А пошёл он…

В борьбе с раком больным лучше не думать о последствиях

Автор:   
02:34. 3 февраля, 2012  
  
10

Не предполагал, что придётся и мне услышать из уст врача роковой диагноз – онкология. В нашей семье и по отцовской, и по материнской линии, кажется, не было ни одного человека, предрасположенного к этому заболеванию. Стал я первой пташкой, считаю, по причине глубокой привязанности к курению. Полвека пагубной привычки – и вот результат.

Сказать, что жизнь моя круто изменилась, было бы не совсем правильно, хотя болезнь вроде бы не сулила оптимистических надежд. Врачи определили рак четвёртой, то есть последней, степени. Как правило, дальше тебя ожидает уже участь смертника. Когда именно закончится твой бренный путь на земле, пока неясно, бесспорно лишь, что конец близок.

И что мне оставалось, по-вашему, делать: рыдать, впасть в ступор или пуститься во все тяжкие? Известно ведь, каким грозным рокотом раздаётся в человеческой душе такая весть. Вспоминаю строчки Марка Каганцова:

– Доктор, у меня ведь рак, скажите точно,

Сам я понимаю, не дурак.

– Нет, у вас не рак, а камни в почках.

– Правильно, а под камнями – рак!

Не про меня ли, в том числе, упоминается в народной поговорке – пока гром не грянет, мужик не перекрестится? Оказался я перед жёстким выбором: или полностью довериться врачам, или, поскольку чувствовал себя практически здоровым, продолжать вести прежний образ жизни, будто ничего не произошло. Надавил племянник. «Дядя, – наседал он с горячей убеждённостью, – у родных моего отца уже была такая ситуация. Женщина не пошла к врачам, и через три месяца её не стало. Я не хочу вас терять». Последний аргумент и предопределил мой выбор. Я полностью доверился родному человеку.

Началось моё пятимесячное хождение по больничным палатам. «Приговорён» я был к химио-терапии, так как хирургическим путём моя проблема не решалась. В сосуды заливали химические растворы, которые воздействовали на раковую опухоль, заодно, впрочем, убивая и здоровые клетки. Кто проходил эти процедуры, может засвидетельствовать, каким страданиям подвергаются больные. После первого сеанса химиотерапии целую неделю у меня держалась температура 38,5. Зато остальные пять процедур прошли гораздо легче. Лишь от сеанса к сеансу всё больше терялся аппетит, и под конец я уже не мог питаться в больничной столовой, даже один только запах её вызывал рвотные позывы. А кроме того, я лишился всякой растительности на теле, пришлось приобрести шапочку, чтобы прикрыть беспардонно облысевшую голову.

Обретённый статус онкобольного действовал на меня угнетающе. Прежде всего потому, что врачи, которые специализируются на этом заболевании, говорить с тобой о нём не хотят. Лекарств, которыми пичкают людей при других заболеваниях, в онкологии, похоже, нет.  Для них не существует ни БАДов, ни каких-то комплексов лечения, ни специализированных книг с рекомендациями. Когда я спросил врачей о методике лечения рака, разработанной Николаем Шевченко, о чём даже вышла книжка, они только усмехнулись: «Чепуха!»

Понимаю, что они не могут рекомендовать то, во что сами не верят, так ведь получается, что они вообще ничего не могут ни посоветовать, ни рекомендовать! Для них четвёртая степень рака – как у военных приговор к расстрелу. Но ведь, простите, есть люди, которые продолжают жить с этой треклятой степенью. Одна моя одноклассница успешно борется с болезнью вот уже шестой(!) год. Лечил её онколог Турьев, от него женщина добивалась многих рекомендаций, например, употреблять в пищу то, что очень хочется. Почему же мои лечащие врачи хранят глубокомысленное молчание?

Третий сеанс химиотерапии я проходил в Питере. Спасибо племяннику, который каждый день держал меня на информационной мушке, а потом через Минздрав РК добился, чтобы меня отправили на консультацию к онкологам Санкт-Петербурга. Там тоже врачи не баловали больных информацией. Например, о том, как повысить число нетрофилов в крови (а надо, оказывается, есть больше мяса и яиц и употреблять витамины В6 и В12), я узнал только от соседей по палате. А ведь именно из-за нехватки нетрофилов долгое время в больнице не могли мне начать сеанс.

