Кто ты в своём Отечестве?

Открывая пять лет назад рубрику «Северная широта», наша газета сообщала, что здесь будут печататься материалы, которые помогут читателям, особенно молодым, расширить свои познания о республике. А также помогут узнать самое интересное, самое яркое, уникальное из всего, что составляет нашу общую гордость.

Автор:   
13:02. 19 апреля, 2014  
  
6

Понятно, что слово «гордость» было стержневым в аннотации. Ведь именно это понятие рождает в людях гражданские, патриотические чувства, и для нас важно было повысить роль газеты в этом ключе.

В том, о чём писал ещё Пушкин в XIX веке в своём знаменитом восьмистишии. Причём, заметьте, первые четыре строчки цитируются довольно часто:

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

А вот вторые четыре строчки как бы забываются (или попросту недооцениваются). И зря. Потому что в них-то (пусть и помещённых поэтом в скобки) как раз ещё глубже раскрывается смысл, значение слова, которым мы называем подлинных граждан Отечества, – патриот. Давайте вникнем:

(На них основана от века,

По воле Бога самого,

Самостоянье человека,

Залог величия его).

То есть, по Пушкину, человек, лишённый названных в стихах чувств, грубо говоря, не может состояться как достойная личность. Не потому ли и другой наш поэтический глашатай, Сергей Есенин (впрочем, и множество других), признавался в безмерной любви к родному краю? Вспомним: «Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю», – я скажу: «Не надо рая, Дайте Родину мою».

А ведь не так уж, кажется, давно, после распада СССР, когда бывшие союзные республики разбежались по своим норам, и мощный хор из 15 участников разбился на тонюсенькие сольные голоса, российская элита самоуничижительно прогибалась перед Западом, и называться патриотом страны считалось дурным тоном. Да и сейчас ещё немало критиканствующих особ, готовых в родном доме вынюхивать любую щёлочку, чтобы попенять на то, как мы неразумно живём и как совершенно всё, что находится за кордоном. Доходит до смешного. Иные наши граждане, по сути уже бывшие, обретя дом за границей, приезжают на родину и начинают яростно её критиковать, называя себя при этом патриотами. В том числе и весьма брендовые, скажем, поэт Евгений Евтушенко (это он, кто не знает, сочинил крылатые строчки – «поэт в России больше, чем поэт»). Не знаю, как у других, но у меня такие выверты вызывают неприятие. По моим понятиям, Толстой не был бы Толстым без своей Ясной Поляны, Шолохов – без Вёшенской, Василий Белов – без Вологодчины. Да ведь и Пушкин – без Михайловского.

Но вот случились сочинская Олимпиада и Паралимпиада. Начались волнения на Украине. Вздыбился Крым, и, по моему ощущению, его жители только и ждали того, чтобы перей- ти под юрисдикцию своей прежней матушки – России. Статистика их чаяний впечатляет. Всё это всколыхнуло страну. Скандировавшийся в Сочи мощный возглас «Россия!» был подхвачен во многих её уголках. Не скажу о всех наших гражданах (иных можно увидеть, к примеру, в телепрограммах «Дождя», на мой взгляд, весьма невнятного канала. Недели две назад довела меня до белого каления небезызвестная Ксения Собчак, которая в беседе с одним товарищем, по сути, так и не дала ему раскрыть рот, всякий раз перебивая на полуслове, пришлось досадливо переключиться на другой канал). Так вот, повторюсь: не скажу о всех гражданах, но в массе своей дремавшее доселе чувство гордости за своё Отечество вновь обрело крылья. Впрочем, в людях старой формации, сужу по себе и своим сверстникам, оно и раньше не дремало. Больше того, это чувство впиталось в нас со стихами Маяковского о советском паспорте, который достают «из широких штанин дубликатом бесценного груза». Бывало даже, что в иных случаях нас не покидало ощущение некой обделённости судьбой. Объясню. Двум «богам» молилась тогда страна, быть ближе к ним считалось за счастье. «На дубу зелёном, да над тем простором два сокола ясных вели разговоры», – воздавал им осанну народный поэт Казахстана Джамбул Джамбаев, и эти строчки заучивали во всех уголках Советского Союза: «Первый сокол – Ленин, второй сокол – Сталин». И хотя первый давно уже был в мире ином, а второй вот-вот (прости меня, Господи!) собирался следом, это ничуть не снижало их влияния на нашу жизнь. Хоть краешком хотелось прикоснуться к величию этих людей. Мы завидовали своим сибирским сверстникам из села Шушенское, где отбывал ссылку в царские времена Владимир Ильич, и Туруханского края, куда упекали Иосифа Виссарионовича. Вот они-то, уроженцы Сибири, могли гордиться своей причастностью, пусть и весьма условной, к всеобщим кумирам. А нам оставались лишь малые крохи. Пусть не в самой Республике Коми, утешали мы себя, а рядом с ней, в городке Яренске, но всё же ступала и у нас нога вождя народов.

Это с высоты сегодняшнего дня, а тем более после развенчания сталинского культа, кажутся глупыми те наши подростковые понятия и ощущения. А семьдесят с лишним лет назад нельзя было и представить жизнь в Стране Советов без трепетного почитания её вождей, руководящей и направляющей роли компартии. Вся система духовных ценностей (у пожилых людей ещё на памяти так называемый «Моральный кодекс строителей коммунизма»), ступенчатого воспитания населения от октябрят, пионерии, комсомола до членства в партии была построена на этом. Символы: октябрятские значки, пионерские галстуки, комсомольские и партийные билеты; организация: сборы, слёты, конференции; инициативы: тимуровское движение, комсомольские стройки – всё работало на укрепление патриотических чувств. Сейчас этого нет. И уже пару десятилетий трындыним о том, что нет в стране национальной идеи. Сочи и Крым внесли свежую поправку в наше гражданское самосознание: мы вновь становимся патриотами.

А что Республика Коми? Как здесь обстоят дела по «самостоянью человека»? Скажем честно, в этой ипостаси есть у нас как достижения, так и провалы. И что интересно, в числе достижений можно назвать направления и проекты как раз средств массовой информации (а в какой-то степени и книжного издательства), прежде всего ведущих русскоязычных газет Коми – «Республики», «Красного знамени» и «Трибуны». Успехи первой связаны, главным образом, с выпуском краеведческого приложения под названием «Дым Отечества», издающегося под приглядом опытной журналистки Анны Сивковой. Газетные публикации ей удалось даже издать в книгах, и это здорово! Молодое поколение может изучать историю своей малой родины по более удобным источникам. Нашей газете в этом смысле не повезло. О помощи властных структур в спонсировании изданий книг по публикациям на странице «Северная широта» (а их набралось за пять лет уже около четверти тысячи) даже и мечтать не приходится. Шесть лет назад зам. Главы РК Алексей Чернов при попустительстве своего шефа Владимира Торлопова практически перекрыл «Красному знамени» кислород. Старейшую газету отлучили от юбилеев периодической печати республики и блокировали негласными указаниями чиновникам от власти и представителям крупного бизнеса не иметь с ней никаких отношений. «Ату её, ату!» – выраженное этими словами отношение власти и по сей день ощущает наше издание, изгнанное, кстати, из Дома печати, в котором располагалось почти 70 лет.

Впрочем, нет, одна книжка с очерками, опубликованными в «Северной широте», всё же появилась на свет. Только заслуги республиканской власти, что полагалось бы по статусу государственной заинтересованности, в этом нет. Её издал на свои кровные сам автор очерков – геолог и поэт Алексей Иевлев. А ведь печатались на этой странице и многие другие известные люди: крупнейшие учёные, доктора наук Николай Юшкин, Яков Юдович, Виктор Семёнов, писатели, поэты, краеведы… Более двадцати интереснейших работ о знаменитостях, тянувших лямку заключённых в лагерях республики, поместил в «Северной широте» воркутинский краевед (сейчас живёт в Сыктывкаре) Анатолий Попов. А ведь это только часть его коллекции, насчитывающей (подумать только!) около семисот исторических рукописей. Кто-нибудь из руководителей трёх министерств республики – образования, культуры и национальностей – поинтересовался таким уникальнейшим фактом?

Из всех трёх – ни гу-гу! Даже из министерства образования. Из школ республики звонили, спрашивали, можно ли воспользоваться нашими публикациями на уроках. Ну конечно, отвечали мы им, всенепременнейше. Преподаватели коми пединститута использовали их на лекциях. В министерстве – молчок. А ведь, казалось бы, кому как не министру Владимиру Витальевичу Шаркову не заинтересоваться, каких-таких патриотов готовит старейшая газета, пусть и проклятая властью? Ведь это у него, у министра, дед – Владимир Павлович Шарков (не в его ли честь назван этим именем и внук?) был в своё время в «Красном знамени» знаковой фигурой. До сих пор его помнят и чтят все наши олимпийские чемпионы-лыжники, все спортивные знаменитости, об успехах которых первым извещал республику Владимир Павлович. В одном из музеев республики, кстати, после его кончины долгое время действовала специальная экспозиция, посвящённая бывшему зав. отделом новостей и спорта.

Поделиться в соцсетях

guest
6 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
ВЛАД
ВЛАД
19.04.2014 14:55

Я понимаю вас – ностальгия это хорошо особенно в возрасте. Но у молодежи ностальгия по прошлому сочуствия не вызывает. Они дети РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ.

Влада
Влада
19.04.2014 19:23
Reply to  ВЛАД

ВЛАД /19 апреля 2014г. 14:55:47/ оценка – №69884

Придёт и на Вашу улицу старость. А с ней ностальгия.

ВЛАД
ВЛАД
19.04.2014 14:55

Я понимаю вас – ностальгия это хорошо особенно в возрасте. Но у молодежи ностальгия по прошлому сочуствия не вызывает. Они дети РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ.

дуст
дуст
19.04.2014 17:57

О гордости:12 апреля корабль ВМС США Доналд Кук 12 раз облетел наш “старенький” СУ. После этого 27 членов экипажа Дональда подали рапорт на увольнение. Что случилось? Комментаторы на различных сайтах предполагают, что на СУ была установлена аппаратура подавления электроники корабля – предполагают. “харбин”. По их версии все было так: СУ… Читать далее »

ъ
ъ
19.04.2014 20:57

из воспоминаний сенатора МакКейна:
русские были во Вьетнаме…, но сбил меня вьетнамский летчик…. я слышал в эфире следующую фразу:
“Ва Ся прикрой, а я Ху ну…, вот этот вьетнамец Ху Ну меня и сбил…”

ъ
ъ
19.04.2014 20:57

из воспоминаний сенатора МакКейна:
русские были во Вьетнаме…, но сбил меня вьетнамский летчик…. я слышал в эфире следующую фразу:
“Ва Ся прикрой, а я Ху ну…, вот этот вьетнамец Ху Ну меня и сбил…”