Я благодарю Господа, что Вы есть в моей жизни (ФОТО)

О таких дальних от цивилизации далях, что редкий грузовик слыхать, на берегу северной речки,...

11:00. 11 августа, 2012  
  
8
О таких дальних от цивилизации далях, что редкий грузовик слыхать, на берегу северной речки, посреди лугов, на ветках кустарника сидела сорока и недоумённо оглядывалась.
 
 
Перед ней, соблюдая сословность, двумя рядами стояли палатки: с одной стороны множество мелких, нарядно-цветастого, туристического вида, а напротив несколько серьёзных, огромных шатров армейского хаки. Между ними поле с флагштоком. Рядом раскинулся открытый навес и какая-то, уже совсем нарядная, одиночная палатка. Армейская кухня важно надула щёки. Это был полевой лагерь. По лагерю ходили люди в чёрных масках, закрывающих лицо. На лбах повязаны чёрные ленты с каким-то надписями. А к центральному столбу, из тех, что поддерживали навес…Что это?! Там привязан человек! Во рту его кляп – булочка. Почти пустой лагерь выглядит мрачно.
 
Но вот, краем поля, в отдалении, мелькнули две малые юркие фигурки и пропали в кустарнике. Потом со всех сторон от лагеря, то тут, то там, стали появляться на мгновение и вновь исчезать мальчишки. Кольцо разведчиков стягивалось вокруг лагеря. Люди в масках, наконец, заметили противников. Они заметались по лагерю, о чём-то посовещались, проверили заложника. А потом, вдруг, разразились яростными криками и метнули в сторону кустов снаряды. Петарды грохнули, и стало понятно, что разведчики обнаружены. И тогда со стороны леса выдвинулась цепь юных солдат. По гражданке, правда, одетых. Разведчики так же вышли из укрытий, и вокруг заметно оробевших злодеев встало невиданное доселе ополчение ратников. На их лбах были повязаны яркие ленты, лица выражали решимость и… совсем немножечко боязнь. Ну а как же, перед ними стояли взрослые, здоровые мужики в зловещих масках, из-под которых виднелись чёрные бороды. А сами-то ратники просто дети. Зато их было много, и они были вместе.
 
 
Главарь шайки, наконец, поборол свой испуг и громко закричал «злодейским» голосом: «Кто такие?! Пошли вон, это наш лагерь! И заложника не отдадим!». Светловолосый командир ратников сурово сдвинул брови и чётко скомандовал: «Цепью! В атаку! Вперёд, ма-а-арш!!!» И ратники кинулись в атаку. Попискивая от ужаса и восторга, они разделили злодеев поодиночке, и завязалась битва. Злодеи яростно сопротивлялись, грохотали петарды, злоумышленники мальчишек и девчонок расшвыривали во все стороны. Но бой был скоротечным. В считанные минуты, злодеи, методом срывания их чёрных масок и чёрных же повязок, были повержены и уничтожены. Жалобный вой злодеев сменялся весёлым хохотом и когда детвора скатывалась с очередной жертвы, что бы накинуться на следующую, на месте поверженного вставал уже обычный мужчина. Весело смеясь, он наблюдал за тем, как добивают его соратников и даже аплодировал иногда. Вскоре детвора разразилась ликующими криками и запрыгала вокруг предводителя, победоносно размахивая трофеями. Сорока укоризненно покачала головой, крикнула что-то забиячливо и, сорвавшись с ветки, полетела подальше, в поисках покоя. Так начался первый в республике «Православный патриотический слёт молодёжи в честь святого Иоанна воина».
 
 
Для детворы это явилось настоящим Событием. Три дня под селом Пажга стоял лагерь молодёжи. Жизнь бурлила и кипела. Дети ставили палатки, строили укрепления, изучали военно-полевые науки, прошли краткий верёвочный курс, поразили мишени из страйкбольного оружия. Ребятню обучали искусству пленера, и уже вечером была организована художественная выставка. По словам взрослых, все были просто потрясены качеством работ, созданных обыкновенными детьми «на коленке». Дети увлечённо погрузились в национальные русские и коми хороводные луговые игры. Дьякон Иоанн тряхнул своей ВДВшной стариной и отвёл  душу на строевых занятиях с ребятнёй. Уже в первую ночь, лагерь подвергся многократным атакам супостатов. Было несколько боевых тревог, был похищен флаг. Местность прочесали цепью, но, диверсантов не обнаружили. Зато были обнаружены секретные документы, и стало ясно, что утром, после прохождения полосы препятствий и после того, как удастся восстановить разорванную карту, знамя удастся найти. Так и случилось. Тем более, на помощь ратникам прибыли тридцать бравых ребят под боевым стягом ДОСААФ. Наградой стало грандиозное представление, подготовленное сотрудниками линейной полиции. Прошли «молодецкие забавы», на которых парни померялись силами в состязании «стенка на стенку» и потягались в искусстве забивать гвозди и пилить брёвна. А вечером, к ребятам в лагерь приехал владыка Питирим, и ему посчастливилось застать детскую постановку кукольного театра.
 
Детьми занимались сотрудники линейной полиции г. Сыктывкара, научные сотрудники Национального музея РК, известные барды, организаторы республиканских фестивалей авторской песни, сотрудники ДОСААФ,  профессиональные туристы… Все три дня потоком шли на слёт машины. На слёт, который стал для взрослых, пожалуй, ещё большим Событием, нежели для детей …  Нет, разумеется все изначально понимали, что дело-то хорошее. Но увиденное и пережитое превзошло все ожидания. В жизни каждого, принявшего участие в слёте, произошло колоссальное, трогательное и доброе действо. Эти ясные детские глаза, эти задорные крики, эти трогательные вопросы… Я наблюдал за тем, как меняются лица взрослых. Как разглаживаются морщины забот и как складываются эти морщинки в новый рисунок: рисунок затаённой улыбки, рисунок доброго умонастроения, рисунок покоя и радости. Эти морщинки, какие же они говорливые… На всех взрослых лежала поначалу печать долга, обязанности. Но уже через самое малое этот налёт истирался, истаивал. Взрослые сами становились как дети.
 
А дети были так самозабвенно счастливы и так сосредоточенно серьёзны в пустяках, что слёзы на глаза наворачивались. И своим счастьем они окружали, окутывали всё вокруг. Я сам нежился в этом детском восторге. Я до сих пор, словно обцелован их сияющими глазами и наивными вопросами.
 
Грандиозный масштаб слёта поразил меня. В казне епархии, ведущей сейчас множество строительных работ одновременно, просто нет таких денег. Так каким образом иерею Александру (Митрофанову) и юному дьякону Иоанну (Коюшеву) удалось провести такой слёт? А именно им было поручено владыкой Питиримом проведение этого мероприятия. Откуда взялись электрогенератор, армейские палатки и полевая кухня? Кто платил за профессиональное звуковое оборудование и самим профессионалам? Всего не перечислить, но даже по самым скромным подсчётам, масштаб затрат превосходит мыслимые пределы. Я так и спрашиваю дьякона. В ответ он недоумённо морщит брови: «Да что тут не понятного-то? Кто платил, кто платил… Все платили, всем миром праздник этот готовили. И хотя, конечно, и отказывали в поддержке такие люди, что если их помянуть вслух, так и со стыда сквозь землю провалились бы. А всё ж таки больше было тех, кто всё, что просили – дал. И даже больше.  И это только по матчасти. А самим людям ничего не платили, все за идею работали. Православный же народ, каждому радостно детвору благом одарить. Траты, конечно серьёзные были, но ничего, осилили». Я пристаю к дьякону, выпытывая имена благодетелей. Он скупо улыбается: «Господь знает их имена. И столь много этих имён, что и не перечислишь. А их добрые деяния, получат свою награду не здесь. Я потрясён тем, сколько же на белом свете есть людей, способных на настоящий поступок, достойный христианина»
 
Последний день. Меняемся «плетёнками благодарения». Это такие плетёные из цветных верёвочек шнурки.  Ко мне подходит девочка лет тринадцати. Стесняясь и краснея, берёт меня за руку, повязывает мне на кисть плетенку и произносит условленные слова: «Я благодарю Господа, что Вы есть в моей жизни». Смущается ещё сильней и доверчиво смотрит мне в глаза. А я захлёбываюсь от счастья и нежности. Обнимаю её, благодарю от всего своего сердца. До глубокой ночи сидим всем лагерем у костра. Даже измождённые отец Александр, дьякон Иоанн и его супруга, матушка Марина с подругами. Дети… Они всё ещё балагурят, не уняли их никакие трудности. С азартом, высунув языки, греют тушёнку на таблетках сухого горючего из настоящего армейского сухого пайка. Дьякон Иоанн редко бросает советы. Разговоры то глубокие и серьёзные, то игривые, шаловливые. То о небе, то о земле. Об Отечестве. Нет-нет, да тихонько зазвучит гитара, глубоко в сердце проникнут слова авторской песни. А то вдарит бард по струнам, что-то забиячливое, юморное, и всех развеселит. И вдруг, как по команде, все начинают тосковать. Девочки, кажись, и того – глаза на мокрое место поставили. Все уже ждут следующего года, когда слёт повторится. «Ведь он ещё будет, правда?» – и тревожные глаза на отца Александра? Глубокая ночь. Я иду по лагерю к своей палатке и тереблю плетёнку на своём запястье. Из каждой палатки мерцание фонариков и детский шёпоток. У шлагбаума костёр дежурных. Там своя компашка, им официально можно не спать. Они, разумеется, и не спят. Зовут меня к себе, и мы молчим. Я вспоминаю то ощущение, какое бывает, когда читаешь последнюю страницу прекрасной книги. Та же смесь огорчения и восторга.  Дети покойны и грустны.
 
Всё кончилось, я дома. Кажется, начинаю понимать, что такое счастье… Снимаю «плетёнку благодарения» с руки и бережно ложу её к иконам. В моём доме одной святыней прибыло. А утром пытаюсь поговорить с детьми, что бы опубликовать их отзывы. Пустое это дело. То рёв, то восторженные лепетания. Однообразные, одинаковыми словами. Чего тут напишешь? Нет у меня слов, чтобы выразить детское счастье. Да я его никогда и не видел столько сразу.
 
Детям надо расти сыновьями Отечества, а не индифферентными гражданами. Наше сегодня, время мутное, густое и не самое доброе. И как нужно поступить? Что следует делать, чтобы Отечеству стало легче? На митинги? В блоги? За границу? Обличать и оппозиционировать? Православная церковь вносит свою извечную лепту. И, влекомые церковью, собираются вместе люди. Самые разные. И делают одно дело. Прекрасное, важное дело. Растят детей, которым будет по силам стать героями, коли этого потребует Отечество. И через это сами становятся лучше. Как дети… 
 
Я сердечно кланяюсь людям, сотворившим это начинание. Бог даст – этот слёт станет ежегодным. И я убеждён, что последующие будут ещё более интересными, ещё более насыщенными, ещё более многолюдными. Начало положено. И это очень доброе начало. А нам всем остались бесценные сокровища… Добрые, нежные воспоминания, множество новых друзей…
 
И та плетёнка, и те слова: «Я благодарю Господа, что Вы есть в моей жизни». Это я вас благодарю, милые дети. Добрых вам дорог, маленькие ратники. До следующего года. 
 
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
8 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
ДенисМихалыч - ВалериюК-чВалериюВалерий Recent comment authors
новые старые популярные
Gloo
Гость
Gloo

Нет в русском языке слова ЛОЖУ! Кладу! Корректор,где вы?

Сколько госдеп
Гость
Сколько госдеп

выделил денег на православный милитаристский баркемп?

Хм
Гость
Хм

ну не знаю… Готовится какой-то боевой отряд будущих защитников православия? Может лучше организовали бы – Юные следопыты, Юный спасатель. Меня терзают смутные подозрения.

Валерий
Гость
Валерий

Автору – огромное спасибо, не обращайте внимание на брызжущих ядом троллей! Организаторам – огромное спасибо! Русь Святая, храни Веру Православную – в ней твое утверждение!

Валерию
Гость
Валерию

Ты ВАлерий, много пишешь! Смотри руки с головой заболят. Ляг полежи.

К-ч
Гость
К-ч

Таких мероприятий да побольше… чтоб жалела всЯка мразь, что в России завелась!!!

Михалыч - Валерию
Гость
Михалыч - Валерию

+ 100.

“Нет” чужому безобразию скажем с партией ЕВРАЗИЯ

http://evrazia.org/news/19513

Денис
Гость
Денис

Всем кому понравилась данная статья ждём на наших сборах.
Все вопросы по участию на эту страницу в ВК: http://vk.com/event41049539