Искусство требует жертв

Как написать сценарий спортивно-патриотического фильма

17:30. 9 февраля, 2018  
  
0

Отечественная картина «Движение вверх» получила хорошую кассу, пользуется у публики успехом — таким же, как и популярная в свое время «Легенда № 17». Обе спортивные саги созданы, в общем, по одним и тем же лекалам. Хотя «Движение вверх» — все-таки более яркое зрелище. Особенно благодаря попытке реконструировать знаменитый финальный матч в Мюнхене.

 

 

Правда, в фильме мы видим совсем другой баскетбол — современный. В 1972 году так не играли. Центровые не висли на корзинах, не разбивали пластиковые щиты. Но в целом реконструкция удалась. Перипетии матча воспроизведены «близко к реальности».

Увы, это касается только самой игры. Все остальные «сопутствующие» главному матчу эпизоды выглядят как типичное «киномыло». Слащавый пафос, пошлые штампы. Хуже того — подтасовки фактов, а местами и откровенное вранье.

А ведь есть замечательная книга «Движение вверх», написанная участником тех событий Сергеем Беловым. Она увлекательна и правдива.

И вроде бы у авторов фильма была простая задача — открывай книгу и, следуя ей, делай форматный сценарий. В строгих рамках реальности — настолько поразительной, что никакие «прикрасы» ей не нужны. К сожалению, сценаристы подошли к этому делу «творчески»…

 

Второе пришествие беллетриста Потоцкого

У Сергея Довлатова есть замечательный пассаж про некоего Стасика Потоцкого, который решил стать беллетристом. Для этого он прочитал двенадцать книг. И понял, как завладеть сердцем читателя:

— Рассказ можно написать о чем угодно. Сюжетов навалом. Возьмем любую профессию. Например, врач. Хирург, бля, делает операцию. И узнает в больном — соперника. Человека, с которым ему изменила жена. Перед хирургом нравственная, бля, дилемма. То ли спасти человека, то ли отрезать ему… В общем, хирург колеблется. А потом берет скальпель и делает чудо. Конец, бля, такой: «Медсестра долго-долго глядела ему вслед…» Или, например, о море, — говорил Потоцкий. — Моряк, бля, уходит на пенсию. Мрачный, он идет по набережной и видит, бля, парнишка тонет. Моряк бросается в ледяную пучину. Рискуя жизнью, вытаскивает паренька… То есть моряк всегда остается моряком, даже если он, бля, на пенсии…

«Потоцкий сочинял один рассказ в день. У него вышла книга. Она называлась «Счастье трудных дорог».

Довлатов, который приходил в ужас от сентиментальных банальностей и примитивного пафоса, всерьез полагал, что подобного рода «беллетристика» умрет вместе с советской эпохой.

Но классик ошибся. Господа Потоцкие живут и процветают доныне. Сегодня у них появился новый заказчик — в лице Минкульта. Ну а сюжетов кругом навалом. Возьмем, бля, к примеру, спортсменов…

 

Назад, в прошлое

Желательно выбрать командный вид спорта.

Большая группа сильных потных мужчин с голыми торсами в душе и раздевалке — это всегда колоритно.

Кроме того, команда — как бы символ нации, ее сокрушительного единства. Но сплотить команду может только авторитарный тренер — архетипический герой, честный и бескомпромиссный. Внешне он не обязательно похож на Владимира Владимировича, но тут главное — «правда характера».

Керлинг, регби, хоккей на траве сразу исключаем. Футбол тоже. Про него, конечно, можно снять фильм о наших победах. Но только в жанре фантастики.  А нужна реальная история, имеющая воспитательное значение для молодежи и юношества.

Такие истории — в основном, в прошлом. И в другой стране, которая называлась Советский Союз. СССР — это кладезь наших побед.

В то славное время советские спортсмены громили соперников на  всех чемпионатах и Олимпиадах. Нашим мастерам не было равных.  Причем они побеждали легко, а  играли весело, азартно и  в свое удовольствие.

Но это очень плохо! Из такого материала патриотического фильма не сделаешь. Нужен героический эпос типа «Триста спартанцев», «28 панфиловцев» или «Крейсер «Варяг». Ни шагу назад, умираем, но не сдаемся, открыть кингстоны!

 

Кузькина мать

Да, советский хоккей и баскетбол процветали. И тренеры у сборных были замечательные. Мудрые специалисты, любимцы своих команд. Но такой, знаете ли, немножко демократической складки. И слегка подраспустили ребят. А главное,  у старых тренеров не было никакой сверхзадачи.

Но нам-то требуется конфликт! И человек, который «взлохматит» старушку-идиллию. Фанатик мессианского типа, готовый открыть кингстоны. Но их же просто так не откроешь — нужна ситуация безнадежности. Если ее нет — надо придумать.

Важно, что у нового тренера есть идея-фикс. Он хочет победить Америку. Показать ей кузькину мать.

Почему именно Америку, сегодняшнему зрителю объяснять не надо. Сытая, богатая, самодовольная. Она раздражает самим фактом своего существования. Не говоря уж о санкциях.

Итак, драма начинается с того, что появляется герой античного типа. Наставник сборной, которого поначалу не любит ни команда, ни спортивное начальство. Ситуацию можно усугубить, намекнув на происки вездесущего КГБ. Впрочем, сильно эту тему педалировать не стоит — это сейчас не в тренде.

Далее. Практически в одиночку брутальный тренер бросает вызов Северо-Американским Штатам (канадцы тоже подходят). А те, наглые, конечно, смеются, всячески издеваются. Мол, как же вы собираетесь нас победить — валенками закидаете?

Зря они — про валенки. Русские этого не прощают. И потом страшно мстят.

 

Подлые и коварные

По ходу фильма в зрительном зале должно нарастать естественное отвращение к американцам. Хитрым, надменным, коварным. Как выясняется, они даже играть-то толком не умеют. Лишь с помощью судейских уловок, грязных силовых приемов. И почем зря ломают наших ребят.

Ломают, конечно, самых талантливых. Чистых виртуозов с твердым характером, но с нежной душой.

И тут в сценарии придется немножко подправить историю. Передернуть факты, как затвор АКМ. Из лучших, естественно, побуждений.

Вот, например, Валерий Харламов. Да, известно, что он попал в аварию уже после суперсерии. А в фильме  пусть будет — до. Пусть он играет со сломанной ногой. И пусть канадцы это знают, но бьют именно — по сломанной. Почему? Сволочи потому что.

Валерий Харламов был настоящим виртуозом

Или возьмем баскетболиста Александра Белова. В 1972 году это был здоровый молодой человек, приносивший по 20 очков за игру. Саркому сердца у него обнаружат спустя несколько лет после Олимпиады в Мюнхене. Но для сценария это не годится. Надо придумать, что редкая болезнь подкосила парня еще во время тренировочных игр с заокеанскими студентами.

Под кольцом легендарный Александр Белов.

И вот лежит Белов под капельницей, практически умирая. И врач-американец требует за его лечение какие-то нереальные деньги. Выход только один: тренер отдает всю валюту, которую он копил на операцию для сынишки-инвалида (на самом деле никакая операция  была не нужна).

Есть, конечно, у сборной и свой доктор. Однако в его аптечке имеется только анальгин. Все, чем он может помочь тренеру, это не рассказывать команде о благородном поступке наставника. Но в конце фильма придется открыть глаза. Пусть игроки узнают и прослезятся. А зрители — обрыдаются.

Члены сборной СССР играют с неграми в Гарлеме. Это выдумка сценаристов

 

 Песнь о смелых и сильных духом

Принцип «зрители обрыдаются» — ключевой для спортивно-патриотического фильма. Публика должна остро пожалеть и собранную по кусочкам ногу Харламова, и безнадежное сердце Белова.

По сценарию, наш хоккеист — почти калека. Но даже на одной ноге он способен феерически обыграть всю пятерку канадцев. Сцепив зубы, выходит на лед, забивая решающие шайбы.

