Нефть под огородами

Жителей Усть-Усы обрекают жить рядом со скважиной

Автор:   
17:18. 19 июля, 2019  
  
0

В селе Усть-Уса (Усинский район) прошла встреча сельчан с руководством компании «ЛУКОЙЛ-Коми», которая намерена рядом с населенным пунктом обустроить поисковую скважину. Разговор получился весьма тяжелым. Изначально планировалось провести слушания, но потом выяснилось, что согласно последним поправкам в действующее законодательство нефтяники теперь могут просто информировать население о своих планах, причем исключительно по доброй воле. И всё! 

 

 

Сельчане настояли на том, чтобы встреча проходила в формате собрания, а также велся протокол. Хоть маленькая, но все же победа.

Говоря о скважине, слово «рядом» надо понимать в буквальном смысле. Согласно представленному проекту, строительство объекта должно начаться примерно в 1800 метрах от села. Представитель Комитета спасения Печоры (КСП) Валерий Братенков настоятельно потребовал уточнить эту цифру, поскольку было непонятно, от какой точки велся отсчет. В итоге выяснилось, что метры отсчитывались откуда-то от центра села, что фактически указывает на то, что северян ставят перед фактом жить с видом на скважину.

Согласно представленному проекту, наклонную скважину пробурят на 4,5 километра, а это означает, что нефтяная «подушка» находится прямо под селом и рекой Печорой.

Правда, генеральный директор компании «ЛУКОЙЛ-Коми» Александр Голованев употребил другое сравнение – «комната». И еще неизвестно, какие в ней нефтяные запасы, и какого качества. Чтобы узнать, надо построить поисковую скважину. Без нее никак.

Александр Голованев (второй слева) предлагает тщательно измерить параметры усть-усинской “нефтяной комнаты”

Похоже, что все-таки запасы перспективные, поскольку сейсмические работы велись на площади более 860 кв.километров. И как раз место для строительства поисковой скважины возле Усть-Усы оказалось самым идеальным.

Но сельчанам от этого не легче. На собрании было сказано много обидных слов в адрес нефтяников, которые довольно часто не сдерживают свои обещания, а порой и вводят в заблуждение местных жителей.

«Химия» и жизнь

Все понимают, что для строительства скважины потребуется большегрузная техника, которая фактически угробит единственную дорогу до Усинска; а «маленькая факельная установка» для утилизации горючих паров сделает окружающую территорию малопригодной для сбора дикоросов.

И кто знает, сколько в упомянутой «комнате» сероводорода? Многим памятен пожар, случившийся весной 2017 года на  месторождении имени Алабушина, откуда на протяжении длительного времени валил черный дым, горели три скважины. Высокая концентрация ядовитого сероводорода в воздухе делала жизнь жителей Припечорья невыносимой. Запах «тухлых яиц» ощущался даже здесь в Усть-Усе, хотя до места пожаров было почти 30 километров.

Кстати, то, что на алабушинском месторождении была именно катастрофа, подтвердил сам Голованев. Напомним, что два года назад тогдашнее руководство нефтяной компании пыталось всячески принизить экологические риски и пагубное влияние сероводорода и прочей «химии» на здоровье местных жителей.

Скважины горели в 7-8 километрах от села Щельябож и деревни Кушшор. Относительно большое расстояние и ветер, к счастью, направленный в сторону от населенных пунктов, значительно минимизировали опасные последствия от выбросов сероводорода. В случае с Усть-Усой риски отравиться ядовитыми газами заметно возрастут. Очевидно, как бы дико это ни звучало, жителям села не помешают противогазы: а что делать, когда известно, что все здешние нефтяные месторождения насыщены сероводородом, а серьезные аварии случаются с пугающей регулярностью?

Кстати, пожары на месторождении им. Алабушина удалось потушить только после того, как военные помогли отстрелить горящую арматуру.

Заложники нефти

В Усть-Усе в дефиците питьевая вода. Та, что течет из водопровода, пригодна разве что для мытья посуды. А ведь раньше для своих нужд воду просто черпали из Печоры. До прихода нефтяников ее качество всех устраивало. Теперь каждое весеннее половодье люди ждут с тревогой, поскольку высокая вода вымывает из прибрежных территорий все производственные огрехи нефтяников. Катастрофически оскудели рыбные запасы. А улов нередко пахнет нефтепродуктами и не пригоден в пищу. Упомянутые выше сейсмики распугали всю лесную живность – «даже мыши убежали!», говорят местные жители. В некоторых местах тяжелой сейсмической техникой порушен верхний слой хрупкой северной растительности и повалены деревья.

Многие склонны считать, что именно из-за сейсмических работ совсем перестал ловиться налим; «поплыли» берега Печоры, срочно требуется их укреплять, но никто не знает, где взять средства.

Так что по большому счету от того, что здесь в Усинском районе добывается нефть, местные жители имеют лишь одни проблемы. А слова Александра Голованева о том, что компания, которую он представляет, является социально ориентированной и работает в «национальных интересах», звучат, как издевка. По всему выходит, что ради этих условных «интересов» должны страдать конкретные люди.

На собрании много говорилось о том, что действующие законы не защищают местных жителей, когда речь идет о планах нефтяных компаний. Вот и выходит, как сказал один из выступавших, обращаясь к нефтяным генералам: «У вас свое государство, а у нас – свое. Никакого проку от вас нет».

