Таможня мзду не берёт (ФОТО)

Корреспондент «Красного знамени» убедился в верности закона Ломоносова: если в одном месте прибывает, то в другом обязательно убывает

Автор:   
12:00. 17 августа, 2012  
  
2
Недавно в рамках пресс-тура членов Ассоциации СМИ СЗФО мне довелось побывать в Калининграде, где для журналистов были организованы встреча с начальником Северо-Западного таможенного управления Назипом Галикеевым и экскурсия на самый современный таможенный пост на российско-польской границе. Нам показали чудо-рентген-машины, позволяющие сканировать контейнеры, не выгружая груз, рассказали о реализации проекта «Зелёный коридор», который действует в пилотном режиме с 1 мая этого года. И много ещё чего интересного. 
 

Очередей нет!

Те, кто хоть раз путешествовал автомобильным транспортом через Брест или Торфяновку (на границе России и Финляндии), знают, что такое ждать. Зачастую томление в очереди занимает на этих таможенно-пропускных пунктах до нескольких часов, а то и суток. На таможенном посту Мамоново-II мы не увидели очередей вообще! Оно и понятно: 12 полос в одну и столько же в другую сторону. Легковые машины проезжали границу, практически не задерживаясь. Досмотр грузового транспорта тоже проходит оперативно, ведь большинство перевозчиков давно приучены подавать декларации заранее, причём в электронном виде. Средняя фактическая пропускная способность пункта составляет сегодня 2603 легковых транспортных средства в сутки. 
 
Конечно, способствует этому и система «сплошного зелёного коридора», суть которого в выделении специальной полосы движения для граждан, не имеющих товары, подлежащие письменному декларированию как с российской, так и с польской стороны. Считается, что проект окажет положительное влияние на развитие приграничного сотрудничества в бизнесе, культуре и туризме. Пока, впрочем, по словам калининградцев, они с удовольствием пользуются «зелёным коридором» для поездок в Польшу за дешёвыми продуктами, а поляки приезжают к нам заправляться бензином и сигаретами. Туризм развивается большей частью выездной: россияне едут в Европу. В обратную сторону туристов немного. Это в основном ностальгирующие немцы и вездесущие китайцы.
 
Участники пресс-тура посетили также строительную площадку нового таможенно-логистического терминала (ТЛТ), расположенного недалеко от Мамоново-II, в трансъ-европейском коридоре Калининград – Элблонг – Берлин.
 
«Цель таких ТЛТ – разгрузить мегаполисы от фур и вынести таможенные посты ближе к границе, – пояснил Назип Галикеев. – Это выгодно и жителям городов, и всем перевозчикам. После всех необходимых процедур на границе товары можно беспрепятственно доставлять в любой пункт назначения территории Таможенного союза». 
 
Площадь ТЛТ – более 12 га. Здесь одновременно могут разместиться 350 единиц большегрузного транспорта, строится современный склад временного хранения с площадкой, на которой одновременно смогут производить выгрузку 12 фур. Кроме того, здесь будут гостиница для водителей на 50 мест, столовая, сеть магазинов, кафе и аптека. Такой мини-городок, в котором удобно всем участникам «процесса». Строится терминал на условиях государственно-частного партнёрства. 
 
Калининградская область, как известно, занимает особое место среди регионов России. Близость европейских рынков с их кризисными колебаниями не прибавляет региону стабильности. Тем не менее таможня региона за первое полугодие перечислила в федеральный бюджет более пяти миллиардов рублей. А всего таможенными органами Северо-Западного управления в бюджет страны взыскано 248 млрд. рублей.
 
«Мы самая рентабельная служба в России, – рассказал Назип Галикеев. – Платежи ФТС составляют 54% федерального бюджета, налоговая даёт 45% и всего 1% – различные другие органы». 
 
Главный таможенник Северо-Запада России Назип Галикеев (в центре) был открыт для любых вопросов прессы. Фото Елены Шелест
 
Уже почти в конце встречи, когда участники перешли к неформальному общению и обмену визитками, Галикеев, узнав, что я из Коми, сочувственно обронил: «Жаль вас. Сыктывкарскую таможню скоро закроют». «Как так? – удивилась я. – Мы же недавно отмечали четверть века, нас все хвалили…» «Оптимизация», – ответил начальник.
 
Вернувшись в Сыктывкар,  я позвонила в нашу таможню…
 

С чег о начали, к тому и возвратимся?

Первое, на что обращаешь внимание, заходя в здание по ул. Советской, – это портрет незабвенного киношного таможенника Верещагина. Ничего удивительного, ведь образ, созданный артистом Павлом Луспекаевым, является неофициальным символом российской таможни. В Санкт-Петербурге, на Северном кладбище, где похоронен артист, на его могиле даже установлен памятный знак с надписью: «С поклоном от таможенников Северо-Запада».
 
Под сыктывкарским портретом нет никаких надписей, но все и так помнят крылатые верещагинские слова: «Я мзду не беру, мне за державу обидно».
 
Наш разговор с Александрм Корниловым проходил в День ВДВ, и бывший десантник нет-нет да и поглядывал через окно на чистое, без единого облачка, небо. Возможно, ему хотелось туда, под купол парашюта, где ветер выдувает все лишние мысли и хочется думать только о высоком. Но пришлось говорить о насущном.
 
– Александр Геннадьевич, несмотря на отличные результаты и 25-летнюю историю, нашу таможню ждёт большое сокращение. Почему? Чем это вызвано?
 
– Происходит это в связи с исполнением указа Президента РФ от 31 декабря 2010 года «Об оптимизации численности  федеральных государственных гражданских служащих и работников федеральных государственных органов». 20-процентное сокращение идёт по всем структурам – МВД, МЧС, ФСБ, налоговая, госнаркоконтроль… На Северо-Западное таможенное управление приходится в общей сложности 996 человек.
 
Но я хочу подчеркнуть: на сегодня пока никакого официального документа о сокращении или закрытии мы не получили. Да, существует проект решения таможенного управления СЗФО, где считают, что нужно реорганизовать Сыктывкарскую, Вологодскую и Новгородскую таможни. Я не присутствовал на этих совещаниях и никаких решений, повторю, пока не получал. 
 
– А мне даже назвали срок – до нового года.
 
– До нового года – вряд ли. Я слышал – по 5 февраля 2013 года. Реорганизация должна пройти путём присоединения трёх названных таможен к Санкт-Петербургской.
 
Предполагается, что самостоятельного статуса у нас не будет. Останутся пост в Сыктывкаре и два небольших отдела по пять человек в Воркуте и Ухте общей численностью  45 человек. Сегодня штатная численность составляет 270 человек. 
 
– Руководство республики уже поставлено в известность?
 
– Да, оно в курсе. 
 
– И какие превентивные меры готовятся? Есть ли у нас некая «подушка безопасности», ведь обязательно будут проблемы? Как социальные, так и экономические.
 
– Проблемы будут, это однозначно. Сегодня ряд крупных участников внешнеэкономической деятельности направили свои обращения к руководству ФТС с предложением оставить всё как есть. Понятно, что так уже не будет, потому что все мы знаем, что такое кризис… Но прежде чем сокращать, надо хорошо подумать: что будет дальше? Если крупный бизнес в какой-то степени решит свои проблемы, то малому и среднему придётся нелегко. Нужно будет полностью менять транспортную логистику.
 
– Наша газета писала как-то о предпринимателе Александре Иванове, который возит лесопродукцию из Пузлы на свой склад в Ухту. Там же он декларирует груз и отправляет на экспорт. Если таможенный пункт закроется, он будет нести серьёзные убытки. А у него совместное предприятие с Исландией, финские заказчики…
 
– О чём я и говорю. Для примера: Эжвинский таможенный пост работает сегодня в круглосуточном режиме, потому что отправка продукции «Монди» на экспорт происходит постоянно. Так же как и импорт. Тысячи вагонов ежегодно. Комбинат имеет здесь два склада временного хранения. То есть товар не останавливается на границе, а прямиком идёт сюда, на их склады, где и растаможивается. Это называется минимизация транспортных потерь и стоимости продукции. Теперь, если Эжвинский пост закроют, то, скорее всего, их товар будет храниться на ТЛТ, а за это надо будет платить, причём солидные суммы, потому что расценки на таможенные услуги немаленькие. Крупный бизнес, конечно, переживёт, не сломается, хотя и для него будут определённые проблемы. А вот средний и малый… В своё время мы сокращали таможенный пост в Усогорске, так все мелкие предприятия, которые занимались внешне-экономической деятельностью в этом районе, закрылись. Отсюда и социальные проблемы: люди теряют работу, уезжают из посёлков…
 
– Кризис же не вечен. Сегодня – спад, завтра – подъём…
 
– Да что-то он не спешит уходить, только развивается. Взять Испанию, Грецию, Францию, даже Германию… Никто не говорит, что кризис закончился, напротив, все ждут очередного витка.
 
Наш вопрос в стадии обсуждения. Путину недавно на встрече в Магнитогорске, когда зашёл разговор об ожидаемом сокращении таможенных постов, предприниматели задали вопрос: «Почему вы лишаете нас права оформляться там, где мы хотим?» Президент сказал, что подумает и, может быть, поручит ввести мораторий на ликвидацию таможенных органов. 
 
– А какова ваша точка зрения?
 
– Мы тоже давали свои предложения в рамках оптимизации: подсократиться, но в целом структуру оставить. Тем более что возникнут проблемы. Причём не только экономические, но и с точки зрения правоохранения. Ведь в том варианте, который сейчас рассматривается, не будет правоохранительной составляющей. Останутся чисто оформители. Кроме того, если участники внешнеэкономической деятельности будут оформляться в других местах, соответственно, уменьшатся налогооблагаемая база и налоговые поступления. Тут очень много нюансов. Если, например, убрать круглосуточный режим Эжвинского поста, то, значит, будут простаивать вагоны с грузом «Монди», а за простой вагонов РЖД выставляет приличные штрафные санкции. Всё это в конечном итоге отразится на себестоимости продукции и на всём остальном. 
 
– Принцип домино: тронешь одну костяшку, и посыплются все… 
 
– Да. Кстати, в мае у нас проходила проверка Счётной палаты РФ, в том числе рассматривалась экономическая целесообразность существования Сыктывкарской таможни. Так вот в своём акте они написали: абсолютно экономически целесообразно. За прошлый год государство потратило на содержание нашей таможни (транспорт, коммуналка, зарплата) – 220 млн., а мы перечислили в бюджет 4 миллиарда рублей. Как-то на досуге подсчитали, сколько это будет в пересчёте на каждого сотрудника. Получилось по 14 миллионов рублей на человека.
 
– Так, может, не надо трогать то, что уже хорошо работает?
 
– Мы пытаемся изменить мнение ФТС и Северо-Западного управления. Исходим в том числе из того, что 235 человек останутся без работы. А ведь это специалисты своего дела, которые проработали по 15-20 лет. И у каждого есть семья, дети… Куда они пойдут? В Сыктывкаре с работой, мягко говоря, сложно. Да, возможно, будут предложения из других регионов, но ведь это мизер.
 
 – Успокойте пока хотя бы туристов. Что будет с таможенным постом в аэропорту и смогут ли сыктывкарцы, как сейчас, летать чартерными самолётами за границу?
 
 – Таможенное оформление чартерных авиарейсов в аэропорту Сыктывкара будет сохранено. 
 

Наша справка 

Сыктывкарская таможня была одной из первых внутренних таможен, появившихся в конце прошлого века в России. 22 апреля 2012 года ей исполнилось 25 лет. Датой основания считается 1987 год, когда по приказу Главного управления Государственного таможенного контроля при Совмине СССР была создана Сыктывкарская таможня и подчиненный ей Усогорский таможенный пост.
 

Только цифры

По итогам полугодия Сыктывкарская таможня перечислила в федеральный бюджет 1 миллиард 323 миллиона 64 тысячи рублей таможенных платежей. В том числе:
 
– Воркутинский пост – 505,623 млн. рублей;
 
– Эжвинский пост – 314,368 млн. рублей;
 
– Ухтинский пост – 265,293 лн. рублей.
 

А вам таможня всегда «добро» давала?

Саркис Манасарянц, президент Торгово-промышленной палаты РК: 
 
 
– Никогда не испытывал проблем – как с самой таможней, так и с работниками таможен. Сложности возникали у предприятий республики в связи с частой сменой законодательства, в 90-е и в начале «нулевых». Но если всё делалось и оформлялось грамотно, то и проблем не возникало. Кстати, по всем нашим опросам среди предприятий об оценке действий органов госвласти меньше всего нареканий было к таможне…
 
Владимир Юрковский, певец, продюсер:
 
 
– Я счастливый и удачливый человек! Везунчик, как говорит моя супруга. Но считаю, что главное, как ты сам себя поведёшь и воспримешь ситуацию. В этом году даже украинский даишник (на Украине не ГИБДД, как у нас, а ДАi) отпустил меня просто так после пересечения мной сплошной линии. Будьте добрее, и жизнь вокруг станет такой же светлой!
 
Сергей Морохин, исполнительный директор Коми регионального отделения Российского фонда мира: 
 
 
– Если вы купили товар в международном аэропорту в магазине беспошлинной торговли (duty free), ещё не значит, что вас пустят на борт самолёта. Лично для меня это стало откровением. Во время поездки в США один из членов нашей делегации в московском duty free купил бутылку виски для американских друзей. Самолёт летел с промежуточной посадкой в Германии в аэропорту Франкфурта-на-Майне. Так вот, во время прохождения таможни  в американском секторе аэропорта бутылку «не пустили», поскольку она была куплена за пределами Евросоюза. Получается, что российский магазин беспошлинной торговли является заведением второго сорта. Американцы предложили два варианта: оставить бутылку, либо использовать её содержимое тут же по назначению. Какой вариант предпочёл россиянин? Правильно, тот самый, не зря же тратил валюту!
 
Полина Романова, зам. директора этнопарка в с. Ыб: 
 
 
– Таможня для меня ассоциируется только с образом незабвенного Верещагина из «Белого солнца пустыни». Ни разу ни с российской, ни с зарубежной таможней проблем у меня не возникало, уберёг Господь. В принципе, я никогда не провозила в багаже ничего запрещённого. И не собираюсь. Не так давно мы ездили на своей машине в Финляндию. Тамошние таможенники были очень пристрастны, но очень вежливы. Придраться было не к чему, поэтому переход, то есть переезд, границы занял у нас минут десять. 
 
Вероника Шевченко, секретарь Коми регионального отделения партии «Гражданская Платформа»:
 
 
– Некоторые неудобства были, когда летала в Украину. Это было, правда, давно, в конце 90-х годов, в Нижнем Новгороде, тогда таможенные отношения только устанавливались. Запомнилось хамски высокомерное поведение со стороны наших таможенников. После, сколько ездила, никаких проблем не было.
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
какая разницаШанди Recent comment authors
новые старые популярные
Шанди
Гость
Шанди

14 миллионов на человека. Вот же нашли заслугу. Как будто заработали. Было бы смешно если бы собирали меньше чем на них тратили. А вот тратят на каждого по 815 тысяч рублей и тут уже не до смеха становится

какая разница
Гость
какая разница

За 20 лет существования новой России небыло ни одного случая, чтобы при заходе судна в порт таможенники не вымогали взятки. Не даш – найдут к чему придраться. На судне много чего.