Живописные альтернативы «Ыбице»

Коми пережила нашествие художников

16:39. 19 августа, 2016  
  
0

Август близится к концу, а об очередном мультифестивале «Ыбица» – ни слуху, ни духу. Да упокоится он с миром, и хватит об этом. Зато в период с 8 по 14 августа ыбские просторы стали местом пленэра для художников, представляющих десять регионов страны. Первый живописный пленэр «Молодые художники Северо-Запада России» предварил одноимённую выставку, которая открылась в залах Национальной галереи Республики Коми (НГРК) 18 августа.

Грант за мудрость

За пару часов до выезда художников на место пленэра – в село Ыб Сыктывдинского района – они пообщались с журналистами в галерее: не только заявили, чего ждут от пленэра, но и рассказали о себе.

Так, гостья из Архангельска Мария Молчанова поделилась, что до того, как полностью посвятить себя живописи, она получила высшее образование совсем по другой специальности, и «как человек с высшим образованием, некоторое время работала продавцом».

А петербурженка Елена Вяткина сказала, что очень ценит любую возможность путешествия, в котором можно ещё и предаться любимому занятию.

Директор НГРК Ольга Талянина добавила:

— Пленэр устроен с целью создания произведений, воспевающих красоту нашего Севера.

По её словам, подобные художественные пленэры регулярно проводятся во многих регионах по всей России, а этот пленэр в Коми стал возможен благодаря гранту Главы РК.

– Идею проведения пленэра в Республике Коми поддержал Союз художников России и лично его председатель Андрей Ковальчук. Союз художников также оказал нам неоценимую организационную помощь, – отметила Талянина.

Далее директор НГРК вкратце напомнила историю техники пленэра, уходящей, по её словам, в XIX век. В связи с чем были упомянуты французские импрессионисты и имена наших мастеров того времени – Поленова, Серова и других.

Художественный руководитель пленэра, заслуженный художник России Виктор Орловотметил, что привлечение к работе на пленэре именно молодых живописцев – это «особая мудрость», ведь они формируют завтрашний день отечественного искусства.

В числе сыктывкарских участников пленэра – Екатерина Хоменко, Дмитрий Демьянов и штатный художник-реставратор Национальной галереи Коми Ольга Огнёва.

Ыбские этюды и тезисы

Ну а в конце минувшей недели администрация галереи организовала для журналистов выезд на место пленэра. Там, в селе Ыб, художники вольготно разместились в двух домах.

Между прочим, одним из кураторов пленэра выступила председатель местного сельсовета Светлана Тюрнина. Она с гордостью продемонстрировала журналистам убранство одной из изб, где разместились художники. В этом доме, история которого уже перевалила за сто лет, собрана впечатляющая коллекция предметов крестьянского быта. Некоторые молодые журналисты – дети города – с неподдельным любопытством изучали уникаты, вертя их в руках и порой не сразу догадываясь об их назначении. Впрочем, по словам некоторых художников, крестьянский быт и на них произвёл неизгладимое впечатление. Кроме того, гости смогли убедиться в том, как надёжно традиционное жилище спасает от летнего зноя.

IMG_1699

Именно этот дом Екатерина Хоменко избрала темой этюда, который начала писать прямо на глазах у гостей. Они стали свидетелями поистине волшебного момента рождения произведения искусства, пусть и маленького. Ценность такого момента становится очевиднее, если вспомнить, как ревностно большинство художников оберегают от посторонних глаз собственно ремесленный процесс. Ведь не случайно так редко теперь можно увидеть живописца на пленэре в общественном месте.

Этюд как самостоятельное, самоценное произведение искусства (а не как эскиз к большой работе) – эта тема была затронута и в спонтанной дискуссии во время выезда в Ыб. А отвечая на вопросы журналистов, Виктор Орлов поделился:

– Пленэр существует для того, чтобы художники, общаясь, могли учиться друг у друга. Сегодня ситуация такова, что большинство художников творят в своих мастерских, варятся в собственном соку, и это минус. Здесь, в Ыбе, я как более опытный живописец подсказываю молодым коллегам какие-то профессиональные детали…

Кроме того, заслуженного художника России волнуют пути развития современного искусства и не оставляют равнодушным его новые формы и подчас драматические поиски новых выразительных средств.

– Вечерами мы дискутируем о судьбах изобразительного искусства, и почти все сходятся во мнении, что так называемые акции, инсталляции и перформансы – это от лукавого, лапша на уши и попытки заявить о себе любой ценой. А ведь для художника, как и для любого человека, есть ряд табу. Нельзя в музее прилюдно заниматься тем, чем люди занимаются дома в постели, и всё!.. В России искусство всегда имело и менторскую, если хотите, функцию, помогало вырабатывать нравственные правила, помогало человеку становиться лучше, – убеждён Виктор Орлов.

IMG_1701

Делясь же впечатлениями от красот сельской местности Коми вообще и Ыба в частности, художник отметил:

– Я здесь впервые. Здесь потрясающе красивые виды! Но чтобы написать пейзаж, эти виды нужно наблюдать в течение длительного времени. Мы этой возможности лишены, но художники работают, им самим очень интересно. Мы уже перезнакомились со всеми нашими соседями. Люди очень хорошо к нам относятся: мы окружены заботой. Кто-то помогает с транспортом, кто-то приглашает в баню, или выглядывает из избы дедок и зовёт: «Чего, милок, сидишь? Заходи, чаю выпьем!..»

IMG_1706

На вопрос «Красного знамени», приглашают ли ыбчане испить чего покрепче, худрук пленэра ответил:

— Намекали. В таком смысле: «С тебя – бутылка, и приходи в гости!»

Наталья Баёва: «Бердичев – это питательная среда для самоиронии»

В числе приехавших на пленэр в Коми живописцев оказалась и представительница Калининграда Наталья Баёва. Этот город, уже давно прозываемый самими его жителями не иначе как «Кёниг» (уменьшительное от «Кёнигсберг»), в последние годы стал одним из мест, куда россияне охотно переселяются жить. Впрочем, наша собеседница скорее привлекла нас другим фактом своей биографии, а именно – она родом из Бердичева Житомирской области Украины.

IMG_1712

– Наталья, вы родились в Бердичеве. До какого возраста вы там жили?

– Я родилась в семье военного и прожила в Бердичеве до 11 лет. Мой отец окончил Омское танковое училище и в какой-то момент получил направление в Бердичев, где я и родилась. При этом мой старший брат родился в ГДР… Когда папа вышел на пенсию, мы переехали на родину мамы – в Омск.

– Так ли в действительности живописен и колоритен Бердичев, каким он предстаёт в литературе и фольклоре?

– Да! Он маленький, уютный, затейливый, очень зелёный, и в то же время – очень чистый. Но любой город, это, конечно, в первую очередь, люди. Люди в Бердичеве – со специфическим чувством юмора. Тогда там жили все вперемешку. Помню, что в нашем подъезде жили и грузины, и чистокровные евреи, и так далее!.. Жили очень дружно и весело, дети постоянно зависали в гостях друг у друга – это была постоянная каша мала. Под окнами росли орехи, каштаны, алыча.

– Детство в Бердичеве повлияло на ваш профессиональный выбор?

– Думаю, да. Там такое множество живописных уголков! Опять же – кто такой художник? Это человек, способный к самоиронии, а Бердичев – это самая питательная среда для воспитания самоиронии. Безусловно, и мои родители прививали мне интерес к музеям, театру и искусству вообще.

– А как давно вы живёте в Калининграде?

– Уже семь лет.

– Вполне достаточно, чтобы вжиться в город и регион, понять движение его главных нервов. Как известно, Институт Гёте – своеобразный проводник интересов Германии через культуру – начиная с девяностых годов, развивает активную деятельность в Калининграде. Каким образом эта активность охватывает художников?

– Институт постоянно устраивает какие-то проекты, в том числе и в области изобразительного искусства. Различные дискуссии проходят в режиме свободного обмена мнениями культурологов, критиков, кураторов, художников и дизайнеров. Конечно, эта деятельность ориентирована главным образом на молодёжь. Плюс у Института Гёте хорошо работает система грантов: они выделяют деньги на различные проекты, включая студенческий обмен. Наши студенты и аспиранты спокойно ездят по Европе, учась и стажируясь в самых разных вузах. Кроме того, институт выпускает собственную газету.

– Говорят, из вашего города не только проще, но и гораздо дешевле съездить в Западную Европу, нежели в Москву или Питер.

– Я дважды в год – в отпуск и на выходные – езжу в Европу. Плюс рабочие поездки. И за семь лет жизни в Калининграде лишь однажды мне удалось съездить в Омск. В Европу – гораздо дешевле. Доезжаешь до Вильнюса или Варшавы, а там – на самолёт какого-нибудь из авиаперевозчиков-дискаунтеров…

– Много ли в Калининграде осталось немецкого?

– Очень много. Несмотря на то, что после войны город лежал в руинах, а в конце шестидесятых многое было снесено. Вернее, просто взорвано. Как, например, королевский замок – жемчужина города.

Сейчас, конечно, ведётся политика сохранения того, что осталось, и воссоздания утраченного. На это выделяются средства, а сама реставрация проводится весьма тактично: поднимаются архивы с целью предельно точно восстановить те или иные объекты. Вплоть до высадки тех видов растений, которые когда-то окружали постройки. Конечно, самое активное участие в этом процессе принимают немцы. Надо добавить, что, в отличие от города, практически разрушенного в конце войны, по области старинных построек сохранилось довольно много.

– Много ли в городе немецких туристов?

– Очень много.

– А известны случаи переселения немцев в Калининградскую область?

– Лично мне – нет. Но наши соотечественники из самых разных регионов охотно переезжают жить в Калининград. При том, что многие коренные калининградцы вообще не бывали в «континентальной» России никогда в жизни. И я бы не сказала, что калининградцы могут похвастать той же теплотой и открытостью, что, например, сибиряки. Поначалу я думала, что эта сдержанность – продукт соответствующего воспитания. Но позже поняла, что, по правде сказать, калининградцы в массе своей довольно агрессивны.

– И чем бы вы это объяснили?

– За семь лет жизни там я пришла к выводу, что с того момента, когда Калининградская область стала анклавом, её жители постоянно – осознанно или подсознательно – чувствуют нестабильность. Определённое напряжение присутствует. И потому каждый держится за свой пятачок под солнцем.

Отборная «Клюква» для народа

Так уж совпало, что почти в те же дни в Коми проходил другой художественный пленэр – в деревне Козловка Княжпогостского района. Это уже пятый по счёту «Экспериментальный пленэр визуальных искусств «Клюква». Кстати, не только визуальных. Как и в прошлые годы, в Козловку приехали не только мастера изобразительного искусства. Но, например, и музыканты: сыктывкарская группа Jazz Do It давно подружилась и с художниками, и с заведующей отделом музейно-исследовательской работы НГРК Ольгой Орловой – такой же любительницей «Клюквы». Кроме того, в этом году в Козловке играли и другие группы из Сыктывкара и Ухты.

Однако главное отличие прошедшей «Клюквы» в том, что пленэру в Козловке предшествовала 10-дневная экспедиция большой компании художников и фотографов на заполярный остров Вайгач. Именно в эти дни в Центре культурных инициатив «Югöр» открылась выставка «Клюква. Берега». В экспозиции представлено не только лучшее, что создано за пятилетнюю историю проекта «Клюква», но и живописные работы, рисунки, фотографии и арт-объекты, созданные в этой экспедиции и по её следам. Бессменный куратор «Клюквы» Анжела Разманова отметила на открытии выставки:

— Мы назвали нынешний выставочный проект «Берега». Берега, которые манят и одновременно – держат, оберегают и направляют. В нашем случае – направляют движение творческой энергии.

КЛЮКВА Фото Юрия Молодковца

Участники «Клюквы» на острове Вайгач. Фото Юрия Молодковца

А один из участников экспедиции, известный художник Юрий Лисовский, поделился с «Красным знаменем», что не преминул искупаться в студёном Карском море.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000