Инфицирован!

Сколько времени проходит в Коми в августе 2021 года между первыми признаками короновируса и результатами ПЦР-тестов

22:36. 12 августа, 2021  
  
0

Я – инфицированный COVID-19. Но официально объявить об этом, дабы не сеять преждевременную панику, я могу только сегодня. Несколько часов назад я получил наконец смс-ку от Министерства здравоохранения Коми, где предельно лаконично сказано: «Валерий, ваш тест на COVID 19 положительный». Как видите, Минздрав предпочитает обходиться без дефиса. Это простительно. Дефис – короткая чёрточка.

 

Менее простительно, что между самим забором мазков и результатами чёрточка длится почти неделю.

Но – для лучшей усвояемости – будем как раз максимально близки к телеграфному стилю, почти морзянке.

Возраст

Пятьдесят два года. До 60+ ещё есть некоторый лаг, который всяк человек и того, и другого пола всегда склонен трактовать в свою пользу. В том числе (и в первую очередь) с точки зрения здоровья.

Отношение к военн… пардон, вакцинообязанности

Слава Богу, не вхожу ни в одну из категорий, которым Управление Роспотребнадзора в республике предписывает прививаться в обязательном порядке. При этом да, работа обязывает общаться с немалым кругом людей, но, в отличие от продавцов и тем более медиков, сейчас это происходит всё более и более виртуальным способом (что, кстати, жаль).

И?

И если есть возможность избежать лишнего вливания химического вещества экспресс-разработки в свой организм, я этой возможностью пользуюсь.

К осуждению собственного мракобесия готов. Осуждайте, позорьте и клеймите! Моему организму, который дождался своей, без пинков и погонных кнутов, борьбы с заразой, теперь, в общем, всё равно.

Где и когда?

29 июля был очередной тур некоторой интеллектуальной игры, в которой я участвую (и небезуспешно; это в гораздо большей степени относится к команде, нежели ко мне). В одночасье собирается человек 250-280 – но до сей поры после подобных сборов ничего не было. Другое дело, что именно 29-го очередной тур проходил в совершенно новом месте, на котором и вывески-то не было.

Однако был и следующий день, 30-е. Точнее, вечер, ещё точнее – закрытая вечеринка для резидентов некоторого модного общественного места. Не сказать чтобы я был таким уж интенсивным резидентом этого самого места, но приглашение я принял и был, действительно, приятно поражён гостеприимством. Угощение, закуски, теплейшая атмосфера, спонтанные беседы, знакомства, шутки, экспромты, кавер-команда, танцы… ух!

Людей раза в два меньше, чем вечером ранее, зато общались они несравненно теснее.

Безсимптомный срок

Три дня. Из которых первый (суббота, 31-е) включает встречу тет-а-тет в условиях свежего и, собственно, лесного воздуха, что как бы исключает заразу.

Симптомы

3 августа. Часам уже к пяти утра голова превращается в звенящий бубен, и по некоторым косвенным, ощущаемым даже сквозь неверный, постоянно рвущийся, сон признакам – у тебя явно температура. В 7 утра – 37,5.

Из этого пока, конечно, ничего не следует. Температуры иногда вскакивали и при самом обычном насморке. Но есть какие-то внутренние мигающие огоньки, заметные только тебе, что говорят: не-не, это не то что не обычный насморк, это явно даже не обычная ОРВИ. Готовься!..

Готовлюсь. Сижу. В голове позванивает. Губы всё более и более сохнут. Помня рассказ двоюродного брата, как у него в течение суток градусник ушёл к 40, а сам он почти терял сознание и задыхался в Ухтинской поликлинике, откуда его везли в Республиканскую больницу, – начинаю себя настраивать на более серьёзные признаки.

Из которых не подводит разве что температура. Зафиксированный максимум – 38,2. Неприятно. Но выдерживаемо.

Правда, когда на вторую ночь к температуре присоединяется ещё один симптом, который откровенно и антигигиенично мешает тебе спать, выхода не остаётся. Я открываю портал «Госуслуги». И первый раз с него вызываю врача.

Врач

Милая девушка-участковая появляется уже через три часа. Я сознаю, по какому нынче круговороту ей приходится бежать, и стараюсь быть максимально предупредительным.

– Что из хронического? – спрашивает она, и в моём возрасте глупо кокетничать, пытаясь делать вид, что якобы ничего.

– Артрит, колит, гастрит, холецистит? – пулемётом пытается она дополнить к уже выявленному, и я с облегчением всё это отвергаю… наконец, настаёт решающий, в моих глазах, момент – тест на сатурацию.

– 99 процентов, – и я с особым вкусом вдыхаю вообще-то не самый свежий, конечно, воздух собственной квартиры.

Затем она слушает меня старым добрым айболитовским способом.

– Лёгкие чистые.

Хочется её расцеловать, но на нас обоих маски. Но, может быть, именно поэтому и можно бы было?..

– Ждите тест. В течение ближайших пяти дней, с 8 до 19.

– ?!

– Поверьте, очень-очень много вызовов.

В моём ли положении сомневаться?

ПЦР-тест

На следующее утро ко мне прибывает медбрат.

– Потерпите, – палочка в горло, палочка в нос. Процесс занимает минуты три, медбрат уходит, у него ещё очень много горл и носов, но само его появление менее чем через сутки после участковой внушает оптимизм. Тем более что он добавляет:

– Дня три-четыре, не больше.

Дни

Температура, как ни странно, начинает спадать, при этом голова по-прежнему звенит при чересчур резких движениях, нос непрерывно хлюпает, и кашель тоже имеет место. Однако впереди меня ждет едва ли не главный из известных мне симптомов, к которому я, конечно, готов.

Вечером 6 августа я понимаю, что пью воду, хотя пью сок. Я ем что-то, хотя ем кабачки с тушенкой, но если бы я не видел, что ем кабачки с тушенкой, то можно было бы и не смотреть.

Я отдалённо ощущаю запах освежителя воздуха, который, кстати, давно не разбрызгивал, но сейчас должен был это сделать, потому что в первую-то очередь <…>

Собственно, более мне никаких доказательств и не требуется, но меня ждёт ещё кое-что.

Утром следующего дня я по традиции вгрызаюсь в большую дольку грейпфрута… и меня едва не вырывает от отвращения! Во рту – нечто вроде пепла от сгоревшей ветоши.

Утром следующего дня я повторяю то же самое с лимоном. Ещё хуже!

Ещё через одно утро я с предельной осторожностью приступаю к маленькой дольке апельсина. Слава Богу – пепла нет, я даже отдалённо ощущаю апельсинную сладость.

Ожидание

Теперь мне оставалось только дождаться официальных результатов того, что мне самому уже было предельно ясно. Самочувствие на глазах улучшалось, но требовалась ж бумажка.

Так пролетел обещанный медбратом третий… затем четвёртый день… «Госуслуги»… 11 августа, около 10 часов:

– Вы настаиваете, чтобы врач появился у вас?

– Но именно так мне предписали поступать, когда не дождался результатов.

– У нас очень, очень напряжённая обстановка с тестами, вы должны нас понять.

– Я вас отлично понимаю, но и я вынужден как-то строить своё расписание.

– Конечно-конечно! Ожидайте, вероятно, сегодня результаты придут.

Не пришли.

Вторая попытка

Время приёма заказов и их действия на Госуслугах в отношении Эжвинской поликлиники – с 7:30 до 14.

В 14:30, когда истекли тщетные надежды на звонок, подобный предыдущему, Магомет отправился к горе.

– К сожалению, мы не можем повлиять на скорость обработки тестов, вы же понимаете?

– Я понимаю. Но вы бы хоть отзвонились, что ли?

– Ждите…

Результат

Через полтора часа после моего звонка смс-ка наконец пришла. Она не несла ничего принципиально нового, за исключением одного: это было официальное сообщение Минздрава о том, что я – больной.

Резюме

Итак, прошло с момента:

– первых симптомов до вызова врача – двое суток;

– вызова до ПЦР-тестов – сутки;

– ПЦР-тестов до смс-ки с результатами – шесть суток шесть часов.

Итого: девять суток шесть часов.

Мне сложно судить, (не)везёт ли мне или это и есть типичный график обнаружения заразы. Я благодарен Богу, что за это время со мной не случилось ничего более тяжёлого, чем до сих пор было.

Берегите себя!

Поделиться в соцсетях
  • 17
    Поделились

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments