Философия на боксерском ринге (ФОТО)

В Сыктывкаре начались гастроли академического театра комедии из Санкт-Петербурга

Автор:   
12:54. 30 августа, 2012  
  
0
Боксерская груша, павлин и набитая деньгами касса. На этом фоне разыгрывается фарс, над которым сыктывкарцы хохотали три часа кряду. В сатирической комедии «Доктор философии» по пьесе сербского драматурга Бранислава Нушича ведутся отнюдь не философские разговоры. Артисты Академического театра комедии имени Николая Акимова из Санкт-Петербурга, гастроли которого вчера начались в Сыктывкаре, показали качественную комедию. 
 
Хотя пьеса написана почти век назад, все шутки понятны зрителю. Современные элементы и темы (наркотики, алкоголь и даже особенности российской политики) гармонично вплетены в ткань спектакля. Зрители смеялись в голос, наблюдая за балаганом, который то и дело напоминал сумасшедший дом. Дипломы, браки и разводы, любовь и ненависть – все в этом доме является объектом купли-продажи.
 
В этом был уверен миллионер-самодур Живота Цвийович, разбогатевший на спекуляциях после Первой мировой войны. Степень доктора философии для глупца-сына виделась ему единственным способом попасть в элиту Белграда, потому как доктора уважают, а его отца и подавно. «Разве павлин без хвоста был бы павлином? Никто бы и смотреть не стал», – нагло заявляет папаша и отправляет добывать диплом умного, но бедного приятеля сына Велимира. Спустя четыре года свершилось! Долгожданный диплом красуется на самом видном месте, и Живота готовится пожинать плоды.
 
Но оказывается, что нелегкий бой только начинается. Сын не в состоянии притворяться доктором философии. А настоящий обладатель диплома обзавелся за границей женой и ребенком, которые как снег на голову сваливаются на Животу. Именно поэтому сцена Академического театра драмы имени Виктора Савина превратилась в боксерский ринг. На боксерской груше вымещает свой гнев отец. Самодовольный, авторитарный и хамоватый образ богача создал заслуженный артист России Сергей Русских. Поворот событий оказался для его героя неожиданным, как неожиданными были импровизации артиста. «Фигня», «сортир», «заткнись» – это лишь некоторые из реплик, которых нет в первоисточнике. Не исключено, что тем самым режиссер спектакля Татьяна Казакова проводит параллели с героями России 90-х в малиновых пиджаках. Живота то и дело обращается к публике, на чем свет бранит сына и пытается урезонить «бабский батальон».
 
Батальон поражает зрителей буйством, на фоне которого мужчины откровенно теряются. Даже Живота. Сложилось впечатление, что режиссер проявила женскую солидарность. Потому как удивительной яркостью отличаются именно женские образы спектакля, хотя в пьесе Нушича первую скрипку играют мужчины. Режиссер добился от актрис максимума эмоций и фейерверка острых реплик. Непоседливая, истеричная, но при этом умело вьющая из мужа веревки маман Мара; фривольная, хитрая и ни на минуту не умолкающая сваха; хваткая и шумная аферистка Сойка; соблазнительная и холодная Клара. Эти женщины устроили мужчинам настоящую головомойку.
 
Вот Живота вступает в бой с женой, которая защищает дуралея-сына, затем на ринг выходит сваха, уступающая сцену мошеннице со стажем и без совести Сойке. Сражений, как известно, без жертв не бывает. Горе-отцу приходится снова и снова прощаться с деньгами. В итоге в дураках остается он сам и его верный помощник Николич, которому режиссер дал прозвище Сатана. «Что скажешь, Сатана? Ты же посидел в кресле профессора. Скажи что-то умное», – издевательски звучит из уст «патрона». Ироничный и карикатурный персонаж в исполнении Алексея Красноцветова напомнил героев «Острова сокровищ». 
 
Планам Животы о блестящем профессорском будущем сына не суждено было сбыться. Милорад влюбляется и первый раз в жизни принимает самостоятельное решение: вопреки воле отца остается с любимой. Из-под контроля выходит не только сын, который оказывается вовсе не таким болваном, как полагал папаша. Взбунтовался и бедняк Велимир: вздумал жениться на любимой дочери Животы –  Славке. Продолжают осаду сваха и навязчивые просительницы из детского приюта. В последние минуты спектакля на сцене невозможно уже ничего разобрать: ор, гвалт, драки, мольбы о помощи и пощаде. Герой сражен наповал – бой проигран. Занавес… и бурные овации до отказа набитого зала.
Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments