Надежда Коктебеля

Крым обширен. И даже на его Южном берегу есть, помимо Ялты, столько замечательных мест,...

12:15. 7 октября, 2010  
  
6

Крым обширен. И даже на его Южном берегу есть, помимо Ялты, столько замечательных мест, что всегда есть из чего выбрать для того, чтобы туда поехать, остановиться и наслаждаться морем и солнцем. Если, конечно, вся цель пребывания в Крыму именно в этом и заключается. В этом, собственно, нет ничего не­обычного: иногда действительно хочется просто отдохнуть – и всё.

Внимательно посмотрев на карту Крыма и прислушавшись к ассоциациям, которые выдавал мне внутренний голос, я пришёл к однозначному выводу: Коктебель.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Древние греки считали, что где-то здесь находятся врата Аида. Фото автора

 

Киммерия

Коктебель располагается в восточной части Крыма и административно принадлежит Феодосии. Феодосию, конечно, знают многие: древняя греческая колония, вполне приличный по размеру город (около 80 тысяч населения), один из главных крымских портов. Коктебель известен значительно меньше – более узким и более, если угодно, специализированным кругам. Формально он несравненно младше и Феодосии, и очень многих крымских городов и сёл. Ещё в середине XIX века здесь фактически никто не жил, за исключением нескольких болгарских семейств.

Восточную часть Крыма древние греки называли Киммерией, полагая, что именно здесь находятся врата Аида. Греков может извинить только то, что они не доходили ни до арктических широт, ни, допустим, до степей Казахстана. Восточный Крым – это холмы и горы, причём, в отличие от Южного берега, холмы и горы с довольно бедной растительностью.

Выглядят они, впрочем, чрезвычайно живописно – но вольно любоваться этой живописностью из уже существующего посёлка. Во времена, когда мать Максимилиана Волошина Елена Оттобальдовна покупала здесь участок (причём именно для сына, страдавшего всю свою жизнь астмой), численность населения Коктебеля измерялась сотнями, а про цивилизацию не приходилось и говорить. Но именно приезд на поселение сюда Волошиных сыграло в развитии Коктебеля решающую роль.

Свобода приходит нагая

Многие, разумеется, про это знают. Поэт Максимилиан Волошин поселился здесь окончательно весной 1917 года, и уже одного этого обстоятельства достаточно для того, чтобы понять смысл и значение Коктебеля. Гражданская война затронула даже Коми край, а уж по Крыму она гуляла вовсю, кося и пожирая многочисленные жертвы. В числе первых этой жертвой становилась, разумеется, интеллигенция; и Коктебель сыграл удивительную роль своеобразного оазиса, куда в спасении от неистовства Русской революции ехали писатели, художники, артисты и учёные.

Волошин умер в 1932 году. Но его дом превратился в Дом творчества писателей, а Коктебель унаследовал роль того самого интеллигентского оазиса, островка некоторой относительной свободы, подкрепляемой естественной крымской природной благодатью. Волошина перестали пуб­ликовать уже в последние годы его жизни, вновь начали, довольно скупо, только в 1960-е годы – тем больший характер лёгкой фронды приобретало в позднесоветское время посещение Коктебеля. В эту фронду любопытным и достаточно органичным образом вписалось такое явление, как нудизм, или натуризм, – стремление как минимум загорать и купаться, а как максимум – жить совершенно обнажёнными. Раздевание и, так сказать, слияние с природой практиковалось ещё в волошинские времена и, конечно, было весьма в русле общей психологической атмосферы литераторов Серебряного века. Сейчас нудистский пляж в Коктебеле находится практически рядом с основными, там действительно можно встретить голых мужчин и женщин, но ещё больше, разумеется, людей в плавках и купальниках, которые тщательно делают вид, что пришли сюда «просто так», а не за тем, чтобы понаблюдать за нудистами.

Недалеко от этих краёв находится и совсем уже натуристическая Лисья Бухта, где живут натурально голышом…

Ненастоящий Коктебель

Нудистский пляж – это как раз современный Коктебель в миниатюре. Нудистов на нём меньшинство. И интеллиген-тов-«волошинцев», если можно так выразиться, в Коктебеле сейчас меньшинство.

– Увы, нынешний Коктебель – уже не настоящий Коктебель, – с великолепно аффектированным придыханием произносит экскурсовод Кира, когда мы поднимаемся с ней на могилу Волошина на холм Кучук-Енышар. – Сейчас это давно уже приёмо-сдаточный пункт, – подчёркивает она, неслышным эхом повторяя московское «понаехали тут…».

