«Посреди мельтешенья мирского…»

В Литературном музее И. Куратова состоялась презентация нового сборника стихов под названием «Словолитня»

Автор:   
12:06. 1 августа, 2012  
  
4
В Литературном музее И. Куратова состоялась презентация нового сборника стихов под названием «Словолитня». Его автор — поэт Андрей Расторгуев. Ранее — сыктывкарец, нынче — житель Екатеринбурга.
 
Андрей Расторгуев – член Союза писателей и Союза журналистов России, кандидат исторических наук, автор шести поэтических книг, одновременный любитель архаизмов и неологизмов. А точнее — просто любитель Слова, как такового. Интересно, что далеко не всем (даже коллегам по перу) бывает понятен смысл некоторых слов, поэтому нередко слушатели, просят пояснений. Так было и на презентации новой книжки по поводу толкования слова «словолитня». 
 
– Это не является неологизмом, поскольку слову несколько веков, – сообщил поэт. –  Использовалось оно применительно к работе в типографии. Применительно к сбонику это, конечно же, метафора, и читатель волен толковать, насколько литье слов связано со сплавом мысли и слова.
 
В «Словолитню» вошли стихи, написанные за последние годы. По словам автора, сборник предназначается прежде всего тем, кто еще не перешагнул порог сорокалетия. Ему  интересно, что скажут молодые. Найдут ли они созвучие с его мироощущением?
 
В Литературном музее, где поэт более часа читал свои стихи (сначала те, которые хотел сам, а потом практически по заявкам) собрались около трех десятков ценителей поэзии. В том числе поэты Надежда Мирошниченко, Андрей Попов и Анжелика елфимова, писатели Петр Столповский, Елена Козлова и Елена Габова, молодые поэты из объединения ЛИТО. 
 
Когда подошло время высказать своё слово о стихах Андрея Расторгуева, мнения разделились. Те, кто хорошо знаком с автором и более близок ему по возрасту — хвалили. А вот молодежь упрекнула в том, что в его стихах «мало лирики». Итог подвела Надежда Мирошниченко. «Ты стал крылатым в обе стороны», – сказала она, имея в виду, что он впитал лучшее от Коми и Урала.
 
 
 
Сайт Андрея Расторгуева (кликабельно)
 
 
 
Андрей Расторгуев «Вот и мы первыйтайм отыграли…»
 
Миновал ли уже для меня кризис среднего возраста, не уверен. Но, если судить по обращениям прохожих женщин, из молодых людей в мужчины перешел окончательно. Хотя начиналось все, по-моему, не так уж и давно: 14 ноября 1964 года в Магнитогорске, где и поныне живет мой старший брат Борис и большинство других родичей по отцовской линии Расторгуевых, что вышла из казачьего поселка Сухтелинский (ныне Верхнеуральский район Челябинской области). Линия мамы через ее отца, Виктора Степановича Климова, который приехал на Магнитку в 1930 году после окончания горного техникума, идет из другого железного уральского города – Нижнего Тагила, где я, правда, впервые побывал только в апреле 2005 года. А ветка Богдановичей, привитая через мамину маму Надежду Владимировну, что родилась и окончила гимназию в Екатеринбурге, уходит корнями в Минскую губернию, по пути срастаясь с родословием вятичей Лопатиных и киевских немцев Кеберов, потомки которых ныне стали украинцами Иваненко.
 
Так что и купцу Льву Расторгуеву, чья усадьба на Вознесенской горке и поныне остается одним из красивейших архитектурных ансамблей Екатеринбурга, и известному певцу Николаю Расторгуеву я отнюдь не сродни. Крестьяне, казаки, управляющие, геологи, два поколения врачей… – в общем, есть где найти генетическое объяснение и интеллигентской предрасположенности к рефлексии, и склонности зарабатывать на кусок хлеба для себя и своей семьи отнюдь не литературой. 
 
Впрочем, своим родословным древом я всерьез занялся, уже приблизившись к тому возрасту, что называется сознательным. А поначалу, когда в 1981 году окончил школу и поехал в Свердловск поступать в Уральский университет, история для меня фактически начиналась вместе с той же самой Магниткой – с 1929 года. И если бы не золотая медаль, которая вкупе с ученическими публикациями в газете «Магнитогорский рабочий» и пятерочным вступительным сочинением стала пропуском на журфак, экзамен по истории я бы вполне мог завалить. Уж слишком усердно – аж даже вслух – читали мы в восьмом классе эпохальные труды Леонида Ильича Брежнева «Малая земля», «Возрождение» и «Целина». Хотя на 9 и 10 классы – разумеется, с учетом той программы – жаловаться грех. 
 
Вообще, видит Бог, с учителями и друзьями мне в жизни всегда везло. Сначала во Дворце пионеров, куда меня, не пристроенного к делу книжного мальчика-семиклассника, отправили в городской пионерский штаб. Потом в городском литературном объединении, куда пришел по совету Риммы Дышаленковой и где попал в добрые руки Нины Кондратковской. И в том же «Магнитогорском рабочем», и потом в Свердловске – на журфаке и в редакции молодежной газеты «На смену!», где учился ремеслу, и в уралмашевском Дворце культуры, где четыре из пяти студенческих лет пропадал в ансамбле политической песни «Смена» и в политпесенном же клубе «Варшавянка». И в Сыктывкаре, в редакции республиканской «молодежки», в литературном объединении «Сыктывкарская мастерская» у Надежды Мирошниченко и на государственной службе, когда горбачевская перестройка и все, что за ней последовало, безжалостно ломали мое излиха правильное по прежним канонам мировосприятие. 
 
На то, чтобы заново выстроить мозги и душу, пожалуй, и ушли все 1990-е. Так что вместо капитала в период его первоначального накопления в новой России я собирал лишь переживания да наблюдения, перекладывая их на простую, безо всяких водяных знаков бумагу. И о том пока не слишком сожалею – каждому свое. Не то, что Египта – Турции до сих пор живьем не видал, а Веной и Зальцбургом, Берлином и Хельсинки нынче вряд ли кого удивишь. Зато за двадцать с лишним лет довелось проехать немалый кусок русской земли от Мурманска и Архангельска, Воркуты, Маточкина Шара и Норильска до Семипалатинска, от Закарпатья, Николаева и Пушкинских гор до Байкала. Плюс повороты служебного пути, плюс радости и колдобины семейной жизни…
 
Всему этому – времени и добрым людям – я благодарен. Все это – ощущения и мысли двух с лишним десятилетий – перелилось-переплавилось 
Поделиться в соцсетях

guest
4 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Ценитель
Ценитель
01.08.2012 13:32

Курлыкнул гром и молния затлела.
Забормотала речь в печи.
“Гнева менее, – литня пропела-
На орала не хватит. Что уж там про мечи”

Фанат
Фанат
01.08.2012 13:36

Перековать мячи на орала = поменять поход на футбол на поход в бардель.

Катя
Катя
01.08.2012 14:32

Андрюша по-прежнему молод и хорош. Успехов!

филолог
филолог
02.08.2012 13:01

Плюс повороты служебного пути, плюс радости и колдобины семейной жизни…

Правильно нужно писать “колдоёбины”