Живой воздух этнопарка

Или не верь, не бойся, не проси

Автор:   
14:24. 22 августа, 2017  
  
0

Посещение фестиваля «Живой воздух» в дни общереспубликанского праздника вызвало острое желание оставить о нём своё оценочное суждение, заодно, возможно, уберечь в будущем чьи-то бюджеты, время, нервы и силы.

 

Прошлогодние предвыборные мероприятия, весьма удачно попавшие на празднование Дня Республики Коми, запомнились многим жителям. В основном, благодаря вечернему театрализованному представлению на главном стадионе республики, в финале которого показали невиданное в наших глухих местах лазерное шоу. Не так уж плохо зашли и лошадки с необычным для местных видом развлечений — джигитовкой – и самолёты над парком, хоть наблюдать за ними пришлось из-под забора недостроенной набережной. Размах мероприятий диктовала скорая дата: 18 сентября — день выборов Главы Республики Коми, названных потом «самыми масштабными в истории региона».

Возрождение, как известно, лучше всего начинать с чего-нибудь духоподъемного и объединяющего. Оно должно быть узнаваемо (и признаваемо) большинством населения, а также не лишено местного национального колорита. Поэтому «Марья моль» в исполнении главного прошлогоднего кандидата при поддержке Хора Турецкого оказалась той самой скрепкой, на которую, в итоге, сцепили нового губернатора и его команду с населением, настороженно следящим одним глазом за злоключениями прежних управленцев, а другим — за деятельностью приезжих новаторов.

Последним же приходится работать с народом при помощи средств, оставшихся от их предшественников. Сами понимаете — денег нет, но предписано держаться во чтобы то ни стало. И одним из таких местных и национально-колоритных средств (познавательным, информационным, развлекательным и даже в какой-то мере политическим) был и остается Финно-угорский этнопарк в селе Ыб, в 70 километрах от Сыктывкара.

***

Итак, мы решили поверить во внутренний туризм. Вопреки жизненному опыту надежды одержали победу над здравым смыслом. Рассказы профильного министра, рекламные статьи про полёты на воздушном шаре, шоу воздушных змеев, интерактивные площадки, ярмарки, мастер-классы, мероприятия для детей — не уставала перечислять программу очередной директор этнопарка и пока всё не перечислила, не остановилась. Организаторы, в свою очередь, рассказали про выступления диджеев, симфонический оркестр и про ночное свечение аэростатов, чем, конечно, безжалостно лишили потенциальных гостей любой мало-мальской интриги праздника. Ну а после слов министра: «Это главное мероприятие 96-летия Коми. Во-вторых, это продвижение туристского бренда республики, фестиваль достоин войти в шорт-лист главных событийных мероприятий лета регионального масштаба и даже в перечень федеральных событийных мероприятий», — устоять было невозможно, и мы решили поехать.

Поскольку червячок сомнений пошевеливался в голове (и шептал: никогда не верь тому, что говорят чиновники, а в особенности тому, что говорят публично), решили ехать во второй половине дня, к 17 часам — только на главные события фестиваля — воздушные шары, полёты, световое шоу и таким образом причинить себе радость дозированно, сильно не перегружаясь. Звонок на телефон организаторов из группы «ВКонтакте» уверил нас в том, что на обратные (вечерние) автобусы из Ыба в Сыктывкар билеты покупать заранее не нужно — и туда, и оттуда будут курсировать маршрутки, ехать большие автобусы, и вообще, ребята, приезжайте и отдыхайте, а вся логистика уже продумана кем надо. ОК.

Туда мы бодро доехали за час обычным маршрутным ПАЗиком с городского автовокзала за 170 рублей/билет. Купили входные билеты по 250 рублей с человека и оказались на главном мероприятии 96-летия Коми. Радость и позитив встречающих сотрудников тут же окружили нас со всех сторон. Дружелюбно пропикав сумочки на наличие запрещенных предметов, нас впустили в парк.

***

Справа от входного мостика приветливо стояла очередь из полутора десятка человек на стрельбу из лука. Лук, естественно, был один, как и мишень, но он был бесплатный! Услуга была включена в стоимость входного билета.

Проходя мимо очереди, мы мысленно поблагодарили профильного министра и хорошо подумали про руководство республики. Щедрый подарок нам — жителям, и когда — во время непростой политико-экономической ситуации, в режиме санкций и жесткой экономии бюджетных средств! Без оплаты мы смогли зайти и в коми подворье, в котором, правда, была открыта только изба-пятистенок, посмотрели внутри на две печки и люльку с совсем нестрашным запеленутым резиновым китайским пупсом внутри, прошли по тропе сказок — с почти незаметно подгнившими и слегка разрушившимися деревянными персонажами (живых там не было).

Далее мы вышли к конгресс-холлу. Там посидели в совсем немного эклектичном интерьере «кафе», где смогли купить растворимый кофе со сливками за 35 рублей/стаканчик, зашли в пустующий зал, в углу которого мужчина в очках дополненной реальности азартно лупил кулаками виртуального соперника. В противоположной стороне на стене висели три или четыре студенческих дизайнерских проекта по оформлению этнопарка и стилю 100-летия Республики Коми.

После шашлыка (500 рублей на двоих), мы пошли обходить по кругу вторую часть этнопарка в предвкушении культурно-познавательной программы «Чум». Она тоже входила в цену билета. В чуме оказалось тепло. Там сидела методист то ли этнопарка, то ли Министерства культуры в национальной одежде, топила буржуйку и сетовала, что устала отвечать на самый популярный вопрос посетителей: «А где здесь писают и какают?». Мы из деликатности этим интересоваться уже не стали, но девушка рядом с нами смело спросила: «А как же здесь моются?», — но это тоже оказалось древней тайной коми-ижемцев, и методист что-то уклончиво и обтекаемо отвечала про олений жир, однако тайну не выдала. Больше в чуме ничего не оказалось, за исключением пачки немного потрёпанных распечаток с фотографиями реального ижемского чума, которые можно было рассматривать.

Заканчивая обходить второй полукруг парка, мы наткнулись на ряд пустых торговых палаток, среди которых единичные продавцы продавали сувениры. Пластиковые кружки с печатными принтами под прозрачным корпусом напомнили юность лихих 90-х. Праздничный обход закончился, оставалось сделать главное — лететь!

***

— Юная леди, а не у вас ли продают билеты в полёт?, — игриво спросил я у девчушки в кассе. Людей, кроме нас, в кассу не было вообще. Девчушка заулыбалась, показала на зелёную палатку на склоне холма:

— Вон там, в жёлтой палатке сейчас будут продавать.

– В жёлтой? — переспросил я, глядя на зелёную палатку.

— В жёлтой, — показывая на зелёную, уверенно ответила девчушка.

Мы повернули и пошли по направлению к зелёной палатке.

Смеркалось. Очередь выстроилась вниз по склону. Мы встали крайними, перед нами стояли человек 50-70, тоже отвергнувших тезис о рожденных ползать и поверивших профильному министру из Коми.

Не было видно ни одного шара. Зато в секунду налетело несметное количество комарья. Через каких-то полчаса ожидания, буквально поливая себя антикомарином, мы купили билеты и выстроились во вторую очередь — на посадку. Вернее так: первая очередь плавно трансформировалась во вторую, но стояла уже не склоне холма, а вдоль полётного поля, где к тому времени начали наполнять воздушные шары тёплым воздухом.

Население стало активно фотографироваться на фоне парусины и радостно охать во время шумного включения газовых горелок. Интересно, высоко ли поднимут? А по сколько человек будут сажать? Долго ли ещё стоять? — люди обсуждали, но было понятно, что стоять они уже будут до победного и насмерть, как бы люто ни жрали комары и сколь бы долго ни готовились пилоты. Цена в 500 рублей за десять минут полёта с человека, обязывала к жертвам.

Билеты никто не сдал. Все мужественно ждали. За всё это время, а это на секундочку — 3600 таких секундочек, то есть час, — народ в очереди покритиковал Главу республики за плохую погоду с утра и, как следствие, сорвавшиеся утренние полеты, а также высказал критику общего организационного характера без нецензурных выражений.

***

Наконец, очередь стала взволнованно двигаться. По полю перебежками повели группки людей к надутым, с поднявшимися уже к тому времени куполами, шарам. Еще через полчаса ожидания мы стояли в корзине.

Полёт длился около десяти минут. Высота полёта – 20 метров, это максимум. Если хотите испытать похожие ощущения, встаньте на балконе пятого этажа и поджигайте время от времени над головой газовую горелку.

Нас вертикально подняли, по просьбе пассажиров пилот включал такую горелку, чтобы мы могли сделать селфи (была уже кромешная темень). Внизу мы видели огоньки телефонов жаждущих полета и огоньки этнопарка. Девчонка-соседка восторженно свистела и улюлюкала. Я завис между небом и землёй в густой темноте и не знал, что делать.

Скоро это непонятное состояние закончилось, приземление ознаменовалось небольшим толчком о землю, и нас такими же перебежками вывели с лётного поля. Всё оказалось, как первый секс — немного глупо, с дурацкими подхихикиваниями, вознёй и мелькнувшим в конце разочарованием: как, и это всё?

***

В 21 час, выходя из ворот парка, мы спросили волонтёров про те самые обратные маршрутки и большие комфортабельные автобусы в город.

— Ничего не знаем про это, — просто и честно отвечали молодые бойцы этнокультуры. — Знаем, что последний идёт в 22 часа.

Тенью пронеслась в мозгу тревога, но мы её всячески отгоняли, вспоминая утренний телефонный разговор с организаторами.

На пустой тёмной остановке стояли два пустых тёмных автобуса с закрытыми дверями без водителей. За стеклом у каждого была табличка «Заказной». Три девчонки ждали автобус в надежде уехать в город.

Из разговора стало понятно, что никто не знает, когда и с какой периодичностью отсюда вообще что-то ездит. Оставалось одно — ждать. Ждать, но чего? Можно ждать зарплату — она хоть всегда и у всех недостаточно высокая, но когда-нибудь да придёт. Можно ждать назначение врио губернатора — хоть и тревожно, но ты уверен: президент про тебя помнит, без догляда не оставит — назначит кого-нибудь. Опять же пятницу можно ждать — хотя бы и с понедельника.

А вот ждать (и стоит ли ждать вообще?!) неизвестного автобуса в тёмном Ыбу, под начинающимся мелким гаденьким дождиком и песни вокально-инструментального ансамбля «Пламя» — это, ребята, доложу я вам как очевидец — постигать отдельный дзен. Ну как тут было не вспомнить профильного министра, организаторов, директора парка, 1,5-миллионную смету, главу региона, главу поселения, начальника транспортной компании? Время у меня было, и я рифмовал их имена самым причудливым образом. Рифмы складывались на удивление легко и точно.

Уехать мы смогли только на волонтёрских автобусах, простояв (никаких скамеек и навесов на остановке главного и единственного этнопарка нефтегазовой республики, конечно же, нет) под ночным дождиком около часа.

***

Для российского человека отсутствие транспорта, сервиса или элементарных бытовых услуг — проблема не фатальная, если он предполагает такое заранее и даже где-то внутри готов к этому в силу своего менталитета. Российскому человеку всегда очень обидно, что, помимо этого, его норовят развести ещё и дополнительно, в нагрузку. Вот тут россиянин обижается всегда по-крупному, но даже и здесь — не за себя в первую очередь. За державу обидно. За президента-надёжу. За всенародно избранного главу-батьку. За партию-мать с её направляющей и руководящей ролью.

В этот момент россиянин как никогда осатанело жаждет акта вселенской справедливости, желательно карающей по пути виновных одной стальной рукой, а другой — вытаскивающей его самого из известного места. Внятно же в эту минуту сформулировать получается только две безысходные и риторические фразы: «Нам же обещали!» и «Что ж вы, черти, делаете?!» А они ведь (и президент, и глава, и их партия) всё для народа норовят сделать, и ночей не спят, а какой-то мальчишка с непонятным образованием и неопределённым бэкграундом это их «всё» портит. Это ведь их поганцы-организаторы в первую очередь подставляют. Только про общефедеральный масштаб фестиваля пропели, а туалет в конгресс-холле как уделали с утра, так и стоит до вечера — в сторону «кафе» ненавязчиво пованивает.

Да ладно с ним, с туалетом, так ведь и полётов утренних не было — кому-то, можно сказать, крылья на корню подрезали (в смысле шары, в смысле почти что серпом). А вот тут вдруг стало очень обидно. Мы же приехали и деньги вам заплатили. Так какого, спрашивается, у директора этнопарка в трек-листе местные исполнители в режиме нон-стоп поют песни Вячеслава Добрынина и Аллы Пугачёвой периода «Сопот-83»? Вам там, вообще, по сколько лет?

Что, вы второй лук с мишенью поставить не можете? А третий? Вы не видите, что у вас в «сказочном лесу» уже совсем не сказочно, а довольно погано?

Эй, ребята, у вас подворье вон там отклеилось, не заметили? Вы не знаете, кого надо привезти, чтобы более-менее приличный фудкорт организовать? Не понимаете, чем и как заполнить три пространства единственного публичного здания в парке?

Забыли, как сценарии массовых праздников пишутся и как эти праздники проводятся? Вы не знали, что у вас будет этот фестиваль 19-20 августа (напомним цитату профильного министра: «…главное мероприятие 96-летия Коми») и не могли как следует подготовиться? Вы не рассчитывали, что люди с детьми приедут, а потом выскажутся про убогую организацию под очередным материалом-отчётом? И наконец, за что вы сажаете в пустой чум с буржуйкой невинного человека и сваливаете на неё свою недоделанную работу, за которую вам платят зарплаты (у профильного министра, к слову, более 100 килорублей)?

Наверняка и у министра найдётся, что ответить и у директора парка, и у организаторов. Объективно ответить не только нам, но и задать не менее объективные и острые вопросы своим начальникам-кураторам, коль скоро те требуют организации таких культурных зрелищ. Верю, существует и у них эта честная и принципиальная позиция, не может не существовать. Как и у любого из нас — понимающего, умного, образованного читателя.

Рискну предположить, что все они (как и мы) как минимум, неглупые люди. Но есть небольшой нюанс: пока их (и наша) честная и принципиальная позиция стыдливо избегает публичного поля и все они (как и мы) прячемся за такой уютный и популярный сегодня социальный статус «нувыжевсёсамипонимаете» — то тогда у нас (как и у них) будет именно такой фестиваль воздухоплавания с именно такой культурно-познавательной программой «Чум». Не хочется думать, что мы с вами (да и они тоже) этого заслуживаем.

Фото ВКонтакте

P.S. Пока мы ждали последний автобус, по громкоговорителю объявили, что световое шоу аэростатов отменяется. Организаторы приносили извинения гостям фестиваля.

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

avatar
1000
wpDiscuz