Великий комбинатор

Абрис младшего и более радикального брата «КонтрКультУр’ы»

Автор:   
19:14. 13 января, 2019  
  
0

С Борей Сурановым мы больше всего дружили в эпоху нашей «рок-революции», на рубеже 80-90-х. Мы оба издавали машинописный рок-самиздат: я в Москве журнал «КонтрКультУр’а», он в Сыктывкаре – «Кукиш». Нас – и эти журналы – как бы объединял дух революционной стилистики тех лет: каждый свой материал мы старались превратить в эдакое Приключение с большой буквы. Многие «рок-самиздатчики» в те времена попросту старались скрупулезно описывать тогдашние «рок-музыкальные» процессы и события, но нам этого было мало. Нам хотелось, чтобы в самой концепции материалов, в журналистской подаче, в языке статей был драйв, по духу сопоставимый с драйвом радикального рока, панка, хардкора и т.д.

 

 

Сейчас-то все, наверное, уже подустали от такой «безумной журналистики» и тоскуют, скорее, по фундаментальной аналитике. А тогда все устали от тоски совка, и нам хотелось ее взорвать как минимум на страницах своих журналов. Так же, как Курёхин взрывал тоску музыки совка в своей «Поп-механике».

Причем Боря Суранов со своим «Кукишем» был, пожалуй, даже радикальнее, чем наша «КонтрКультУр’а». Он, может быть, и не отличался нашей философичностью, но был более прост, смел и готов бросаться в «царство свободы без границ». Иногда некоторые материалы, которые я готовил в «КонтрКультУр’у», оказывались для нашего журнала типа уж совсем «за гранью». Тогда я показывал их Боре, и он их с удовольствием у себя печатал. Так произошло, например, с пресловутой «контр-анкетой», которую по моей просьбе заполнили пять девушек из группы «Комбинация», отвечая на вопросы типа «что вы думаете о еврейской проблеме в СССР».

Кроме того, Боря обожал брать у меня интервью на всякие важные темы, предварительно напоив. Тогда моя речь превращалась в смесь социокультурного анализа с параноидальным бредом, что Борю крайне воодушевляло, и эти документы алко-психоделических мутаций сознания тоже не раз оказывались на страницах журнала «Кукиш».

Длинный, с нестандартными очертаниями, Боря располагал к описанию его образа. Мой перл в его адрес – «обладатель самого одухотворенного кадыка в пространстве независимой рок-прессы» – стал тогда в этом пространстве настоящим мемом. Самоироничному Боре нравилось это определение: у него действительно кадык выпирал весьма импозантно…

И «КонтрКультУр’а», и «Кукиш» не только писали о рок-андеграунде, но и занимались организацией всяких квазимузыкальных акций с участием его героев. Герои у нас практически совпадали. Так, ряд ключевых групп нашего известного фестиваля «Индюки», который «КонтрКультУр’а» провела в Москве весной 1991-го, играли уже на приснопамятном сыктывкарском «Рок-Андерграунде», который Боря как журнал «Кукиш» провел в Эжвинском ДК бумажников 27 мая 1990 года. Там точно были, в частности, «Раббота Хо» (Киев), «Восточный синдром» (Магадан), «Комитет охраны тепла» (Калининград) и Ник Рок-н-Ролл & «Коба» (Владивосток). Хорошая география!

Причем «русский Игги Поп» Ник там был хедлайнером, и фестиваль закончился тем, что какой-то работник ДКБ, не выдержав апокалиптического ужаса его сета, вырубил электричество. Многие переживали этот «обруб», а Боря, мне кажется, был очень доволен, что все закончилось на такой мегасимволичной ноте. Ему, по-моему, было важно не просто провести некое событие культурного значения, а, скорее, устроить во вчера еще наглухо советском пространстве эдакий сюрреалистический хэппенинг. С живыми наркоманами и потенциальными самоубийцами на сцене! Чтобы одни зрители были в восторге, а другие находились в полуобморочном шоке! Настоящий революционер…

Несколько лет назад до меня дошла информация, что к 50-летию Эжвинского района Сыктывкара, где проходил фестиваль «Рок-Андерграунд», какие-то неведомые герои выкрасили все канализационные люки во все цвета радуги. Я сразу решил, что это наверняка устроил Боря Суранов, но проверять не стал. Мне до сих пор приятно верить, что это, конечно же, его запредельно креативных рук и мозгов дело.

Поделиться в соцсетях
  • 148
    Поделились

avatar
1000