не мог назвать точные цифры, и только один прораб из зеков сумел дать полную раскладку расходов. Вождь не забыл этого случая и, вернувшись в Кремль, велел доставить к нему все­знайку. Так и пошёл слух о том, что, войдя к Сталину заключённым, Френкель вышел из его кабинета товарищем. 
  

Дружил с Мишкой Япончиком

Действительно, биография Нафталия была сопряжена с такими поворотами, словно сам дьявол водил его по жизни. Жил он в Одессе, родился в семье мещанина, с 15 лет пошёл работать. Уже тогда открылось в нём острое коммерческое чутьё, которое безотказно служило до самой смерти – ведь он один из немногих чекистов высокого уровня власти, который умер в собственной постели.
 
Он образован, ибо закончил коммерческий институт. В годы Первой мировой войны занялся спекуляцией оружием, лесоторговлей. Вскоре стал миллионером, даже позволил себе выпускать собственную газету «Копейка» в Мариуполе для травли конкурентов. Однако в 1916 году перевёл все свои капиталы в Турцию, да и сам вскоре слинял туда.
 
Вернулся в Одессу уже советскую. В 1918 году знакомится с Мишкой Япончиком, входит в состав его банды. В составе полка, сформированного Япончиком из бандитов, участвовал в Гражданской вой­не. Созданный с благословения ЧК полк и был с подачи чекистов расформирован: при возвращении в Одессу почти весь состав полка был расстрелян, а сам Япончик убит якобы при попытке к бегству. Однако Френкель целёхоньким возвращается в Одессу, создаёт собственную банду и с размахом разворачивает деятельность подпольного треста: у него были всюду свои люди – и в ЧК, и в Москве, на что уходили громадные деньги.
 

Не растерялся и на Соловках

Но какими-то неведомыми путями весточки о том, что в Одессе невозможно определить, кто чекист, а кто бандит, поступают в Москву к Дзержинскому. Тот направляет с тайными, но широкими, полномочиями в Одессу Дерибаса. Когда в Одессу прибыл зашифрованный поезд с чекистами из Москвы, в ту же ночь вся верхушка одесского ЧК и всё руководство треста, включая и самого Френкеля, были арестованы и через несколько дней доставлены в Москву, где коллегия ОГПУ вынесла Френкелю и его подельникам смертный приговор. Однако до расстрела дело не дошло,  его заменили десятью годами лагерей. Так попал Нафталий Аронович на Соловки, где он остался самим собой: тут же дал взятку и стал нарядчиком.
 
В мае 1926 года по ходатайству начальника Управления Соловецких лагерей Ф.Эйхманса срок заключения Френкелю был сокращён вдвое, а ещё через год он был освобождён и назначен начальником производственного отдела этого лагеря. В 1930 году Френкель возглавил строительство лагеря в Коми крае, в 1931 году он уже – главный прораб Беломорстроя, а чуть позже – заместитель начальника Белбалтлага. В 1940 году Френкель назначен первым руководителем Главного управления железнодорожного строительства ГУЛАГа, что определяло ему курировать в том числе и строительство Печорской железной дороги.
 
Рассказывает П.И. Панфилов, в 1948 году – начальник политотдела Печорлага, а в 1941 году (о том времени его рассказ) он работал в спецчасти на строительстве железной дороги Известковая-Ургал (это Еврейская АО). Начальником строительства был Френкель. Начальником политотдела – Корнейчук Иосиф Евдокимович. Это брат  драматурга Александра Корнейчука, в то время председателя Союза писателей Украины.
 
Порфирий Иванович – интереснейший собеседник. В свои тогда 82 года (1988 г.) высокий, стройный. После работы в Печоре он был назначен начальником режима к Курчатову, и это отложило отпечаток на весь наш разговор: чуть что: «Это не надо записывать, это про бомбу!»
 

Какой-то там Корнейчук

Итак, станция Известковая, 1941 год. Идёт обычное совещание руководителей стройки. Таких совещаний было великое множество, но это запомнилось всем. Вёл его Френкель. И вдруг начальник политотдела стал делать замечания начальнику строительства, причём замечания ядовитые, подвергающие сомнению грамотность и разумность рассуждений начальника. Френкель не имел привычки повышать голос, отвечал сдержанно и обстоятельно. Когда же Корнейчук усомнился в нужности держать в начальниках такого руководителя как Френкель, то и здесь Френкель терпеливо ответил, что готов уступить своё место кому угодно, только не хотел бы видеть на этом посту такого бездарного деятеля. Слово за слово, присутствующие втянули головы в плечи. Такого ведь никогда не было: ну ругались, ну спорили начальники, но ведь раньше делалось всё это наедине. А тут такое…
 
Закончилось совещание. Все разошлись по кабинетам. Френкель понимал, что Корнейчук выполнял чью-то волю из Москвы. Но чью? Был немедленно персональный вагон начальника строительства прицеплен к поезду, идущему в  Москву. Френкель исчез со стройки. Но не появился он и в Москве, где, возможно, его ждали. Он вышел из вагона на какой-то станции недалеко от Москвы и окольными путями пробрался прямохонько на дачу к Сталину. О чём был разговор между Сталиным и Френкелем, нам не дано знать, но в Известковую Френкель вернулся  руководить так, будто бы и не было у него «прогула». А Корнейчук чуть позже исчез со стройки и объявился начальником политотдела Печорлага в Абези, правда, только в чине майора.
 
Между тем в 1943 году Френкель был награждён третьим орденом Ленина, и ему было присвоено звание генерал-лейтенанта. 
 

Только имя назови

О Френкеле много рассказывал мне Георгий Александрович Чернов. Когда началась война, Чернов был в экспедиции – разумеется, сразу все работы были свёрнуты и нужно было выбираться в Москву, но как? На счастье, на небольшой станции Чернов познакомился с Френкелем. Тот разрешил посадить геологов, до Котласа они были на полном довольствии железнодорожного начальника. Напоследок Френкель напутствовал его словами:
 
– Если вам что-либо понадобится, от моего имени можете обратиться в наше ведомство, и вам окажут содействие…
 
Вот что рассказал, в частности, Чернов:
 
– Запомнился его умный, волевой, пронзительно-рентгеновский взгляд. Недаром нечистые на руку боялись этого взгляда, приводившего их в замешательство. Френкель у таких людей прослыл человеком страшным. Я также был удивлён его предусмотрительностью. Нас  кормили в вагоне бесплатно до самого Котласа. А самое главное, он без моей просьбы разрешил обращаться от его имени в их ведомство при возникновении каких-либо трудностей. И в самом деле, когда мне пришлось через некоторое время выехать в Башкирию за семьёй, я вспомнил слова Френкеля и обратился с просьбами и в Котласе, и в Кирове. Всюду получал безотказную помощь.
 
В Котласе я обратился в местное отделение ОГПУ с просьбой выдать продукты на дорогу. Сначала меня спросили, кто я такой. Мой ответ, что я геолог такой-то, открыватель углей, прозвучал для них неубедительно. Оставался последний шанс – сослаться на Френкеля. Этого оказалось достаточно, чтобы нам на три дня на двоих выдали продукты, не потребовав при этом никаких документов…»
 
Чутьё что-то ему нашептало, и он отпросился по состоянию здоровья в апреле 1947 года на пенсию. Поэтому Френкеля не коснулись те гонения, которые начались на космополитов или   в связи с делом врачей. Умер Нафталий Аронович Френкель в Москве в 1960 году.
 

На высоких совещаниях

Бурная и загадочная жизнь. Вспоминал о нём в наших разговорах и Александр Павлович Мурзин, завотделом «Правды», бывший сотрудник «Красного знамени» в Сыктывкаре. Он рассказывал, что на совещаниях у Сталина по вопросам железнодорожного строительства выслушивались все назначенные к выступлениям, а потом Сталин останавливался возле Френкеля:
 
– А теперь послушаем, что по этому вопросу думает товарищ Френкель?
 
Френкель вставал и обстоятельно докладывал свою точку зрения.
 
– Так и решим, как предлагает товарищ Френкель,– заканчивал Сталин совещание.
 
Что-то роднило этих двух людей – Сталина и Френкеля.
 
 
Поделиться в соцсетях
  • 1
    Поделиться

guest
4 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Дьяконов С.С.
Дьяконов С.С.
28.04.2013 22:46

Френкель сделал каторгу рентабельнойК 1929 году он реорганизует само управление. Френкель не принимал даже самого термина “политико-воспитательная работа”. Он смотрел на лагерь опытным глазом коммерсанта. Пишущие машинки трещали, производя на свет планы, сметы, предложения по реорганизации соловецких лагерей. Нафталий Френкель получает одобрение на проведение эксперимента под названием “хозрасчет”. Заключенные стали… Читать далее »

евреям
евреям
28.04.2013 22:50

почему нет памятника,такому крутому еврею?

Прозрели ...
Прозрели ...
28.04.2013 23:51

Вот один из истинных палачей ГУЛАГа.
А М. Рогачев стесняется называть палачей, его интересуют только жертвы.

ВЛАД
ВЛАД
29.04.2013 00:13

Родина должна знать своих “героев”