А наш баскетболист фактически находится при смерти. Невзирая на подлые удары локтями (ясно, что соперники пытаются его добить), Белов ведет команду к победе. Недаром же его зовут Александр. Он — греческий герой: на щите или под щитом. Даже если этот щит — баскетбольный.

Все должно быть как в «Песне о Буревестнике»: «Пускай ты умер, но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером…»

Искусство, как известно, требует жертв. А уж патриотическое — тем более.

Родина у нас суровая. И просто победа ей не нужна. Ей нужен подвиг. Причем — красивый, песенный.

«Есть только миг» и «до смерти четыре шага». А до подвига — три секунды. Как Матросову — до амбразуры.

 

Замыслил он побег…

Матросову, правда, никто не давал трех попыток на подвиг. В отличие от нашей сборной в Мюнхене. Победный мяч в корзину залетел только с третьей.

Об этих роковых секундах до сих пор спорят во всем мире и специалисты, и рядовые болельщики. В ту сентябрьскую ночь на нашей стороне оказалось само спортивное счастье.

Но в фильме никаких сомнений быть не должно. Игровая фортуна тут ни при чем. Мы правы потому, что правда — всегда за нами, за русскими.

Кстати, это признал даже Модестас Палаускас, явный литовец. Вообще-то, он не собирался бежать на Запад. Но в сценарии мы напишем — собирался. Хмурый прибалт готовил побег, мечтая коварно изменить нашей советской Родине накануне финального матча. И чуть было не изменил. К счастью, в последний момент одумался. Когда понял, какие все-таки прекрасные парни — эти русские, грузины, белорусы и украинцы.

Капитан сборной Модестас Паулаускас не был антисоветчиком

 

Принцип Берлаги

Реальная история, конечно, хороша и сама по себе. Но — в разумных пределах. А сценарист — он ведь, в сущности, парикмахер: здесь отрежем, там подправим, чтоб не торчало. Получим гладкое, округлое, розовеющее, как мыло.

Ну а в конце неизбежна фраза типа: «Спасибо за игру, ребята!» И последняя ремарка: «Команда долго-долго смотрит тренеру вслед».

И все, и достаточно. И вот уже лента бьет кассовые рекорды, и продюсер Никита Михалков уходит с премьеры с влажным от счастья лицом.

Поэтому какие могут быть претензии? Непонятно, почему вдовы тренера Кондрашина и баскетболиста Белова скандалят, заявляя, что авторы фильма все переврали?

Как сказал бы бухгалтер Берлага, это сделано «не в интересах правды, а в интересах истины». То есть ради пользы Отечества и в целях воспитания молодежи.

 

Голая и прекрасная

Возмущаются, в основном, старички, въедливые и дотошные. Из тех, кто знаком с оригинальной версией событий. Кто 45 лет назад «вживую» следил за битвой с канадцами и наблюдал за высокой драмой в Мюнхене.

Старички помнят всех поименно. Не только Харламова, Якушева, Едешко и Палаускаса, но и не менее великих Эспозито, Курнуайе, Макмиллена. И даже обоих Хендерсонов — хоккеиста и баскетболиста.

Один из этих Хендерсонов был до глубины души потрясен тем, что ему удалось забить Третьяку решающий гол в суперсерии. После чего он «забил» на все, в том числе на хоккей, ушел в священники, стал доктором богословия. Вот какие страшные обеты давали тогда на льду!  Вот у кого просили помощи игроки! Вот какие страсти кипели!

Пол Хендерсон забил такой гол, после которого стал священником

То были парни крутого замеса — и наши, и не наши, «заокеанцы». Как матерые хищники, они уважали клыки соперников. Многие из них, кстати, до сих пор дружат.

В тех исторических матчах соперники на самом деле были партнерами. Ибо вместе создавали спортивную драму. Каждая их схватка превращалась в невероятный спектакль, даривший зрителям острую, почти животную радость. Для тех, кто это видел в реальном времени, любое кино — всего лишь бледная подделка.

Голая правда всегда прекрасна. Только она по-настоящему возбуждает.

Поделиться в соцсетях
  • 16
    Поделились