Единый избирательный бред

Введение одного дня голосования в году может обернуться не только против оппозиции, но и...

19:09. 21 июня, 2012  
  
0

Введение одного дня голосования в году может обернуться не только против оппозиции, но и против самой власти. Отказ мерить общественные настроения выборами хотя бы дважды в год чреват дальнейшей дестабилизацией ситуации в стране.

 

Государственная дума готовится утвердить во втором чтении законопроект о введении в году единственного единого дня выборов – второго воскресенья сентября. Это юридический акт достойно продолжит предыдущие законодательные инициативы последнего времени, такие как скандальный закон о драконовских штрафах за нарушения при организации митингов и выхолощенный сверх всякой разумности закон о проведении голосования за губернаторов (которое авторы после всего, что они с этим законом сделали, почему-то называют выборами).

Причём никаких чётких и понятных публичных аргументов того, кому и зачем это нужно, так и не выдвинуто (если не считать странные заявления, что несколько региональных и муниципальных выборов в году якобы мешают работать и «отвлекают людей от посевной»). На самом деле объяснение появления таких абсурдных и ведущих к появлению массы негативных побочных последствий инициатив связано с растущими внутри части властной элиты паническими настроениями о непонятно для них как и куда меняющейся стране и окружающем мире и попытками схватиться за любую соломинку, которая, как им кажется, если не спасёт, то немного оттянет некие ожидающиеся ими политические проблемы.

Истинное стремление проведения выборов в сентябре – превратить по возможности максимальное число региональных и местных выборов в подобие чего-то среднего между прошлогодними питерскими августовскими выборами в «Красненькой речке» и недавними выборами в Омске и Красноярске, когда в условиях низкой явки результат будут обеспечивать во многом административно зависимые категории избирателей (бюджетные, муниципальные и коммунальные служащие), которые во многих случаях, несомненно, будут дополняться фальсификациями или их попытками. Ведь совершенно понятно, что выборы в сентябре будут означать, что основная часть избирательной кампании придётся на сезон массовых отпусков – июль и август, когда значительная часть избирателей просто не увидит и не услышит избирательной кампании, вернувшись домой тогда, когда уже придётся голосовать за возможно совершенно не известных в результате кандидатов. О том, что такое сбор подписей избирателей или депутатов (на так называемых губернаторских выборах), можно вообще не говорить.

Кроме того, одним из традиционных мифических представлений о якобы пользе единого избирательного дня для власти было стремление «подложить» местные кампании под федеральный информационный каток, когда централизованно организуется единая федеральная, по сути, агиткампания. То есть власть пытается скрыть недовольство жителей конкретных регионов за счёт смешения федеральных и региональных тем. Именно поэтому так стремились в 2011 году совместить максимальное число региональных выборов с федеральными. Возможно на пике рейтинга всем известного отца-основателя «Единой России» в 2007-2008 годах так и было, и это давало власти дополнительный бонус, но сейчас ситуация мягко говоря совсем другая.

 

Чем эта история кончится на самом деле?

Во-первых, вероятная низкая явка на сентябрьских выборах будет вести к дальнейшей фактической делегитимизации избираемых органов власти, доверие граждан к которым итак невысоко. Укрепит ли это политическую систему? Очень сомнительно.

Во-вторых, значительной частью проблемных для «Единой России» регионов в декабре 2011 года были как раз территории, где одновременно с Государственной думой избирались региональные парламенты. В результате усилились как стимулы для мобилизации электората новыми участниками (кандидатами на региональных выборах), так и количество игроков, лично заинтересованных в электоральном контроле. Чем больше совмещённых выборов (а единый день выборов, несомненно, будет увеличивать число совмещенных кампаний), тем больше в современных условиях эффект аккумулирования на выборах участия политизированных групп поддержки разного число кандидатов партий – то есть будут суммироваться результаты параллельных кампаний электоральной мобилизации и электорального контроля. И этим ситуация в целом недовольного и наполненного тревожными ожиданиями общества 2011-2012 радикально отличается от ситуации сытости гражданского неучастия 2007 года. И повторить «Красненькую речку» может не получиться.

Кстати явно одним из факторов уверенности инициаторов нового закона в полезности для себя «единого сентябрьского голосования» является кажущийся им успех в Красноярске и Омске. Но надо понимать две вещи – разницу голосований на партийных выборах и выборы на должность, то есть голосование лично за конкретного человека. И это совсем не одно и тоже.  Кроме того, при всех проблемах оппозиции на данных выборах (на которых она, конечно, выглядела намного слабее, чем, например, в Иркутской области или Ярославле) как-то забывают, что если сравнить красноярские и омские выборы мэра-2012 не с другими регионами, а с прошлыми выборами мэра в этих же городах, но налицо и рост реальной конкурентности, и явные проблемы в местных элитах. Ведь прошлые выборы мэра и в Омске, и в Красноярске, и даже позапрошлые, прошли вообще при символической конкуренции (КПРФ, к примеру, и «эсеры» тогда вообще ни то что слабых, вообще никаких кандидатов не выдвигали – а сейчас ситуация такая, что не могли публично не участвовать). То есть с точки зрения внутрегиональной динамики выборы и в Омске, и в Красноярске говорят о несомненном росте конкуренции  и внутренних конфликтов. Но чтобы это увидеть, надо, как и в случае с совмещёнными выборами, заниматься реальным электоральным анализом и хорошо знать электоральную историю. Гораздо проще заниматься пропагандой под видом аналитики.

В-третьих, выборы в сентябре создадут просто массу личных неудобств и для самой власти, уже не говоря про самих членов избиркомов и кандидатов – фактически в регионах выборов для основной части политической и экономической элиты всех уровней сезон летних отпусков будет просто отменяться.

