Светлана Крючкова: «Я заболела у вас»

14 апреля в республиканской филармонии прошёл поэтический вечер-концерт «И всё-таки услышат голос мой». Народная артистка России Светлана Крючкова читала стихи Анны Ахматовой, долгое время не известные широкому читателю, напечатанные лишь через четверть века после её смерти. Эту программу артистка подготовила специально к юбилею Ахматовой, 125-летие которой отмечается в этом году.

Автор:   
00:29. 18 апреля, 2014  
  
11

Народная артистка России Светлана Крючкова читала стихи Анны Ахматовой, долгое время неизвестные широкому читателю, напечатанные лишь через четверть века после её смерти. Эту программу артистка подготовила специально к юбилею Ахматовой, 125-летие которой отмечается в этом году. Актриса вышла на сцену ровно в 18.00.

В строгом чёрном платье в пол и белой шали, с решимостью в походке и в голосе. Начала со стихотворения «Я назовусь беззвучною зимой…». Затем сразу предупредила: «Я знаю, что у Ахматовой есть другой вариант этой строки. Возможно, в зале есть филологи, и они будут ревностно следить за мной. Не надо меня проверять. Я работаю с музеем Ахматовой в Фонтанном доме и сама выбираю тот вариант, который считаю нужным». Чуть позже в концерте прозвучит пояснение: «Между «знать» и «понимать» – пропасть. Можно знать наизусть все стихи поэта и ничего не понять о нём самом…» Ещё на несколько минут Светлана Крючкова позволила себе отклониться от Анны Андреевны, чтобы пояснить, почему концерт пройдёт без антракта.

«Два отделения я не выдержу, у меня большая температура, которую ваши врачи сбили, но я все равно неважно себя чувствую, – призналась актриса. – Поэтому никаких фотосъёмок, будьте деликатны», – попросила она.

А далее… Далее были полтора часа высокой поэзии и уникального актерского мастерства. Светлана Крючкова напомнила о том, что этом году в Санкт-Петербурге отмечали 70-летие снятия блокады. «Я живу в этом городе 40 лет и знаю, что каждая ленинградская семья имеет свою блокадную историю». 30 января в Париже был вечер Ахматовой, и актриса читала её стихи из цикла «Ветер войны». Концерт в Сыктывкаре тоже начался со стихов, посвященных мужеству ленинградцев и детям блокады. Не раз в течение вечера актриса подчеркивала, что многие строчки стихов Ахматовой были пророческими. Даже псевдоним поэта, который она взяла по имени своего татарского предка хана Ахмата (настоящая фамилия её была Горенко) предвещал ей сложную судьбу. «Татарское, дремучее. Пришло из никуда, К любой беде липучее, Само оно — беда». Конечно же, не обошлось в концерте без любовной лирики Ахматовой, но вместо хорошо известных стихов, Светлана Крючкова предпочла акцентировать внимание на некоторых личных качествах Анны Андреевны. Например, о том, что она была «самая худая женщина Петербурга», что в ней были «доброта простота и царственность» и ей не были чужды ни юмор, ни самоирония. К слову, эти последние качества её характера помогли Ахматовой сблизиться в эвакуации в Ташкенте с актрисой Фаиной Раневской.

– Моя задача инфицировать вас любовью к Ахматовой, и если вам захочется после концерта взять с полки её книжку, то я буду считать, что моя задача выполнена, – сказала Светлана Крючкова.

В заключение вечера позвучал «Реквием», который Ахматова начала писать в 1935 году, когда был арестован её единственный сын Лев Гумилев. Его вскоре освободили, но позже он ещё дважды подвергался аресту, тюремному заключению и ссылке. В годы сталинских репрессий, как и другие матери, жены, сёстры, Ахматова много часов простояла в скорбной, молчаливой очереди, что вела к петербургской тюрьме «Кресты». «Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был». «Завершена поэма только в 1940 году, а опубликована много лет спустя, после смерти автора, в 1987-м», – напомнила актриса. Закончив чтение, она, как на панихиде, произнесла: «Светлой памяти великого русского поэта Анны Андреевны Ахмтовой», – и на минуту застыла в низком поклоне. Зал тоже начал аплодировать не сразу…

По окончанию спектакля Светлана Николаевна призналась, что два года не могла приехать в Сыктывкар и поблагодарила главного администратора филармонии Халиду Мойсеевич «за настойчивость и терпение». В хорошем расположении духа от успешного выступления и горячего приёма (артистке подарили не менее десятка букетов) Крючкова согласилась несколько минут уделить и для общения с прессой, однако фотокорреспонденту было жёстко указано: «Я сегодня плохо выгляжу. Снимать можно только вот отсюда и один раз. Что вы смеётесь? Я не шучу». С журналистом, впрочем, актриса тоже не собиралась сильно откровенничать.

– Светлана Николаевна, в Питере на улице Шпалерной не так давно установлен памятник Анне Ахматовой…

– Очень плохой, неудачный памятник, неталантливый. Он совершенно не отражает её суть. Установлен как-то тихо, никого не приглашали ни на открытие, ни на обсуждение, и почему напротив (Крестов, через Неву, а не рядом, – Л.В.) мне тоже не понятно. Почему не «здесь, где стояла я 300часов, где для меня не открыли засов».


Фото: www.livejournal.com

– А есть ли где-то хороший памятник Ахматовой?

– Не видела я. В Комарово (где похоронена поэт, – Л.В.) мне тоже не нравится.

– Вы знаете, что её муж искусствовед Николай Пунин отбывал срок Инте и похоронен на кладбище в посёлке Абезь?

– Нет, не знала. Я не очень люблю его.

– Почему?

– Ну не люблю и всё. Почему вы не любите одного человека и любите другого?

– Может, вы просто больше знаете о нём, расскажите…

– Просто не люблю и всё. Мне кажется, ничего хорошего он не принёс в её жизнь. Хотя, «целую кончики ваших крыльев…» – это тоже было. И вообще, ситуация, которую он создал в доме, была ненормальная. (Николай Пунин так и не развёлся со своей женой, Ахматова жила в их квартире, скорее в роли друга, занималась с их дочерью Ириной французским языком, – Л.В.) И потом она уже могла уехать к себе, но они просили, чтобы она не уезжала, боялись, что кого-то подселят. И отношение к ней, и его отношение к Лёвушке (сыну Ахматовой от первого брака с Николаем Гумелевым, – Л.В.), у которого он считал куски хлеба – этого я простить не могу.

Фото: www.livejournal.com

– Да, «масло только для Иры», – говорил Пунин. И Ахматова, судя по воспоминаниям современников, его не очень любила.

– Ну, мы не это будем обсуждать, кто кого любил. Это не наше дело.

– Хорошо. Тогда, может, о фильме…

– …«Луна в зените»?

– Нет, я хотела уже спросить о других ваших работах, не связанных с Ахматовой.

– А вот «Луна в зените» вы не видели?

– Нет, к сожалению.

– Очень плохо. Там я играла Ахматову. Кшиштоф Занусси, когда посмотрел этот фильм, сказал: «Я не вижу актрису. По экрану ходит поэт».

– Увы. Зато я видела другую вашу блестящую работу в фильме «Похороните меня за плинтусом».

– Ох, ну что об этом говорить, уже все сказано! Актёр говорит всё в своей роли, поэт говорит всё в своих стихах, ничего пояснять не нужно.

– На концерте вы сказали вскользь, как нужно воспитывать сыновей. Не надо вмешиваться в их жизнь. И в жизнь внуков тоже?

– Не надо чужим людям лезть в чужую семью. Я вообще категорически против этого. Никто не вправе обсуждать, осуждать, у кого какие отношения. Я – Рак. Это самый интуитивный знак зодиака. Я следовала своей интуиции, зная одно – нельзя фальшивить. Надо быть такой, какая есть, и они вырастут людьми.

– Как часто вы сейчас выступаете?

– В марте у меня было 16 выступлений. Это много. Ой, нет, 20!

– После Сыктывкара, дальше куда?

– Домой! Я заболела здесь у вас.

– Вчера у нас был сильный ветер, вы, наверное, простудились?

– Да нет, ангел мой, я заразилась. Мне было плохо, у меня была высочайшая температура. Спасибо ещё раз вашим докторам, иначе я вообще бы не вышла на сцену.

– Про телешоу «Повтори», где вы были в жюри, наверное, тоже не захотите отвечать?

– Да зачем это все? Давайте лучше поговорим об Ахматовой.

– Хорошо. Почему Ахматова столько лет терпела такое отношение Пунина? Это были годы, когда она практически не писала стихов.

– Откуда же я знаю, спросите у неё. Вы мне задаёте вопросы, ответы на которые я знать не могу. Мы можем только догадываться. Я вообще не считаю, что надо лезть в личную жизнь поэта. Задавайте другие вопросы. О чём хотите?

– О режиссерах, с которыми вам довелось работать.

– Я давно не работаю ни с какими режиссёрами, я сама себе театр, сама себе сценарист и режиссёр.

– Вы знаете, много лет назад я была на спектакле БДТ «На дне», когда играли все знаменитые актеры, в том числе и вы. Но я ушла после первого акта. Это было, на мой взгляд, так академично, так скучно. Каждый актёр тянул одеяло на себя.

– Искусство – дело субъективное. Один любит то, другой – это, поэтому тут сговориться невозможно. И это не математика, здесь ничего не доказуемо. Вам не нравится, а мне нравится.

– Нет, я просто вспомнила, вы не обижайтесь, пожалуйста.

– Меня надо смотреть в театре. В первом акте у меня была маленькая роль, во втором – большая. Раз уж пришли, надо было досидеть.

– В антрепризе вы не играете?

– Нет, только в своих поэтических спектаклях. У меня их очень много.

– Вы сами выбираете стихи для них?

– Сама. Но я работаю в тесной связи со специалистами. По ахматовской программе – всегда согласую их с ахматоведами. С Цветаевой – то же самое. Сейчас делаю программу по Лермонтову, которому в этом году 200 лет, тоже общаюсь с крупнейшим лермонтоведом. Им все уже за 80…

– В питерском арт-кафе «Бродячая собака» выступаете?

– Да, как поэтический театр Светланы Крючковой. Каждый месяц у меня один поэт. С 3 июня Самойлова читаю.

– А по современным поэтам не хотели бы сделать программу?

– У меня есть программа «Поэтический Петербург», там современные поэты и поэты, чья судьба связана с Петербургом: Иосиф Бродский, Александр Володин, Олег Григорьев, которого мало, кто помнит, но когда я начинаю читать, то вспоминают. Он очень смешной, позитивный. Читаю Геннадия Рябова, Женю Глюк. Я рассказываю о петербургской поэзии – это интересно. Кроме того, делаю программу по Мандельштаму. В этом году 90 лет Окуджаве, по нему у меня есть программа.

– А прозу читаете?

– Никогда.

– Актриса Ольга Кабо тоже с недавних пор выступает с поэтическими вечерами. Читает Ахматову.

– Вот только не надо. Мы же серьезные люди, или как? Я только что со сцены сказала: выучить и выйти на сцену может любой, но понять и донести, открыть глаза…

– Приедете к нам ещё? Видите, был полный зал, так бывает не всегда.

– Два года Халида меня вытаскивала, но почему то самолеты у вас летали только через Москву. Мне это тяжело. Я же уже не девочка, 64 в этом году будет.

– Прямой самолёт теперь есть, значит, можно надеяться, что мы ещё вас увидим.

– Ну, почему нет? Публика замечательная, приглашайте.

Наша справка:

Светлана Крючкова выпускница школы-студии МХАТ, начинала свою театральную карьеру в МХТ имени Чехова. Затем, переехала в Ленинград и долгие годы была одной из ведущих актрис БДТ. Всеобщую известность и признание получила в 1973 году, исполнив роль Нелли Ледневой в фильме «Большая перемена». Её задушевную песню «Мы выбираем, нас выбирают…» распевала тогда вся страна, как сегодня шлягер из сериала «Оттепель». Затем были мадам Ку-Ку («Безымянная звезда»), Нина («Родня»), Наталья («Старший сын»), Екатерина II («Царская охота»), Агафья Тихоновна («Женитьба») жена генсека Виктория Петровна («Брежнев»), бабушка Нина Антоновна («Похороните меня за плинтусом»), тётя Песя («Ликвидация»)…

Кстати

В Сыктывкар Светлана Крючкова привезла 22 свои книги «Разное счастье» и более 39 дисков со стихами Ахматовой, Цветаевой и Петровых. Не смотря на высокие цены («фотоальбом с комментариями» стоил 800 рублей) все экземпляры были проданы. Кроме цветов, Светлана Николаевна получила в подарок от сыктывкарских поклонников пакет белых грибов и бутылочку с бальзамом «Олан вын».

Поделиться в соцсетях

guest
11 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
пошлый текст
пошлый текст
18.04.2014 15:50

просто газетка “московский комсомолец” времен его бурной жизни. зачем в тексте экскурсы в биографию АА? просветительский зуд? И при всем уважении к Крючковой – она отличная характерная актриса, так и не вышедшая на первый план. Но никаких ассоциаций с АА… ну не срастается, и зачем было пинать Кабо, та хоть… Читать далее »

Леонид
Леонид
18.04.2014 17:20

О Пунине, правда, мало что известно. А Кабо видел. Она красуется сама в стихах. Читает только любовную лирику про “перепутанные перчатки”. До Крючковой ей далеко. Впрочем, Св.Ник. слишком уж жестко прошлась по коллеге.

Сергей
Сергей
18.04.2014 18:27

Лучше бы она играла тетю Песю

Шахов
Шахов
18.04.2014 19:43

Ну… Лиля! Ну… и сукина дочка:))) До печёнок достала. Выпотрошила. Молодца!!

Шахов
Шахов
18.04.2014 19:43

Ну… Лиля! Ну… и сукина дочка:))) До печёнок достала. Выпотрошила. Молодца!!

Читатель
Читатель
19.04.2014 15:02

Вы, Виталий Петрович, никак, стебаться изволите?

Шахов
Шахов
21.04.2014 05:54

Ни в одном глазу!!! Лена наехала – Т-34… Я не знал, кто такая Крючкова… Стало интересно. Лена – красава!!!

Шахов
Шахов
21.04.2014 05:54

Ни в одном глазу!!! Лена наехала – Т-34… Я не знал, кто такая Крючкова… Стало интересно. Лена – красава!!!

Ольга Богачёва
Ольга Богачёва
19.04.2014 18:29

Прекрасно проведённое интервью! Жаль, что Светлана Николаевна была нездорова и соответственно не в настроении для беседы с журналистами. А она – весьма содержательная личность, и общение с ней могло бы быть ещё интереснее.

Осип
Осип
21.04.2014 08:59

Сначала обсудили по-бабьи, а потом – “ну, мы не это будем обсуждать, кто кого любил. Это не наше дело”.

Аноним
Аноним
08.05.2014 15:45

Да вообще ни о чем! Отшила Крючкова репортёршу, как постирала.