Без мести мелочных обид

Бойцовские качества журналиста выковываются разными способами, но один из них — это готовность...

13:06. 13 августа, 2010  
  
0

Бойцовские качества журналиста выковываются разными способами, но один из них — это готовность задавать острые вопросы руководителю высокого уровня, писать нелицеприятные вещи о нём и выслушивать в ответ не менее нелицеприятные, а то и непечатные отзывы в свой адрес. Я парадоксальным образом благодарен Юрию Алексеевичу Спиридонову за предоставленную мне исключительную возможность сполна «насладиться» описанным выше «учебным набором».

Именно Спиридонов был тем главным объектом, на котором 20-ти-, 25-ти-, 30-летний пацан изощрял и оттачивал своё перо, со всей страстью вскормленного перестройкой и гласностью кипящего энергией репортёра. Естественно — он же был олицетворением ненавистной партноменклатуры, которая в то время меняла секретарско-обкомовские кресла на председательско-верхсоветовские, а потом и на «главские», и активно участвовала в приватизации.

Я мазохистски лез с ним на столкновение, на конфликт; помню, как один раз он даже фактически вынужден был применить силу.

В VIP-зоне Сыктывкарского аэропорта руководство республики ожидало прилёта командующего Приволжским округом.

– Никаких интервью! – едва увидев меня, отрезал Спиридонов.

Да разве могло что-нибудь ещё сильнее возбудить меня к немедленным действиям?
Как только генерал зашёл в VIP-зону, я ринулся к нему с вопросами. Но гость успел произнести лишь несколько первых дежурных слов…

– Сам председатель Верховного Совета республики просит тебя не брать никаких интервью! – с неумолимой жёсткостью сжимая за локоть, оттеснил, самолично, меня от генерала Спиридонов. – А ты…

Я кипел от возмущения — будучи, конечно, не в состоянии знать, что наступят времена, когда появление журналиста в VIP-зоне само по себе станет явлением чрезвычайным, а на журналиста, осмелившегося без предварительного согласования с пресс-службой задать вопрос руководителю республики, будет немедленно окрысиваться вся придворная челядь.

Нельзя, конечно, не признать, что эти времена вполне приближал и сам Юрий Алексеевич, особенно в последние годы своего правления республикой. Но нельзя не признать и другого очевидного обстоятельства: да, он был способен говорить с человеком жёстко, иногда исключительно жёстко, иногда даже весьма обидно. Но он никогда не опускался до неслышной и невидной мелочной мести, которая всплывает внезапно и бьёт больнее, чем откровенное и пускай малоцензурное слово прямо тебе в лицо.

Я даже как-то проиграл ему в суде, назвав в одной из газет режим его правления «авторитарным и коррупционным». Тем не менее, проигрыш получился каким-то простым и будничным. И сколько после этого мы с ним ещё встречались, сколько раз обменивались лёгкими колкостями — всегда с подчёркнутым уважением друг ко другу.

Ему досталось править в эпоху колоссальной ломки общества — привычного ему общества, с теми самыми традициями руководства, которые мы тогда размашисто, по-огоньковски клеймили «партноменклатурными».

Сейчас, пожив кое-сколько на этом свете, увидев, номенклатура какого качества народилась за последние годы, чётче понимаешь, какими качествами нужно было обладать в 90-е годы, чтобы «держать» такую здоровенную республику — с Воркутой и Интой, с нефтяными и лесными соблазнами, с попытками играть на национальных чувствах и т.д. Девяностые по традиции принято проклинать — и вослед Ельцину часть тех проклятий, конечно же, летела и в Спиридонова.

Остаётся только гадать, как бы себя повел и как бы руководил Республикой Коми ты — доведись тебе попасть на место Спиридонова.

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments