Госхлеб

Вопрос о главном продукте снова становится политическим

13:13. 2 сентября, 2010  
  
0

Правительство Санкт-Петербурга выступило с инициативой: обрести свой хлеб.

Прошу простить мне неуместно высокий стиль формулировки. На самом деле суть её исключительно рациональная и прагматическая: сделать так, чтобы городская администрация имела под руками некоторое количество хлеба, становясь тем самым игроком на рынке.

Администрация субъекта Федерации как рыночный оператор — это вещь серьёзная и означающая: такой продукт, как хлеб, снова приобретает высокое политическое значение.

Прожжённые элеваторы

«Казнь египетская», обрушившаяся нынешним летом на Россию, привела не только к лесным пожарам, но и к высыханию, фактически тому же выжиганию хлебных полей.

Прогнозы о 90 млн. тонн зерна, раздававшиеся ещё весной, посрамлены: как ожидается, будет собрано на треть меньше — всего 60 млн. Совершенно ясно (и из истории, и из экономической науки), что влечёт за собой подобное стихийное бедствие.

Владимир Путин распорядился прекратить экспорт зерна, но это решение обоюдоострое: оно вызвало рост цен на зерно на мировых рынках, на которых, весьма вероятно, нам всё равно придётся докупать как минимум пшеницу. Но внутренние трейдеры тоже не спят и, как это с неизбежностью всегда следует, начинают продавать зерно по значительно выросшей цене, причём в складывающихся условиях это едва ли не лучший вариант.

Гораздо хуже, что трейдеры просто не выставляют пшеницу на торги. Никакую. Тут удивляться, конечно, нечему; история, причём не только российская, слишком богата на подобные факты. И хлеб, как известно, иной раз сознательно гноили — лишь бы не продешевить.

Думать об этом всём очень не хочется, я понимаю. Потому что невольно память уходит к 1917-му (по справедливости, вообще к 1916 году), а равным образом и к 1930-му, вызывая соответствующую зябкость. Но продотряды уже при всём желании на элеваторы послать невозможно. Требуются какие-то новые формы воздействия на ситуацию.

Хлебный процессинг

Видимо, исторические аллюзии каким-то образом повлияли на правительство Санкт-Петербурга. Уж где-где, а в городе на Неве, вероятно, на уровне генетики заложены воспоминания о 1917 годе.

Идея (как она изложена на лентах информагентств) следующая.

Администрация города обязана иметь в своём распоряжении некоторое количество хлеба двух основных сортов — ржаного хлеба и нарезного батона. Достичь этого можно одним из двух способов.

Первый: администрация раскошеливается и на бюджетные деньги строит либо приобретает хлебозавод. В сообщениях агентств фигурирует мощность 40-45 тонн в сутки, стоимость завода — 200 млн. рублей. Тем самым петербургское правительство получает возможность занять почти 20-процентную долю городского рынка.

Второй способ, ведущий к тому же самому результату, – процессинг. Он был очень распространён во второй половине 90-х — начале 2000-х годов и применялся как в алюминиевой промышленности, так и в нефтепереработке. Суть процессинга такова: на завод поставляется некоторое сырье — нефть или глинозём. Сырьё именно поставляется, а не продаётся. Завод всего лишь выполняет заказ на переработку. Получаемая продукция снова передаётся компании – поставщику сырья. (В те годы процессинг частенько принимал форму так называемого «толлинга», то есть процессинга для сырья, поставляемого из-за рубежа. Точнее, якобы поставляемого из-за рубежа. Сырьё поставляли, разумеется, многочисленные офшоры, они же получали затем продукт переработки.

Основное зло толлинга было в том, что ни с «ввозимого», допустим, глинозёма, ни с вывозимого – а вот тут без кавычек – алюминия не платятся ни таможенные пошлины, ни НДС. Налоги государство получает только с фиксированного дохода, который имеет завод-переработчик).

В применении к хлебу петербургское правительство намеревается поступить процессинговым образом: поставлять на хлебозавод муку, а затем забирать хлеб.

В СМИ уже звучит определение «хлебный толлинг», и если внешние трейдеры включатся в игру на российском зерновом и мучном рынке, это определение может оказаться справедливым. Во всяком случае, президент Белоруссии Александр Лукашенко уже заявил, что его страна готова помочь России хлебом. Небескорыстно, разумеется (теперь уж от Лукашенко какой бескорыстности и требовать…).

Фондом по толлингу

Пытаясь узнать, собираются ли предпринимать какие-либо превентивные меры органы власти республики, я столкнулся с тем, что хлебный вопрос если ещё и не вырос до политического, то характер государственной тайны уже носит. Данные о ежедневном потреблении хлеба засекречены и внесены в реестр специальных оперативных сведений правительства «для служебного пользования».

В результате придётся проводить весьма грубый самостоятельный подсчёт. Я отдаю себе отчёт, что структура, динамика и сама культура потребления хлеба в Петербурге и Коми может весьма разниться. Тем не менее, если принять за основу изложенные выше цифры, можно вычислить, что республика потребляет 40-50 тонн хлеба в сутки.

По данным, которыми с «Красным знаменем» поделились в одном из министерств, получивших поручение от правительства РК разрабатывать меры сдерживания цен на социально значимые продукты, в Коми поступят иным, нежели в Петербурге образом.

Естественно, бюджетных денег на строительство ещё одного хлебозавода (пусть даже на небольшую мощность, 8-10 тонн в сутки) у республики нет. Заниматься хлебным толлингом в этом смысле, конечно, проще, но всё равно затратно, ибо потребует как минимум создания особого предприятия, а как оптимум — специальных хлебных складов и специального же перевозчика. А кроме того, не так-то просто сейчас найти и дешёвую муку: в ней уже сидит моментально за последние недели взвинченная накрутка, и Антимонопольная служба уже грозится провести расследование на эту тему.

Посему решено поступить проще: по образу и подобию резервного топливного фонда, который создаётся в эти месяцы и которому вменено в обязанность искать и копить дешёвый мазут для дальних котельных, образуется резервный фонд зерна. Его оператору будет поручено рыскать по всей стране в поисках дешёвой пшеницы, ржи, а не исключено, заодно и различных круп, которые, как известно, тоже «пошли в рост». Собственных элеваторов в республике нет.

Найти дешёвые элеваторы — сейчас задача № 1.
То, что ею занялась власть, свидетельствует: нефть потеснена в золотом списке «политических продуктов» России. На социально-экономическую авансцену страны вышел её исконный хозяин.


 

А что мы можем сделать?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ярослав Бордюг,
руководитель Коми УФАС России:

– Коми УФАС России проводит еженедельные мониторинги цен производителей, занимающих доминирующее положение на рынках социально значимых продуктов питания – хлеба и молока. На основании этих данных уже начаты проверки ряда хозяйствующих субъектов, повысивших цены. Если усмотрим признаки необоснованного роста, мы возбудим антимонопольные дела. Сам факт проведения контрольных мероприятий уже в какой-то мере дисциплинирует предприятия, ведь если будет доказано, что они злоупотребили своим доминирующим положением, им придётся заплатить немалые штрафы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сергей Изъюров,
юрист КРО “ОПОРА России”:

– Сегодня все эти телодвижения связаны с попыткой государства запретить экспорт зерна. Да, цены растут. И мы в республике не имеем возможности повлиять на это. Здесь можно идти тремя путями. Во-первых, производить компенсации производителям. Во-вторых, работать с давальческим сырьём, как в Петербурге. Но это всё придётся делать за счёт бюджета. Есть ещё третий путь – административный. То есть угрозой репрессий заставить производителей не повышать цены. Но этот вариант наихудший.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Белла Забровская, председатель Комитета Госсовета РК
по бюджету, налогам и экономической политике:

– У нашего государства есть множество рычагов воздействия на хлебный рынок. На мой взгляд, не стоит выдумывать велосипед. Можно создавать резервы зерна и муки, можно применять стимулирующие налоговые меры, можно, наконец, наладить нормальный контроль за ценами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Саркис Манасарянц,
президент Торгово-промышленной палаты Республики Коми:

– Не надо никаких процессингов и толлингов, ни тем более новых хлебозаводов. Проблему возможного роста цен можно решить на действующих заводах, применяя к ним налоговые льготы на определённые виды продукции. Выбрать для этого, предположим, два-три, максимум четыре, наиболее ходовых сорта хлеба, которые потребляют все, и, в первую очередь, социально незащищённые слои населения. Такие вещи вполне поддаются налоговому администрированию. И уже совсем категорически я не приемлю идею возвращения к талонам, о чём начали говорить кое в каких партиях. За что боролись, спрашивается?..

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Галина Лапшина,
президент Торговой ассоциации РК:

– Можно пойти и по пути Санкт-Петербурга. А можно сделать и то, что рассматривается сейчас в нашей республике. Речь идёт о создании страхового фонда продовольственного зерна. И тот и другой путь возможен. А вообще, действовать надо всем миром!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Виктор Филипчук,
директор Коми регионального фонда поддержки малого и среднего бизнеса им. В.А.Тихонова:

– На мой взгляд, помогать – субвенциями ли, дотациями – следует в первую очередь тем производителям, которые работают непосредственно в поле. Конечные переработчики в какой-либо государственной поддержке нуждаются значительно меньше. Поддержка должна пойти комбайнёру, когда он закладывает зерно в закрома. Цена идёт именно оттуда, и именно с этого корня нужно начинать.


спонсор публикации

“Агромаш”, компания с многолетним опытом работы на рынке сельскохозяйственного оборудования, предлагает машины для очистки зерна. Мы поставляем обурудование как для частных мельниц, так и для зерноперерабатывающих цехов крупных комбинатов, а так же оборудование для складов и элеваторов. Сепараторы для очистки зерна БСХ, БИС, БЛС всегда в наличии у компании “Агромаш” на складах в Нижнем Новгороде, Ульяновске и Краснодаре.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000