В-четвертых, сентябрьские выборы существенно затруднят раскрутку любых новых имён и партийных проектов, сделают неблагоприятной кампанию по их раскрутке по описанным выше «отпускным» причинам и усилят шумовой фон от множества параллельных кампаний, где новых фигурам будет тяжело выделиться. Возможно власть даже сочтёт этот благом, но создание новых препятствий  для кадрового обновления и раскрутки новых фигур крайне вредно для общей ситуации с управлением – видимо, именно уничтожение площадок для появления новых лиц и кадровый  управленческий голод и есть одно из главных негативных последствий «нулевых».

Наконец, в пятых, один день голосования, да ещё и в сентябре, разрушит в ещё большей степени итак пребывающий в результате «суверенной демократии» в плачевном состоянии отечественный рынок политического консультирования. Многие специалисты за 2000-е перешли или на работу в корпорации, или занялись работой в странах СНГ, или «вернулись на кафедры», теряя полевые навыки и ощущение «руки на пульсе». Работать три месяца в году при негарантированной занятости для любого специалиста не очень рационально и призывы части технологов компенсировать снижение шансов на занятость повышением расценок, конечно, утопичны. Уже приходилось говорить, что подавляющее большинство граждан судьба рынка политического консультирования в стране вообще не интересует. Однако радоваться удару по рынку политконсалтинга этому могут только ханжи или просто неграмотные люди, не понимающие чем это кончится. Депрофессионализация любой отрасли ведет к ее деградацию и снижению качества, а случае с политическим консультированием речь будет идти в итоге о качестве самого управления. Повторю ещё раз – сами эти ещё более потенциально снижающие качество рынка политконсультирования инициативы уже являются признаком его деградации в стране. Возникает такая своеобразная идущая вниз спираль — профессиональная деградация снижает качество принимаемых решений, а некачественные и абсурдные решения ведут к дальнейшей деградации. В известном смысле акции протеста 2011-2012 годов и были результатом этой деградации. Исчезает качественный политический анализ, в результате всё чаще принимаются абсурдные и непродуманные решения. Не удивительно, что с появлением этой инициативы случилось невиданное за многие годы – в Интернете подписи под обращением против этого проекта ставили политтехнологи и политконсультанты самых политических взглядов, поддерживающие как власть, так и оппозицию.

Те, кто искренне хотят «уничтожить политтехнологов как класс», заблуждаются по незнанию или по глупости. Конечно, никаких политтехнологов как явление в принципе искоренить не получится, так же как невозможно искоренить адвокатуру или стоматологов (только если вместе с судами или лечением зубов). Пока существует власть, ей нужны будут консультанты по самым разным аспектам управления, государственной и общественной жизни. Но другой вопрос их качества, как и где она их будет брать в новых условиях. Утопично искоренить саму профессию, но можно, во-первых, вытеснить из неё качественных специалистов, сделав немыслимыми условия их профессиональной деятельности (в  итоге эту работу делать гораздо менее грамотные и гораздо более случайные люди), а во вторых, и об этом наши «патриотически настроенные государственники» и «борцы с Госдепом» деликатно не говорят, можно вытеснить из профессии в первую очередь отечественных качественных специалистов. Где в случае необходимости придётся брать соответствующих специалистов при разрушенном отечественном рынке? Ответ понятен – там, где они есть, то есть как минимум на том же постсоветском пространстве (в частности, на пресловутой Украине) и далее. Это превращается в таких условиях в завтрашнюю логическую неизбежность того, что власть делает сегодня под пропагандистскую браваду. И то, что в прошлом году в кампании «Правого дела» времён Михаила Прохорова было столько украинских специалистов, на самом деле не случайно – в новых условиях таких случаев будет ещё больше.

Есть и ещё один важный (шестой) момент – разведённые в разные даты выборы крайне важны в целом для политической устойчивости и стабильности системы, выступая как постоянный тест на состояние общественных настроений и реакция на принимаемые властью решения. Разведённые выборы страхуют  государство и общество от резких и неоправданных перемен в системе управления – только стабильно популярная сила может в таких условиях реально обладать властью по всей стране. Именно поэтому во многих странах разведены не только выборы в разных регионах, но ещё и на национальном уровне выборы проходят не одномоментно, а по принципу ротации. Если все выбирать «скопом», то некое внезапное краткосрочное по временной реакции событие (к примеру, техногенная катастрофа или эмоциональна реакция на  теракт) получает  неоправданное влияние на всю систему управления. Хрестоматийный пример – в 2004 году правящая тогда в Испании народная партия пошла на досрочные парламентские выборы в расчёте на уверенную победу в ситуации стабильных рейтингов, но незадолго до выборов теракт на вокзале Аточа в Мадриде резко изменил общественные настроения в пользу социалистов. В Германии земельные выборы весной 2011 года в Баден-Вюртемберге совпали с эмоциональной волной на последствия трагедии нам Фукусиме в Японии и  привели к фантастическому результату Партии зелёных и смене земельного правительства. Если бы одновременно избиралось больше число земельных парламентов, то политические последствия были бы ещё более значимыми.

Можно также напомнить, что политические  таланты из органов власти в поисках новых манипуляций, видимо, забыли о том, что совсем недавно, лишь в 2011 году, власти приняли решение производить ежегодное повышение тарифов на газ и электроэнергию не с 1 января (чтоб не под выборы), а с 1 июля. Соответственно и традиционная негативная реакция на повышение цен смещается с января-февраля на июль-август.

Таким образом, очередное уродование избирательной системы страны вряд ли даст власти на практике какие-либо долгосрочные позитивные политические последствия (а возможно, не даст даже краткосреднесрочных), но нанесёт существенный долгосрочный вред политической системе страны и качеству государственного управления в целом.

 

Опубликовано в ЖЖ.

Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments