Никита Белых предлагает создать лесное «бюро кредитных историй»

Временно исполняющий обязанности губернатора Кировской области Никита Белых предлагает создать структуру по подобию бюро кредитных историй, которая содержала бы данные о лесопользователях.

09:00. 29 мая, 2014  
  
0

Об этом он заявил на «круглом столе» «Опыт регионов в сфере повышения эффективности лесного комплекса» в среду в Сыктывкаре.

— Как правило, когда мы рассматриваем вопрос о выделении участков для лесопользования, мы имеем дело с одними и теми же персонажами, — сказал Белых. — Базу на них мы имеем и можем сразу сообщить о них в те регионы, куда они собираются идти.
Врио губернатора заметил, что, «к сожалению, у нас лесозаготовители представлены сотнями и тысячами индивидуальных предпринимателей. Предприятий, подобных Монди (ОАО «Монди СЛПК» – прим. ред.), у нас нет».
А по окончании «круглого стола» Никита Белых и его коллега по Республике Коми Вячеслав Гайзер так ответили в беседе с журналистами на вопрос «Красного знамени»:
– Никита Юрьевич, в то время и в том месте, когда и где произносятся слова «Киров» и «лес», они неизбежно слипаются, порождая неизбежные ассоциации. В контексте вашего предложения о «бюро кредитных историй» для лесопользователей ясно, что «Кировлес» уже точно в такое бюро попадёт. По каким критериям и каким огрехам вы предлагаете заносить туда лесопользователей? Какой должна быть эта структура – федеральной или, может быть, межрегиональной?

– Мне кажется, вы притянули «Кировлес»для красного словца. Потому что он к этому не имеет никакого отношения.
Что касается бюро кредитных историй, это тема, которая возникла буквально сегодня. И она, скорее, актуальна более для нас. Особенности лесного комплекса Кировской области заключаются в большом количестве малых предприятий и индивидуальных предпринимателей, которых кратно больше, чем в Республике Коми. Сегодня мы находимся на предприятии, у которого объём потребления составляет от 4 до 5 миллионов кубометров в год, из которых 2 миллиона – собственных («круглый стол» проходил на Монди СЛПК – прим. ред.). У нас компаний таких масштабов нет. У нас проект свыше 100 тысяч кубов в год уже считается крупным.

При этом нынешняя ситуация складывается так, что выделения леса, кроме как на лесных аукционах или через инвестпроекты (предоставление лесных участков в аренду по льготной ставке в случае реализации крупного инвестиционного проекта – прим. ред.), нет. Поэтому когда мы на аукционе видим победителем какого-нибудь Иванова, Петрова, Сидорова и прочих, у нас нет никакой информации об этом субъекте. Более того: мы не можем его никак ограничить. Сейчас обсуждается и, надеюсь, будет принято предложение о выделении древесины по конкурсу, то есть когда будет формулироваться ряд условий. Потому что сейчас то, что мы имеем, складывается, к сожалению, в очень определённую картинку: с одной стороны, большое количество арендаторов, что, казалось бы, должно давать устойчивость системе. Но, с точки зрения налогового и иного администрирования, выходит крайне сложная ситуация. И нам было бы гораздо приятнее, если бы у нас было десять крупных лесопользователей, работающих «вбелую».

Потому что крупные предприятия выплачивают заработную плату и имеют соответствующие трудовые соглашения.
Бюро кредитных историй (показывает жест кавычек) – это мысль, которая возникла в ходе сегодняшнего совещания и которую нужно обсуждать. Если она актуальна только для нас с нашей структурой лесопользования, тогда понятно, что эта тема федеральной не может быть по определению. Если эта тема интересна и вызывает спрос со стороны каких-то других регионов, где такая же структура лесопользования, значит, тогда имеет смысл сделать общую структуру, с помощью которой смотреть, чтобы в регионе, куда приходит предприниматель с серьёзным шлейфом неплатежей и нарушений, уже знали, с кем они имеют дело.

Вячеслав Гайзер: – Я поддерживаю Никиту Юрьевича. Но на самом деле такой механизм уже существует, только по другим основаниям. У нас в рамках 94-го федерального закона, сейчас, соответственно, изменившегося (о государственной контрактной системе – прим. ред.), существует так называемый «чёрный список» федерального значения недобросовестных поставщиков. И этот механизм уже отработан. По такой же аналогии может вестись и формироваться список, например, на уровне Рослесхоза. Технология этого процесса есть, и она используется.
Другое дело, что нам всем нужно определиться, насколько это актуально для Российской Федерации в целом. Я, например, считаю, что актуально. И дело даже не в том, что тысяча у нас лесопользователей или десяток. В этом десятке может оказаться такой же…
– «ЦентроВудКом» (дочернее предприятие польской Centrozap SA, получившее в 2008 году большой участок леса в Усть-Куломском районе Коми по половинной арендной ставке, в течение всех этих лет не заготовившее ни одного кубометра древесины и сдававшее участок в субаренду, что повлекло в 2014 году возбуждение уголовного дела по статье о мошенничестве – прим. ред.)?

– Да. Который нанесёт урона больше, чем тысяча в Кировской области, потом убежит в другой субъект Федерации и будет заниматься тем же самым. Просто как хозяйствующий субъект. Не будучи преступником в прямом смысле слова, но тем, кто наносит ущерб государству по другим основаниям.

Никита Белых: – Тут речь идёт о том, что, может быть, надо создать не «бюро кредитных историй» с чёрным списком, а систему обмена информацией о проектах, которые реализуют лесопользователи. Ведь почему, собственно говоря, у нас с Вячеславом Михайловичем возникли первые контакты в части лесопользования? По вполне конкретному предприятию, которое работает на территории Республики Коми и у которого дочерние подразделения не только на территории Кировской области, но ещё и на территории Удмуртии (Северо-Западная лесная компания, владеющая Жешартским фанерным комбинатом в Коми и строившая комбинат в посёлке Демьяново Кировской области, объявив его будущим фанерным, на поверку, однако, оказавшимся производящим шпон – прим. ред.).

И вот мы с ними общаемся как с самостоятельными субъектами и не понимаем, откуда там происходят негативные действия и шаги. Наконец, мы с Вячеславом Михайловичем договорились: давайте соберём рабочую группу, чтобы объединить наши интересы и чтобы между нами не бегали инициаторы проектов, одним рассказывая одно, другим другое. У нас ведь задача не задушить предпринимателей, а совместно выработать правильную позицию. Результатом стало то, что сейчас в Министерство промышленности и торговли России мы оба пишем письмо, что да, мы хотим этот проект поддержать, считаем его важным, нужным и т.д.

Сегодня руководитель комбината пытался оправдываться. Но вопрос не в оправдании. Здесь проблема коммуникации. Мы за то, чтобы они развивались и реализовывали проекты. Только не нужно пытаться, когда ты видишь, что проект идёт в другое русло, решить его самому, потому что всё равно это не получается. И  в конечном итоге мы всё равно все вынуждены подключаться к нему. Хотя это можно было сделать на этапе раньше и намного более эффективно.
 

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments