Читателей нагнули низко, схватили больно – за подписку

Власти хотят задушить прессу, а почту – приватизировать

17:48. 3 апреля, 2014  
  
0
Сегодняшняя Россия — страна динамичная. Хотя  динамика противоречивая. Бодро растут цены, тарифы и рейтинг Путина. Рубль и покупательная способность населения тоже растут. Но — в противоположную сторону. Туда, куда и вся экономика.
 
Всюду — «движуха». К нам — Жерар Депардье (недавно он выпустил серию эксклюзивных хронометров «Горжусь быть русским»). От нас — почти 40 тысяч россиян, которые по итогам минувшего года попросили убежища на Западе (второе место после Сирии по числу беженцев).
 
С одной стороны, присоединили целый регион. С другой — наша внешняя политика, похоже, окончательно отделилась от внутренней и начала вполне самостоятельную жизнь. Она автономна, как Крым до референдума. Ей не интересны ни экономика, ни «социалка». В её руках — контурные карты и глобус.

Своих не бросают

Ещё задолго до судьбоносного референдума российские власти выразили готовность выделить далёкой Республике Крым 1 триллион рублей. И в то же время правительство РФ во главе с Дмитрием Медведевым отказалось выделить родной «Почте России» 3 миллиарда дотаций на подписку периодических изданий.
 
А ведь что такое эти 3 миллиарда рублей? Менее одного километра (точнее – 700 метров) сочинского объекта – 48-километровой дороги Адлер – Красная Поляна.
 
Могут возразить: мол, сравнил Крым с пальцем! Там – геополитика, собирание земель. А тут – дело сугубо внутреннее, малоинтересное. Тем более что «Почту России» собираются приватизировать. Значит, государству и вовсе не нужно тратиться.
 
И вообще каждому своё. Путину – медаль «За взятие Крыма», Медведеву – «За взятие почты».
 
Я вот подумал – может, просто деньги в казне кончились? Но – нет. На днях было заявлено, что лицам, пострадавшим от американских санкций, государство окажет «необходимую помощь». Лица эти известны. Среди них – Геннадий Тимченко (по данным «Forbes», его состояние $15,3 млрд), Аркадий Ротенберг ($4 млрд), Юрий Ковальчук ($1,4 млрд) и ещё с десяток очень достойных товарищей. Например, глава РЖД Владимир Якунин, чьи доходы, вероятно, сопоставимы с заработками остальных российских железнодорожников вместе взятых.
 
Возникает глупый вопрос: почему надо помогать ротенбергам и тимченкам, а не той же российской почте? Глупый – потому что ответ на него заранее известен: «Мы своих не бросаем!»

«Рыночный» парадокс

3-миллиардные дотации, которые, начиная с 2008 года, выделяло российское правительство, предназначались, собственно, не самой почте, а подписчикам – то есть миллионам простых россиян.
 
Напомню, что подписная цена состоит из двух частей – каталожной (её определяет издатель) и доставочной (эти деньги получает «Почта России»). В среднем по стране это соотношение 50х50. Хотя для многих СМИ, особенно региональных, доставочная цена превышает каталожную. Ещё один чисто российский «рыночный» парадокс: произвести товар стоит дешевле, чем его доставить. В данном случае – до каждого почтового ящика.
 
Почему производственные затраты издателя (бумага, полиграфия, связь, аренда, зарплата работников, налоги и т.п.) стоят дешевле, чем развозка и разноска газет (и это при том, что за такие услуги как сортировка издатель платит связистам отдельно), – в голове не укладывается. Но поскольку «Почта России» – государственный монополист и альтернативное распространение печатных СМИ возможно только в крупных городах, то спорить по поводу целесообразности почтовых тарифов не приходится. Наш антимонопольный орган – УФАС – тоже особого рвения не проявляет. Антимонопольщики почему-то охотно верят тем цифрам, которые им показывают почтовики.

«Агент влияния»

«Почта России» – огромная централизованная структура, такая же забюрократизированная, как и всё наше государство. И вместо того чтобы сокращать внутренние издержки, заниматься модернизацией почтовых услуг, «ПР» поднимает тарифы. Точно так же, впрочем, поступают и другие монополисты – коммунальщики, энергетики, газовики.
 
Но при всей почтовой «бедности» за последние годы рядом с «ПР» возникли некие коммерческие структуры, в том числе ООО «МАП» (Межрегиональное агентство подписки). Это Агентство взимает с издателей (по сути отбирая средства у государственной почты) за якобы «организацию подписки». 
 
МАП находится в Москве, и понятно, что никаких подписных кампаний в регионах эта таинственная «контора» физически проводить просто не в состоянии. Этим занимаются почтовики на местах – в городах и районах. И тем не менее МАП имеет свою долю с каждой газеты или журнала, распространяемых в стране по подписке.
 
Это лишь один из примеров того, как деньги делаются буквально из воздуха и утекают от государства. Схема известная: достаточно увести одну структуру (прибыльную) из общей – убыточной.
 
Что же это за МАП, кто и зачем его организовал (возможно, по предварительному сговору) и в каких «неформальных» отношениях состоят Агентство и «Почта России»? Как только начинаешь этот разговор, почтовики почему-то сразу опускают глаза и переходят на шёпот. В том смысле, что не дурак ли я – про ТАКОЕ спрашивать?

За спичками

Последние дотации на доставку периодики в размере 3 млрд руб. были заложены в российском бюджете на текущий 2014 год, с начала которого прошло всего три месяца.
 
Тем не менее уже с 1 апреля (когда стартовала подписная кампания на второе полугодие 2014-го) «Почта России» увеличила доставочную цену как минимум в 2 раза (по некоторым изданиям – даже больше).
 
Объяснение пресс-службы «ПР»: «Второе полугодие 2014 года уже не попадает в бюджет 2015 года» – выглядит «логически безупречно», но дело даже не в этом. А в том, что двукратное (вместо плавного, поэтапного) увеличение доставочной цены немедленно обрушит саму подписку.
 
Хотя ещё недавно, 6 марта, министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров заверял, что резкого скачка тарифов не будет. «Повышение подписной цены на 25% – это вполне приемлемый компромисс», – сказал министр и даже обещал создать некую «рабочую группу с целью обеспечения».
 
Про «рабочую группу» с тех пор ничего не слышно, но цель, видимо, достигнута. Правда, совсем другая. Доставочные тарифы взлетели, как птицы, а с ними – и подписные цены. Чему, видимо, искренне рад гендиректор «Почты России» Дмитрий Страшнов (он, кстати, пришёл на почту совсем недавно из «Теле-2» – мобильного оператора, известного агрессивной рекламой супердешёвых тарифов). Любопытно, что ранее Страшнов утверждал, будто постепенное повышение тарифов не внесёт глобальных изменений в объём подписных тиражей. По его словам, цена для каждого подписчика увеличится примерно на стоимость спичечного коробка.
 
Возможно, г-н Страшнов пользуется исключительно зажигалкой. И спичечный коробок ему ни к чему. Вероятно, он просто не знает, почём нынче спички, соль и сахар – стратегические товары народного потребления.

Заговор чиновников?

Понятно, что одномоментное взвинчивание подписных тарифов ничего, кроме убытков, самой же почте не принесёт. Значит, цель этой акции «устрашения подписчиков» состоит не в том, чтобы заткнуть финансовые дыры.
 
Существует «конспирологическое объяснение», которое я часто слышу от своих коллег. Дескать, это такая злодейская внутренняя политика: власти хотят зарезать независимую прессу. Останутся лишь лояльные издания, правильно понимающие политику партии и правительства. В регионах – прогубернаторские СМИ. Их, конечно, будут дотировать в любом случае. Кстати, за наш с вами счёт. Ибо неважно, являетесь вы подписчиком «Вестей губернатора Пупкина» или нет, дотации на это и другие славные издания идут из общего кармана налогоплательщиков.
 
Но у такого объяснения есть два уязвимых места. Во-первых, в бюджетах, в том числе и региональных, на этот год не заложены дополнительные средства на официозную прессу. Так что пострадают и «правильные» печатные СМИ.
 
Во-вторых, независимых, тем более оппозиционных изданий в регионах почти не осталось. А с теми федеральными, кто ещё барахтается, власть научилась бороться другими методами – простыми, но эффективными. Поэтому из-за десятка газет затевать это «тарифное безумие», тратя огромные деньги, государству было совсем ни к чему.
 
Есть ещё одно объяснение. Дескать, менеджеры «Почты России», получающие космические зарплаты, не хотят делиться с простыми почтальонами. Вот и решили добавить за счёт подписчиков тётенькам с толстыми сумками на ремне.
 
Однако не ясно, что же эти тётеньки станут носить в своих сумках, когда газеты и журналы позакрываются?
 
В системе «Почты России» сегодня трудятся 380 тысяч человек. Сколько их останется через 2-3 года? Уже сейчас поговаривают о массовых сокращениях.

Эта Почта – не для России

В общем – дело тут не в самой Почте (кто её спрашивает?) И не в том, что некие тайные враги государства хотят разрушить «единое информационное пространство» страны. Вопрос, как всегда, чисто шкурный, «бизнесовый».
 
Почту готовят к приватизации. Группе лиц, которые будут владеть её активами, не нужны ни хлопотная и малорентабельная подписка, ни убыточные сельские почтовые отделения. Стоит отметить, что из 42 тысяч отделений почтовой связи 36 тысяч находятся как раз в сельской местности. Будущим приватизаторам можно сколько угодно трындеть про «социальную функцию» отделений связи, но для них это всего лишь объекты недвижимости. Так же, как и почтовые склады, транспортная инфраструктура и прочее. Одних только земельных участков, находящихся в бессрочном пользовании «ПР», – 19 тысяч. Это же Клондайк, золотое дно!
 
Естественно, разработана операция прикрытия. Для начала Почту акционируют – и основной пакет будет у государства. На этом этапе «ПР» должна избавиться от части убыточных активов. Кроме того, придётся уладить и кое-какие формальности. К примеру, принять новый закон «О почтовой связи» (согласно старому – приватизация почты невозможна).
 
Как только осуществится процесс сепарации (зерна отделят от плевел), убыточную часть почты переведут в ФГБУ (федеральное государственное бюджетное учреждение), а лакомые куски – тем господам, на которых будет указано  сверху.
 

 

Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments