Придут иные времена

Размышления о народном единстве. Поколений

21:50. 17 ноября, 2021  
  
0

Из всех теплых щелей выползут маразматики-очевидцы и попытаются оживить страницы школьных учебников.

Почтенных старцев будут водить по классам: «Знакомьтесь, дети, это Иван Иваныч. Он самого Навального видел! И даже бывал у него в гостях».

– Да, ребята, помню как щас. Пришли мы однажды домой к Алексею с ордером на арест…

И польются добрые воспоминания. И притихшие школяры будут восхищенно внимать каждому слову живого свидетеля. Даже если он был свидетелем со стороны прокурора.

 

 

А я ведь тоже участник тех ярких событий. И могу кое-что рассказать о нашем удивительном времени. Хотя сразу предупреждаю: не мажьте его одной черной краской! Оно было сложное, противоречивое. Впрочем, простых времен в России и не бывает.

С одной стороны, жилось тогда очень хорошо. А с другой – не очень и не всем.

Для развитого путинизма была характерна эклектика: дворцы и бараки, золотые унитазы и сортиры типа «очко», столичный блеск и нищета колониальных окраин.

С одной стороны, запрещалось собираться на площади «больше двух». Но с другой – наблюдался разгул демократии: каждый голосовал где хотел – на улице, на пеньке, в торговой палатке…

То была фантастическая эпоха. Любые объекты теряли свою соразмерность: яхты были с футбольное поле, особняки – величиной с Лихтенштейн. А в одну легендарную виолончель легко помещались все деньги Пенсионного фонда. И что примечательно, путь до тюрьмы и сумы был тогда прямым и коротким, зато офшорные цепочки – кривыми и длинными, уходящими в океан.

В общем, у нас интересное прошлое. Хотя и неоднозначное. И потомки обязательно спросят: «А это точно была одна и та же страна?»

Одна на всех, ребята. Мы за ценой не постояли…

 

 

В 2035 году они узнают всю правду о нас. Откроют Википедию, а там – портреты вождей, разоблаченных посмертно. И список (тоже посмертный) иностранных агентов, которых эти вожди разоблачили еще при жизни.

Потомки удивятся, нахмурят брови: «Так почему же никто не восстал?»

Ну, молодые люди, не надо передергивать! Что значит – никто? Один из нас все же восстал.

Но когда мы увидели, что он один, то, естественно, разбежались. Кто-то пересек ночью границу, другие с вечера заперлись изнутри, не реагируя на звонки следователя и судебные повестки.

Самые честные ушли в тюрьму, самые умные – в эмиграцию, остальные разбрелись по углам. И на всякий случай удалили аккаунты даже с сайтов интимных знакомств.

– Ну а ты-то как уцелел, дедушка? – с наглой ухмылочкой спросит внук. – Нелегко было в подполье? Небось, приходилось убегать от охранки, менять адреса, запоминать пароли – в твоем-то возрасте?

На любое молодежное хамство у ветерана всегда найдется достойный ответ. И я скажу за себя и за все наше честное поколение: «Заткни хлебало, молокосос! Будет он меня упрекать!»

 

 

Да, в узилищах я не сидел, хвастать не стану. Но ведь не сидел я и под казенным портретом. Кабинетов позорных не занимал, и портфелей, не считая школьных, в руках не держал, а с мигалкой ездил только на «скорой».

У меня абсолютно чистая биография. Никаких темных пятен в анкете. В полицаях не служил, в рядах пособников не состоял, в утвержденных списках не значился. Никогда не сотрудничал с прежним режимом.

Более того, я саботировал все решения съездов правящей партии. Ни одно их решение я так и не выполнил. Как, впрочем, и сама эта партия.

В условиях тайной, невидимой миру демократии я сопротивлялся как мог. Например, регулярно портил избирательные бюллетени. И там, в тесной кабинке, моя рука ни разу не дрогнула.

Я объявил свой личный бойкот государству, в частности, федеральным каналам. Ни одной передачи не досмотрел до конца и при слове «стабильность» немедленно выключал телевизор.

А мои дерзкие шуточки в адрес властей? Я шутил постоянно и при свидетеле – жена подтвердит, хотя и не одобряла.

Однажды в пьяной компании малознакомых людей я неосторожно воскликнул: «Выпьем, друзья, за солнце свободы! Верю – оно взойдет!» И два дня потом мучился тревожным похмельем…

Тридцать лет коллективного ужаса, сплошной экзистенции, когнитивного диссонанса – тебе, внучок, такое и не снилось. Это тянет, как минимум, на юбилейную медаль «Ветерану Сопротивления».

Впрочем, не претендую. Ибо не за медали сражались – за ваше будущее. Нам-то ловить уже нечего, но хоть вы, глупая молодежь, поживете как человеки.

Поэтому не смейте нас упрекать. На самом деле мы боролись в одних рядах с Алексеем. Просто методы у нас были разные. В конце концов, это всего лишь вопрос тактики.

– Ну что ты вылупился на меня, птенец? Не понимаешь, в чем разница? Как бывший спортсмен попытаюсь растолковать на примере. Есть вольная борьба, а бывает и греко-римская, внешне не столь эффектная. Там, как в жизни, многие приемы запрещены, и соперники, в основном, топчутся по ковру, а судьи делают им замечания за пассивность.

Но, во-первых, ты мне, дружок, не судья. Во-вторых, даже пассивная борьба требует гибкого мужества и силовой изворотливости. Да и не всем же быть «вольниками»! Кто-то должен и «классикой» заниматься…

 

 

Ты пойми, мальчик, у каждой эпохи свои правила. В наше время запрещалось все, что переходило границы дозволенного. Границы были нечеткими, но запреты – вполне конкретными, с перечислением статей и параграфов.

Заступ за край ковра и вообще за любой край немедленно пресекался. Спорить с арбитром, что это пустяк, сантиметр, было опасно. И чтобы случайно не оступиться, мы уходили в партер. Ведь лучший способ сохранить равновесие – встать на колени.

Борьба на коленях – это национальный вид спорта. По-своему тоже красивый, техничный, а главное, с вековыми традициями.

Но если долго стоишь «на четырех костях», чувствуешь себя одиноким. В этой позе не видно товарищей по команде, и общий результат тебя уже не волнует.

Да, я был из тех, кто копошился внизу, не поднимая головы. Но именно поэтому хорошо сохранился. Зато теперь могу выступать в детско-юношеских коллективах с циклом воспоминаний «Как нам удалось победить».

А не будь таких, как я, кто бы вам, молодое племя, рассказал всю правду? Какой-нибудь отставной вертухай или бывший следователь типа Иван Иваныча? Кстати, гоните его в шею!..

…Вот я гляжу на Алешины портреты, которые нынче во всех школьных классах, и тихо радуюсь. Горжусь моим поколением, одолевшим Дракона. Сразу же после того, как злодей испустил дух.

И не смейте говорить, будто мы предали нашего Ланцелота. Нет, мы поступали иначе: принесли его в жертву. И это был тяжкий выбор – определить лучшего из нас, чтобы отдать на заклание. Конечно, сомневались, плакали, а все-таки отнесли товарища на священный алтарь Свободы.

Тем более, он и сам этого хотел. Если, конечно, мы его правильно поняли. А если же нет, история нас простит. Значит, мы искренне заблуждались…

***

– И перестань мне тут ухмыляться, внучок! Не расстраивай дедушку. Что за гнусные намеки и нелепые подозрения? Видать, мы все же погорячились, отменив статью за оскорбление ветеранов. Дали вам, молодые люди, свободу – и что взамен? Никакого почтения к старикам! Эх, молодь зеленая, тепличная – еще неизвестно, что из вас вырастет. Судя по тебе, губошлеп, ничего хорошего…

Бледные юноши, что вы знаете о жизни, о страхе, о ненависти?

Поделиться в соцсетях
  • 8
    Поделились