Но это лишь эмоции от бессилия. В представленной документации по обустройству скважины совсем не удивили слова о том, что «в непосредственной близости от рассматриваемой территории сохраняются обширные, не населенные людьми пространства естественных, относительно не нарушенных ландшафтов, изменение ареалов млекопитающих и птиц представляется маловероятным. В результате отчуждения естественных мест обитания и повышения фактора беспокойства, часть животных может переместиться территориально, однако, основная область их географического распространения останется прежней…» (пунктуация сохранена). Как пояснили разработчики, речь идет лишь о километровой зоне от скважины, а само село расположено чуть дальше. Получается, что местные жители просто не вписываются в планы нефтяников? Все это похоже на скрытую политику по выдавливанию коренного населения со своих исконных земель.

Главное пообещать?

А ведь как красиво когда-то все начиналось! В конце 90-х в Коми пришел «ЛУКОЙЛ», президент компании Вагит Алекперов на самой первой пресс-конференции в Сыктывкаре неожиданно пригласил представителей общественности, чиновников и депутатов из Коми и Ненецкого автономного округа (НАО) посетить Когалым (Ханты-Мансийский автономный округ, ХМАО), где на тот момент были размещены основные производственные мощности предприятия. Цель приглашения была обозначена предельно четко – показать, какими в ближайшем будущем будут красивыми, ухоженными и процветающими территории, куда приходит «ЛУКОЙЛ».

Чартер с гостями в аэропорту Когалыма приветствовал бравурной музыкой духовой оркестр, среди многочисленных встречавших был замечен председатель Думы ХМАО Сергей Собянин

Город в Западной Сибири сразу в себя влюбил. Удивила больше всего даже не образцовая инфраструктура – школы, детские садики, спортивные и культурные сооружения, дороги… Запомнились незначительные детали, например, аккуратные с подсветкой автобусные остановки; то, что в идеальном порядке находятся не только дворы жилых домов, построенных по проектам архитекторов из Прибалтики, но и вся территория вокруг Когалыма. Было откровением, что и в пригородном лесном массиве ведется уборка мусора! В детских садиках были не искусственные, а натуральные ковры, местный аэропорт уже в то время носил статус международного.

Сегодня, пожалуй, о кардинальных позитивных изменениях можно говорить лишь в отношении центра НАО Нарьян-Мара. Что касается коми глубинки, то обещания преобразить территорию обернулись лишь небольшими и мало затратными социальными проектами. В Усть-Усе, например, появилась детская площадка. Скромно как-то для компании, которая на российском Севере от добычи углеводородов имеет многомиллиардные прибыли.

Нужен диалог

По словам директора местной школы, депутата Государственного Совета Коми (фракция КПРФ) Екатерины Дьячковой, на представленный проект строительства поисковой скважины уже есть порядка 80 замечаний. Если их нефтяники не будут брать в расчет, то никакого диалога не получится в принципе.

В частности, в представленных документах не учтено, что местные болота являются традиционными местами сбора ягод и грибов. Нет оценки воздействия планируемых строительных работ на водные объекты, не указаны нормативные акты и методики, на основе которых будет осуществляться мониторинг поверхностных вод.

Важно в самое ближайшее время провести встречу с инициативной группой жителей сел Усть-Уса и Новикбож по вопросу обсуждения условий осуществления контроля со стороны членов КСП и местных жителей за ходом строительства и эксплуатации поисковой скважины, приступить к строительству которой нефтяники планируют во втором квартале 2021 года.

Фото автора

Мнение

Иван Иванов, заместитель председателя Комитета спасения Печоры:

– На самом деле ситуация намного хуже. И я бы говорил не о скрытом выдавливании коренных жителей с территории их проживания, а о явном. И даже я бы говорил о явном и намеренном экоциде.

Все месторождения Денисовской впадины имеют высокий газовый фактор и высокое содержание сероводорода. Сероводород  – чрезвычайно ядовитый газ, тяжелее воздуха, чрезвычайно агрессивен по отношению к трубопроводам и арматуре. Фактически эти скважины – это «оружие массового поражения» для коренного населения. И, на мой взгляд, лишь вопрос времени, когда эта «бомба» рванет. Но в силу высокого пластового давления и высокого дебита (пока все скважины фонтанирующие, то есть не требуют мер по поддержанию пластового давления – установки насосов и расхода электроэнергии) для нефтяников месторождения в Припечорье – это лакомый кусок.

Об опасности говорит хотя бы то, что первое разработанное месторождение Денисовской впадины – Баяндыское – было открыто еще в 80-е годы прошлого столетия, но у советского руководства хватило здравого смысла не рисковать жизнями жителей окрестных населенных пунктов.

Выбросы сероводорода (по словам местных жителей) были с самого начала разработки месторождений Денисовской впадины. Они происходят постоянно при любых монтажных работах. Но только фактическое отсутствие какого-либо государственного мониторинга позволяет скрывать эти факты. Авария на месторождении имени Алабушина показала это очень явно. За месяц горения скважин и месяцы после аварии так и не был налажен мониторинг состояния атмосферного воздуха в населенных пунктах.

Поделиться в соцсетях
  • 62
    Поделились

avatar
1000