Образ Мастера

Стыдно писать плохие тексты — вдруг Пошуменский прочтёт

13:51. 30 января, 2013  
  
0

Об этом человеке в 90-е годы ходили легенды. Имя его мелькало в каких-то невероятных историях. А сам-то я видел его «вживую» всего два раза. Причём первый — издалека, в коридоре телекомпании. Шепнули: «Вот он, Пошуменский!» В смысле — тот самый. Мне он показался забавным евстигнеевским персонажем. Профессором Плейшнером, идущим по коридору, как по Цветочной улице. С рассеянной улыбкой чудака, который — не здесь. Звёзд журналистики я тогда представлял себе несколько иначе…

 

 

Потом нас познакомили, и состоялась, если это можно так назвать, беседа. Помню, я напрягался и краснел, чего со мной не бывало ни на каких экзаменах. Не выдерживал интеллектуального темпа, который задавал этот удивительный, с острым взглядом, старик. При этом он вовсе не пытался «срезать», умалить собеседника. Наоборот, источал столь явную доброжелательность, которая только усиливала во мне чувство неловкости. Лишь включив «позднее зажигание», я понял — им двигал искренний интерес: «Ну, племя молодое, кто вы такие?» Думаю, что главной его психологической пружиной было как раз любопытство. То самое любопытство, без которого журналисту нечего делать в своей профессии. К сожалению, большинство из нас с годами теряет это детское качество. А вот Пошуменский сохранил его до последнего дня. Это я знаю по рассказам его друзей.

Да и всё остальное о нём — тоже по чьим-то рассказам. Из этих легенд и баек возник некий полумифический образ Мастера. И все эти годы он незримо присутствовал в моей жизни. Я часто думал: «Стыдно писать плохие тексты — вдруг Пошуменский прочтёт».

 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000