«Министерство правды»

Будет ли в Коми упразднена уникальная госструктура по зомбированию населения и освоению бюджетных средств?

Автор:   
19:35. 15 января, 2016  
  
24

В пятницу стало известно, что курировать работу со средствами массовой информации в новом Министерстве массовых коммуникаций, информатизации и связи Коми будет Евгений Зелинский, который до недавнего времени работал в столичной администрации, а еще раньше в местных газетах и в региональной редакции «Московского комсомольца». Не будет преувеличением сказать, что вся его жизнь прямо или опосредованно была связана с журналистикой. Коллеги со стажем хорошо знали его отца, который в перестроечные времена возглавлял «Молодежь Севера».

 

Сейчас трудно даже представить, но ведь только в начале 90-х годов в республиканских изданиях стали появляться свои бухгалтерии (во времена КПСС их бухгалтерия была одна на всех), свои рекламные службы, свои бюджеты. Все было в новинку. Впрочем, сейчас тоже есть огромный фронт работы на информационном поле. В первую очередь Евгению Зелинскому, как и всему новому министерству, предстоит разбираться с наследием, оставленным прежним руководством региона.   

В период правления в республике команды Торлопова–Гайзера была создана государственная структура, которая не имеет аналогов на территории России. Речь идет об Управлении информации Администрации Главы РК.

Для начала обратимся к фактам 25-летней давности. В то лихое время в рамках перестроечных процессов в регионе было создано Министерство печати и информации (ранее был комитет). У министра было два заместителя. Если говорить коротко, то один из них отвечал за финансовое состояние средств массовой информации и местные типографии, которые их обслуживали; другой занимался кадрами и творческой составляющей: проведением семинаров, оценкой качества публикуемых и выходящих в теле- радио эфир материалов, выпуском книжной продукции, организацией подписных кампаний… Сам министр непосредственно подчинялся заместителю Главы Республики Коми, курировавшему социальную сферу.

Эта схема управления действовала на протяжении всех 90-х годов. Не изменилась она и после закрытия в 1994 году министерства и создания на его базе Агентства Коми по печати и массовым коммуникациям (АПМК). Первый Глава республики Юрий Спиридонов периодически встречался с руководителями средств массовой информации. Шел обмен мнениями по самому широкому кругу вопросов, иногда завязывались дискуссии. Замечу, что Юрий Алексеевич знал поименно практически всех редакторов районных и городских газет, не говоря уже о руководителях республиканских СМИ.  

В «нулевые» годы начался процесс по превращению государственного органа, курирующего СМИ, в некий придаток администрации Главы РК, где постепенно вызрела новая структура – Управление информации, которое при Вячеславе Гайзере возглавил Павел Марущак. О том, чем оно занималось, пойдет речь ниже, а пока приведу лишь две цифры. В АПМК работало 11 человек, в управлении – 14, и это не считая технических работников. В сфере ответственности агентства остались в основном лишь вопросы, касающиеся целевого расходования бюджетных средств, выделяемых на нужды отрасли. В негласной иерархии произошло заметное понижение статуса руководителя государственного ведомства. Ушедшая в отставку Ирина Брагина получала указания и отчитывалась перед заместителем начальника Управления информации Захаром Волокитиным. Почувствуйте разницу. Если раньше все вопросы решались на уровне заместителя губернатора, то теперь на уровне заместителя начальника управления.

В таком же положении была не только Ирина Петровна, но, в частности, и все руководство местных муниципалитетов. Без разрешения сотрудников Управления информации им и пикнуть нельзя было в СМИ.  Управление плотно занималось общественными организациями, формированием районных и городских Советов, Госсовета Коми, её Общественной палаты, отвечало за результат во время выборных кампаний, определяло, кому дать гранты, а кого обделить, решало, кого надо шельмовать, а из кого «лепить» народного героя. Оно же взяло под свой контроль рекламные бюджеты крупных и средних компаний. К месту сказать, чиновники запретили предоставлять газете «Красное знамя» вообще любую рекламу, даже бесплатную. Дошло до того, что был создан клон газеты, на который обязаны были подписываться все ветеранские организации. На эти цели, разумеется, выделялись многомиллионные средства из республиканского  бюджета.

Деньги из бюджета и от спонсоров шли не только для поддержки своих медиа-структур, но и под ту же «Ыбицу». Можно вспомнить и другие сомнительные развлекательные проекты, например, концерт в поддержку строительства железнодорожной магистрали «Белкомур», конкурс «Хрустальная БаНКа»… Никак не обойти вниманием лотерею-замануху для избирателей «Попади в десяточку» (насколько ее проведение  в день выборов соответствует законодательству, так и нет однозначного ответа).

Особняком стоит продовольственная акция «Выбирай наше!». Под нее также были заточены бюджетные средства, «растворившиеся» в наружной рекламе, концертах и видеороликах. По этой акции можно судить, насколько циничными были люди, еще недавно управлявшие республикой. Первым делом они хапнули практически все «пищевку» региона и вывели ее под кипрскую юрисдикцию. Затем накачали предприятия бюджетными деньгами и стали получать от них прибыль в виде дивидендов. Чтобы доход был выше, надо как можно больше продать своей продукции. Отсюда и клич – «Выбирай  наше!» Рядовым гражданам даже и в голову не могло прийти, что, приобретая из патриотических чувств местные молоко, хлеб и курицу, они тем самым вносили свою лепту в обогащение членов организованного преступного сообщества, возглавляемого бывшим губернатором.

За несколько дней до своего ухода Ирина Брагина написала письмо заместителю Главы РК Тамаре Николаевой с просьбой отложить на неопределенное время процесс (его завершающую стадию) по превращению местных газет в филиалы газеты «Республика». Что и было сделано. Если бы не сентябрьские события, когда практически все руководство Коми оказалось в «Лефортово», то вполне вероятно, что уже начиная с этого года жители республики читали бы одну большую «Республику» и считали дни до наступления 2020 года, когда, согласно заявлению Вячеслава Гайзера, Республика Коми должна была стать «территорией мечты». А еще говорят, что Северная Корея от нас далеко. 

Из всего того, чем занималось Управление информации, непонятно только одно: зачем надо было прикармливать местных «нациков», возглавляемых Алексеем Колеговым. Ему предоставлялась информационная площадка в государственных СМИ, разрешалось делать заявления, некоторые из них можно было расценить как призыв к изменению конституционного строя. В итоге Алексей Колегов совсем заигрался и оказался на скамье подсудимых. Кто-то скажет, что это все какие-то наговоры на чиновников. Но ведь от фактов никуда не деться. Именно Алексею Колегову был передан Павлом Марущаком крупный пакет акций (49%) ЗАО «Газета «Красное знамя». В редакцию с завидной периодичностью приходили какие-то сомнительные личности и пытались влиять на её политику.   

Теперь об уникальности регионального управления информации. Действительно, ничего подобного нет в России. А как же без него обходятся, например, наши соседи? В Архангельской области есть Агентство по печати и СМИ, которое курирует непосредственно губернатор. На официальном портале региона отмечено, что главной задачей агентства является оперативное обеспечение жителей области информацией, создание условий для появления новых СМИ. В агентстве три структурных подразделения – отдел мониторинга и интернет-ресурсов, отдел правовой и финансовой работы, отдел по работе со СМИ. Штат агентства – шесть человек. В администрации Архангельской области нет ничего, хотя бы отдаленно напоминающего «министерство правды» Республики Коми.

То же самое можно сказать и о Кировской области. Средства массовой информации там курирует Министерство внутренней и информационной политики. В нем есть отдел по работе со СМИ (всего семь отделов). По численности он, похоже, довольно скромный, так как в справочнике фигурирует лишь один номер телефона.

Кто-то скажет, что у нас несколько иной статус – национальная республика. Хорошо, обратимся к опыту Республики Мордовия, которую довольно часто упоминают в качестве успешно развивающегося российского региона. В Мордовии работает Министерство печати и информации. То есть такая же структура, которая была в Коми в 90-х годах. И функции у нее те же, и такое же количество чиновников (11 штатных единиц). Одна из задач министерства – «Осуществление политики демонополизации печатных средств массовой информации на территории Республики Мордовия». Опять же следов «министерства правды» в тамошних структурах власти обнаружить не удалось.

Жизненный опыт подсказывает, что и в Архангельской области, и в Кировской, тем более в Мордовии, славящейся удивительными результатами на выборах, есть свои методы работы и со СМИ, и с рекламодателями, и с общественными организациями. Так что особых иллюзий насчет непогрешимости тамошних чиновников питать не стоит. Но они ведь под эти «методы» не додумались создавать целое управление. И нужно ли оно врио Главы РК Сергею Гапликову? Судя по имеющейся информации, вопрос этот, как говорится, находится на стадии обсуждения. 

Поделиться в соцсетях