Забудьте о медиа-бизнесе!

Я рассказывал о работе с источниками информации, о необходимости присутствия в конфликтном материале нескольких точек зрения на предмет, об искусстве выуживания тех или иных сведений из собеседников, о работе с документами… и чувствовал, что строю замок на песке. А рядом плещутся чьи-то волны, одна из которых в момент, когда я отлучаюсь, вдруг накатывает – и нет больше никакого замка

16:20. 24 апреля, 2015  
  
23

Интервью Бориса Суранова газете Moskauer Deutsche Zeitung вышло очень кстати. Оно напомнило о скромном отрезке – шесть месяцев – с того момента, когда перестала выходить газета «Красное знамя». Признаться, я и сам хотел посвятить этой дате небольшие размышления, которые к тому моменту у меня накопились.

Потом помешало одно, помешало другое… третье… потом вышло интервью с Борисом – и когда я наконец созрел, выяснилось, что размышления не будут «небольшими». Потому что проблема, которую я тут хочу обозначить, требует дальнего и многофлангового захода. Начнём.

 

Красавицы и игумен

(Печальный опыт сеяния медиа-разумного, доброго, вечного)

В 2013 году на базе СыктГУ начала свою работу школа молодого журналиста «Медиа Сапиенс-2», и её инициаторы предложили мне чуть-чуть посеять разумное, доброе, вечное. Не без колебаний (инициаторами выступали лица и организации, по характеру своей деятельности идеологически и психологически отнюдь не близкие «Красному знамени»), но я всё-таки согласился.

Отгремели приветственные речи, участники разбрелись по аудиториям в соответствии с профилем. Мой профиль, естественно, назывался «Пресс-клуб», и в первый раз туда пришло довольно-таки много народа. Но я уже не был молодым преподавателем (я, собственно, вообще никогда не был преподавателем в классическом смысле этого слова) и прекрасно мог спрогнозировать, что в следующий раз количество пришедших сократится вдвое, в третий – ещё напополам, и в конце концов я останусь с 7-8 более-менее постоянными слушателями. Из которых дай Бог если собственно слушателей (а не слушательниц) будет 1-2.

Вышло ровно так, и даже хуже: в иные наши встречи моими визави были всего две школьницы. Которые вообще-то были очень милы, внимательно меня слушали и даже записывали, мало того – кое-что из их ученических работ было даже опубликовано у нас в газете. Я досадовал прежде всего на себя: неинтересно рассказываю, не всегда придерживаюсь строгого графика занятий и т.п., – но внутри меня росло стойкое ощущение, что к этим, безусловно, главным факторам примешивается всё-таки какой-то внешний, совершенно не зависящий от меня и, однако, сводящий на нет мои усилия.

Здесь следует сказать вот о чём. Несмотря на название «Школа молодого ЖУРНАЛИСТА», в числе секций были, например, «PR-секция» и ещё какая-то, не помню её названия, посвящённая съёмкам фильмов; не телевизионных репортажей, а именно фильмов, которые снимаются по заказу. Меня это изначально смущало – хотя бы просто потому, что задачи журналистики и пиара, при всём внешнем сходстве применяемых технологий, диаметрально противоположные.

Но в школе «Медиа-Сапиенс» был заложен ещё один принцип: свободное посещение секций. То есть человек мог легко посещать и мои занятия (печатные и частично электронные – в части информагентств – СМИ), и «ТВ-секцию», и ту же «PR». Проницательный читатель уже, вероятно, хохочет во весь голос над тем «валенком», каковым я обнаружил себя, однако это всё-таки нужно проговорить, чтобы следовать дальше.

Я с истовостью, достойной лучшего применения, впрягся в разъяснения базовых принципов журналистики вообще и в прессе в частности – как меня учили и как я их понимаю. Объективность, беспристрастность, оперативность, актуальность, доступный язык и проч. – то есть азы журфака. Азы-то азами, но, во-первых, самый же первый принцип исходно предполагает, что при работе над материалом журналист сталкивается с чем-то, на что необходимо смотреть по возможности объективно. То есть – с конфликтом либо проблемой.

Во-вторых, излагал я эти принципы перед аудиторией, пол которой был, как я и догадывался, женский, а возраст – от 15 до 20 лет. Я вовсе не хочу никого дискриминировать по половозрастному принципу. Иные молодые девушки способны тоньше 45-летнего мужика чувствовать нерв времени и соответственно писать. Кстати, те самые упомянутые выше школьницы в иных своих строчках это вполне себе демонстрировали.

Но если бы эти молодые девушки были только у меня в руках!

Я рассказывал о работе с источниками информации, о необходимости присутствия в конфликтном материале нескольких точек зрения на предмет, об искусстве выуживания тех или иных сведений из собеседников, о работе с документами… и чувствовал – в том числе за счёт сокращения числа присутствовавших, – что словно строю красивый замок, но на песке. А рядом плещутся чьи-то волны, одна из которых в момент, когда я отлучаюсь, вдруг накатывает – и нет больше никакого моего замка.

Кураторы секций объединялись в своеобразный ареопаг. Изначально он определял основные принципы работы школы, затем естественным образом к нему перешла роль жюри в тех случаях, когда оно того требовало. И вот такое соревнование случилось: ТВ-секция объявила конкурс видеороликов на тему «Почему я хочу жить в Сыктывкаре». Ну, конкурс и конкурс, приходилось жюрить и не в таких. Технологии нынче таковы, что для просмотра роликов вовсе не нужно собираться в каком-либо зале, а потом долго и нудно обсуждать достоинства и недостатки участников. Ролики собираются на соответствующей странице ВКонтакте, доступ к ней у меня, конечно же, был, я честно просмотрел все, выставил соответствующие оценки и отправил их главному куратору «Сапиенса» – тележурналистке, а ныне главному редактору ресурса БНКоми Елене Красильниковой.

Меня что-то начало царапать уже во время просмотра. Я ещё не очень понимал, что. Ролики и ролики, тема и тема… ролики и ролики, тема и тема… ролики… тема… стоп! Ролики. Не новостные сюжеты и даже не интервью. Именно ролики, причём могущие быть снятыми не только на домашнюю камеру, но и на банальный телефон.

Второе: ролики подразделялись на два вида – обычные и так называемые «вирусные». Я не силён в маркетинге, но, в общем, знаю, что «вирусная реклама» – это реклама, маскирующаяся под нерекламу и двигающая себя за счёт своего содержания. Которое в этом случае должно быть максимально провокационно.

Третье: тема. Но, мне кажется, что после первых двух признаков того, что делали участники конкурса, ни у кого не должно остаться сомнения, что в первом же «общешкольном» конкурсе школы молодого журналиста никакой журналистикой и не пахло. Я имел перед собой чистой воды конкурс рекламы и пиара.

Но я ещё не знал масштабов того, что соседствовало со мной под одной «школьной» крышей. Подведение итогов конкурса происходило в арт-центре «Югöр», куда по такому случаю даже был приглашён ансамбль камерной музыки Гимназии искусств. Ансамбль играл проникновенно, всё было довольно мило, особенно, конечно, сами участницы конкурса и их многочисленные подруги.

Мило – но не только. Всё было как-то неуместно торжественно и румяно. Конечно, дело происходило в 20-х числах декабря, но вовсе не в конце этих чисел (по-моему, в зале и ёлки-то ещё не было). Между тем, сама атмосфера царила откровенно праздничная, как будто проект ещё не был в самом разгаре, а пришёл к финишу, причём настолько успешному, что это не грех и отметить как следует.

Вела всё действо та же Елена Красильникова, одетая в элегантное вечернее платье, которое, безусловно, хорошо смотрелось в изысканных интерьерах «Югöра». Звучала музыка (не только ансамбля, но и фоновая, и джинглы между объявлениями победителей и их награждением). Я бы не удивился, если бы в зале стояли официанты с шампанским, но, видимо, сдерживало присутствие несовершеннолетних.

– Это был очень, очень интересный конкурс, – ответственно заявила председатель жюри, известный телережиссёр Татьяна Полуэктова. – Поступило очень большое количество работ очень высокого качества. Мы в жюри очень, очень долго спорили, кого же выбрать победителем…

Я опустил глаза долу от стыда и от смеха. Всю эту сиропную ложь могли оправдывать разве что принципы «женщины любят ушами» и «почаще говорите дамам комплименты» – 90 процентов собравшихся, разумеется, составляли молодые и не очень девушки. Но причём здесь даже не журналистика (то, что её рядом не лежало, я понял ещё в процессе отсмотра роликов), а элементарная объективность?

Но по-настоящему пропасть под моей наивностью разверзлась в момент награждения победителей. Даже «бронзовые призёры» получали пышные букеты, пакеты с чем-то очень соблазнительным (с женской точки зрения), какие-то сертификаты то ли в косметические магазины, то ли в косметические салоны. Победители же, помимо цветов, пакетов и сертификатов, – ещё и право съёмок и монтажа собственной передачи на телеканале «Юрган» под руководством опытных наставников.

Дело было поставлено на такую широкую ногу, всё оказалось окружено такой серьёзной маркетинговой подготовкой, что я, вещающий 17-18-летним девчонкам что-то о тяготах профессии, почувствовал себя нудным, замшелым, устаревшим ещё позавчера старичком-профессором, который из-за пыльных томов, гербариев и пробирок не видит подлинные краски мира Божьего. Именно в «Югöре» до меня моментально дошло, что, собственно, происходило в разных комнатах «Медиа Сапиенса». В «Пресс-клубе» учитель был подобен суровому игумену. Игумен возглашал: «Братие (resp.: сестры)! Нам предстоят тяжкие испытания. И дабы уготовиться к ним, закалим свой дух и своё тело неусыпными молитвами, воздержностью и постом. Журналистика, сестры мои, – это прежде всего вот этот чёрный хлеб и эта холодная вода. Ядящий и пиющий их, непрестанно, дисциплинированно и по строгим канонам возносящий молитвы снискает лавры праведника. И послужит тем самым к вящей славе подлинной журналистики!»

В это же самое время в соседних комнатах красивая, модно одетая и причёсанная, вкусно пахнущая, с отличным мэйк-апом, блестящей бижутерией и блестящими же глазами женщина весело щебетала: «Девчонки! Журналистика – это прежде всего красиво, интересно и, главное, – прикольно. Вот как эти изумительные пирожные и это чудесное вино. Угощайтесь, кстати!..»

Три ножа в спину современной журналистики

Прежде чем продолжить самому, я хотел бы познакомить с публикациями, которые вышли в различных условно «центральных» СМИ за последние два месяца. Всё, высказанное в них, очень корреспондирует с моими мыслями, которые последуют вслед за этими.

1.     Дмитрий Соколов-Митрич

«При всем обилии и разнообразии медиаресурсов сегодня верить нельзя никому, в стране нет ни одной информационной ленты, которая давала бы исчерпывающую и адекватную картину происходящего – без лишнего шума, троллинга и манипуляций.

И это даже не результат всеобщей политизации журналистского поголовья. Просто честный информационный продукт в интересах читателя стал нежизнеспособен в эпоху борьбы за бродячий трафик, а не за устойчивую аудиторию.

Хорошая новость заключается в том, что будет только хуже, и в какой-то момент не замечать эту проблему станет уже нельзя. Сегодня новые законы игры на медиарынке убивают производителей качественного контента, завтра под нож пойдут производители какого бы то ни было контента вообще»: http://vz.ru/columns/2015/3/17/734884.html

2.     Леонид Парфёнов

«Я много раз приводил эту статистику, никто на это не обращает внимания. У нас бумажные тиражи — в разы ниже, чем в Великобритании. Таких, как «Коммерсантъ», не будем сейчас говорить, что он «не тот», как это принято выражаться, но таких буржуазных газет, которые пишут от балета имени Кузнецовой до политики имени Колесникова, до биржевых сводок — таких в Британии четыре, причем Daily Telegraph в бумаге имеет тираж под полмиллиона. А у нас «Коммерсантъ» колеблется в районе так называемых верхних 100 тысяч, а «Ведомости», которые наши Financial Times, 60- или 70-тысячныйтираж показывают. О чем говорить? У нас абсолютные тиражи ниже польских.