Я забыл, признаться, спросить Киру, а когда, собственно, началось превращение Коктебеля в «ненастоящий», но из некоторых косвенных её реплик становилось совершенно понятно, что речь идёт, конечно же, о новых временах, то есть последних двадцати годах. Коктебель никогда не стремился стать курортом в собственном смысле этого слова. Наоборот: пребывание в столь некурортном, но вместе с тем культурно прославленном месте сообщало особую изюминку и придавало особый шарм. «Дикарство» отдыха сочеталось с возможностью пообщаться со «своим» кругом. Тут возникла своеобразная южная «Груша» (Грушинский фестиваль авторской песни в Самарской области – прим. ред.), сюда потянулись джазисты, рок-музыканты; здесь, помимо натуристских, возникли стихийные поселения хиппи, просто палаточные городки…

В советское время это могло привлечь внимание разве что отделов пропаганды и агитации комитетов партии и частично милиции. Тем крепче становился Коктебель как культурное явление. Несравненно более жёстким стало время «антисоветское». Скоплением публики, причём довольно непростой публики, заинтересовался… рынок. И всё! Набережная Коктебеля заросла магазинчиками, ларьками, лотками, кафе, дискотеками. Дом-музей Волошина можно найти только по памятнику ему же, стоящему напротив. Ты идёшь, продираясь сквозь липкую массу торговцев и вообще разморенной солнцем публики, и запросто пройдёшь мимо дома-музея, облепленного сувенирными развалами, совсем его не заметив. Вокруг памятника тоже развалы, правда, несколько более духовного свойства – картин. Поэт стоит посреди галдящей толпы, несколько брезгливо подбоченясь.
 

Гусли против попсы

Впрочем, музей пытается бороться за внимание пуб­лики. Причём не только собственной экспозицией (она не настолько уж велика, хотя мастерская Волошина, безусловно, производит впечатление), но и сопутствующими культурными мероприятиями. В Коктебеле есть неплохой джаз-клуб «Богема», а в сезон на набережной вообще появляется масса площадок для исполнения музыки. Музей ищет свою нишу. Здесь проходят концерты авторской песни, а в предпоследний день моего пребывания в Коктебеле случился концерт, например, гусельной музыки. Это было чрезвычайно изысканно, исполнители вели себя как истинные уличные музыканты, пуская шапку по итогам своего выступления – кому сколько не жалко. Садик при Доме-музее Волошина, примыкающий к самой набережной, стал ареной битвы двух музык – неземной гусельной и рвущейся во все щели попсы. Это было символично. Это было как раз по-коктебельски в его нынешнем контексте.

И с этим, конечно, уже ничего не поделаешь, несмотря на ядовитую иронию экскурсовода Киры и прямое возмущение, услышанное мною от одной пожилой петербурженки: «Да что же это такое? Да во что же это превратился Коктебель?!.» Коктебель, как и всё окружающее нас пространство, превращается в то, во что и положено превращаться в рыночных условиях популярному на морском побережье месту.

Но, конечно, до Турции и Египта ему (как во многом и всему Крыму) ещё далеко. Любителям бюргерского отдыха я бы всё-таки остерёгся советовать Коктебель: здесь ещё полно разного рода неблаго­устроенности.

Может, в этом и заключается надежда Коктебеля? «Настоящего» Коктебеля.

Поделиться в соцсетях

guest
6 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
negarnadivchina
negarnadivchina
07.10.2010 15:03

Спасибо за статью, показалось снова туда вернулась. Коктебель сейчас не тот что был даже 10 лет назад, но место все равно сказочное. Если закрыть глаза на этот рынок, на диких туристов приехавших за коньяком и уехать на Биостанцию. Не многие туда добираются). А больше всего нравится забрести с проводником на… Читать далее »

брат
брат
07.10.2010 16:17

а все-таки название “Севастопольские рассказы” было бы политкорректнее. Или, например, “Надежда из Крыма”… уже интрига есть… подумайте на досуге

Uga
Uga
09.10.2010 14:32

Статья мене очень понравилась…зачиталась, размечталась, …спасибо. Валерий Черницын.

Но!
Но!
09.10.2010 14:36

Не хватает тематических фото с нудистских пляжей!

Елена Соловьёва
Елена Соловьёва
09.10.2010 23:28

Валера великолепен. Впрочем, как всегда.

Баззи
Баззи
10.10.2010 08:32

КЛЁВА В КРАСКЕ ЖИВУТ. ПАСТОЯННО Е ХДЕ ТО ЕЗДЮТ