Главная эстонская газета, название которой, кажется, переводится как «Почтальон», она тоже со стотысячным тиражом. Потому что есть общество, которому нужно все время сверять свой пульс с главной газетой страны. Мол, у меня такие ощущения, я должен это почитать. Вот оно — mass media. Вот она — социальная функция, которая позволяет человеку чувствовать, что он не одинок. Что есть общество, что он гражданин и он как-то кого-то выбирает, мучается, ставит вопросы, решает, куда идет страна, негодует на власть и так далее. Без этого не может быть журналистики. Если нет запроса»: https://meduza.io/feature/2015/03/17/zhurnalistika-nikomu-ne-nuzhna

3.     Дмитрий Казьмин

«Вливание государственных и квазигосударственных денег в медиарынок мешает здоровому развитию отрасли. Появляются сегменты, где ценообразование не зависит от реальной стоимости контакта с аудиторией, а определяется лишь тем, как сильно губернатор, мэр или корпорация поддержали соответствующее медиа. Никого не удивляют бизнес-планы, в которых дотации учитываются как прибыль медиакомпаний. Доля СМИ, получающих такие дотации, в некоторых регионах близка к 100%. Живя на полном обеспечении, эти организации могут предложить свою аудиторию «хоть за сколько», обесценивая контакты и подрывая независимый медиабизнес. Усиление экономической зависимости СМИ от государства и увеличение арсенала санкций к неугодным приводят к размыванию функций журналистики. Идет процесс ее милитаризации, когда перо приравнивают к штыку, а профессию журналиста смешивают с пропагандистской. Смысл изменений диагностировал министр обороны Сергей Шойгу: слово и информация «стали еще одним видом вооруженных сил»: http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/04/24/kak-gosudarstvo-razrushaet-rinok-smi

 

Окончание следует

Поделиться в соцсетях

23
Оставьте комментарий

avatar
1000
16 Comment threads
7 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Браво!АнонимХулио ГанПитерим СорокинГенерал Recent comment authors
новые старые популярные
Анна
Гость
Анна

Очень мудрый и актуальный текст.Автор – умница!

Денис Куропакин
Гость
Денис Куропакин

Валерий, вы правы… и правы авторы, на которые вы ссылаетесь. Без комментариев. Благодарб вас за этот журналисткий материал.

а что вы ожидали
Гость
а что вы ожидали

от Полуэктовой – всех снимает как председателей одного колхоза (неужели жива?), которого и нет или Лены Красильниковой, которой не позавидуешь. журналистика – по большей части женская профессия, серпентарий еще тот. но красивой девочке расскажут в разы больше чем испитому толстому карлику. проверено. Валера, не сложилось с женщинами по жизни –… Читать далее »

Елена
Гость
Елена

Какая глупость,то, что вы написали (“А что вы ожидали”). Красивой девочке расскажут ровно то, что красивая девочка спросит. А ее вопросы обычно на уровне “Как вам наш город?”.
Хороший текст, Валера. жаль только – в никуда…

а что
Гость
а что

красота напрочь исключает мозги? на первых порах за спиной всегда есть умный редактор – вплоть до списка не то что вопросов, но и ответов. красивые женщины в журналистике успешненее алкашей, поверьте, а вот медиа-бизнес Валере точно не удался, ибо разные вещи

Полковник
Гость
Полковник

Текст-то нормальный… А то, что – в никуда… Так это тоже – авторское:)) Бизнес и Черницын – две вещи несовместные. Эскалибур, Эйяфьядлайёкюдль и далее по тексту – перлы медиабизнеса Валерия Черницына:)) И кто это купит?

Эйяфьядлайёкюдль
Гость
Эйяфьядлайёкюдль

вы, Полковник, сильно-то не матюкайтесь. текст, к сожалению, весь пронизан выражениями личных комплексов – слишком много “я”, настоящая журналистика этого не любит мы-то с вами знаем, оценочных, а тем более, личных суждений. Найти и грамотно перетасовать факты – да. лично мне, я – женщина (семья, дети) доводилось несколько раз трудостраивать… Читать далее »

Полковник
Гость
Полковник

потеря потерь… так называемая “авторская” журналистика в реализации монстров (и – динозавров::)) приказала долго жить. И – что? Рвать оставшиеся волоски на бывшей голове? Есть варианты тихого и достойного ухода в “Трибуну”… в пресс-службу… во внутреннюю Монголию… Но винить в собственной беспомощности всех, вплоть до САМОГО путина? Тупичок-с-с…

Людмила
Гость
Людмила

а что разве такое положение вещей только в медиа?почти везде..рапортуют..ни о чем…результата большого нигде нет..проводятся конкурсы..деньги распилили и все..

Да,но..
Гость
Да,но..

Увы,Валерий прав.Но и сам,будучи опытным и прожженным ,допускал косячки в работе с источниками информации.Из последнего-интервью с неким рагацким-от него ж за версту..А Валера пытается мысль и идею выудить.Да и джинса на сайте имеется-Нефтянка,лесники.В общем,по ситуации надо смотреть,получается?

Да ну
Гость
Да ну

Так все же в тексте есть. По ситуации, да не совсем. “Джинса” – один из способов продержаться нынешним СМИ и иметь возможность сказать то, чего просит душа и совесть (если в редакциях остались такие журналисты (а они есть еще, правда, есть, но немного, из старой обоймы в основном)). Если раньше… Читать далее »

321
Гость
321

Папа ваш преподавал в конце 70-х начертательную геометрию в филиале ленинградской лесной академии, вот классный был дядя,знания давал понятно, студентов не гнобил, уважали мы его, легкий был мужчина. А вас что-то царапает, что-то мучает, непонятно вам понятное вами давно уже. йох-хо, надо что-то менять в консерватории…

Валерий Черницын
Гость
Валерий Черницын

Мой отец не преподавал начертательную геометрию в филиале Ленинградской лесной академии. Это был другой человек, не имеющий к нашей семье никакого отношения.

Сыктывкарцы
Гость
Сыктывкарцы

Спасибо ! Кто бы что ни говорил – честно, объективно, профессионально.

Анна
Гость
Анна

Материал-высший пилотаж. Валерий как всегда на высоте. Он лучший в Коми журналист. И вы это знаете.

Жители Коми
Гость
Жители Коми

Отличный материал.Тема раскрыта на все 100%.Валерий даже не игумен, а Патриарх Коми журналистики!
Долгие лета талантливому и достойному человеку!

Вик
Гость
Вик

Хороший журналист! А недостатки и ошибки у всех могут быть. Безгрешных не бывает.

Мила
Гость
Мила

В.Черницын прав. Деградация республиканской журналистики налицо. Валерий лишь констатирует факт. но как с этим бороться?

Генерал
Гость
Генерал

Полковник опять не прав. Ему давно уже никто не пишет. К тому же спокойно спать не дают лавры Валерия.

Питерим Сорокин
Гость
Питерим Сорокин

ещё в 1949 году написал об отрицательной селекции. “В периоды упадка интеллект не востребован”.
То, о чём пишет автор – следствие, причина – длительный, растянувшийся на несколько поколений упадок, явно перешедший в отрицательную селекцию. Увы, но интеллект больше уже не понадобится…

Хулио Ган
Гость
Хулио Ган

Согласен с аутором. Качество журналистики падает, и КЗ тоже не осталось в стороне от этой тенденции – бракодел Миха Казанцев тому яркое подтверждение. Или непутёвая Мария Сакаева также…

Аноним
Гость
Аноним

Полковник-старый козел. Из-за тебя журналистики и нет,ложился под хабалок лен ушами,а она была продажной изначально. Теперь это не журналистика,а сбор сплетен.

Браво!
Гость
Браво!

Молодец, Валера. Честно, красиво, объективно. Парфенов говорил, что журналистика сейчас никому в РФ не нужна. Ну не нужна и не нужна. С этим будем жить. Только Валера и только на этом сайте может сказать это. бОльше никто в РК и нигде этого не скажет.