Онкобольные… Мне приходилось лежать в разных отделениях медучреждений, но, пожалуй, нигде не встречал я таких примеров мужества, как в онкологическом диспансере. Чего только не приходится переносить бедолагам! У моего соседа по койке Андрея рак «перерезал» горло. Ходил он с блокнотиком и карандашом – таким образом общался с другими. Он и меня однажды пытался успокоить, написал в блокнотике: «Волосы отрастут, будут кудрявые и чОрные», чем меня сильно рассмешил. Другой сосед, кажется, Володя, когда появился в палате, еле передвигался. Если Андрея я звал про себя живчиком, то этого – доходягой. Но через два-три дня Володя оклемался и стал для всех предметом шуток. Его навещали по очереди две женщины, как оказалось, бывшая и нынешняя жёны. Ничего себе, доходяга!

И всё же нет-нет да бывало и нахлынут тёмные чувства на больных и повисает в палате напряжённая тишина. Однажды в такие минуты я решил раз и навсегда покончить с этим. Пустил по больнице такое двустишие, приправленное, так сказать, уличной экспрессией: «Не поддавайтесь раку, пошёл он в ср…ку!» А что остаётся больным, приговорённым к высшей мере, как не поддаваться унынию и страху?!

…На днях пришла хорошая весть. На помощь онкобольным в нашей республике в этом году направят более чем полмиллиарда рублей. Эти деньги потратят, в частности, на раннее выявление заболеваний. Но, думается, что не следует оставлять в беде и тех, кого метят чёрной меткой под названием четвёртая степень. Надо сделать так, чтобы никто не был лишён последней надежды.
 


Рак: диагноз или приговор?

Анатолий Худин, врач-фитотерапевт :

– Для слабого духом – приговор, для сильных – диагноз. Известно много случаев исцеления от онкологии, даже на поздних стадиях болезни, в том числе с помощью лекарственных растений. Да и официальная медицина совершенствуется. Главное – не отчаиваться и не опускать руки!


Тамара Кокшарова, сотрудница газеты «Панорама столицы»:

– Около года назад из-за этой страшной болезни я потеряла мужа. Пройдя все круги ада в борьбе с его недугом, поняла, что на ранних этапах это, возможно, диагноз. Но болезнь в четвёртой стадии – это практически приговор. И ещё: иногда, как в случае с моим мужем, эта болезнь трудно диагностируется. Время упускается, а значит, и возможность выздоровления – тоже.


Андрей Попов, зампредседателя правления Союза писателей РК:

– Только не приговор. В любой тяжёлой ситуации человек не должен сдаваться. Как не сдался в своё время Александр Солженицын, победивший болезнь. Иначе, глядишь, не было бы и его книги «Раковый корпус».

Марк Каганцов, врач воркутинской «Скорой помощи»:

– Имеет, конечно, значение, какая стадия заболевания. Если рак вовремя распознаётся, то и лечится хорошо. Для этого надо регулярно проходить профосмотры, флюорографию. Даже в трудных случаях человек может отсрочить печальный конец.

Надежда Мирошниченко, поэт:

– Я бы сказала, что это диагноз, потому что в первую очередь всё зависит от характера человека. Можно постепенно излечиться, если он возьмёт себя в руки. Включаясь в самосохранение, можно очень многого достичь.


Валентина С., пенсионерка:

– У меня четвёртая стадия онкологического заболевания. Перенесла уже четыре операции. Несмотря ни на что, я отношусь к этой болезни так же, как и ко всем другим, требующим оперативного вмешательства. Аппендицит вы ведь не вылечите без операции? Так и я – сразу же согласилась на хирургическое вмешательство. У нас в республике замечательные специалисты, не надо уповать на Москву или заграницу. Дома, как говорится, и стены помогают. Меня в больнице навещали родные, друзья. А поддержка их дорогого стоит. Тем более что у нас лечение бесплатное, а для заграницы нужны большие деньги. Главные мои советы: не замыкаться в себе,  доверять науке и врачам, не откладывать лечение и не упускать время, уповая на знахарок. После последней операции у меня прошёл год, но я живу полной жизнью. На днях мы с дочкой едем на отдых за границу.

Опрос подготовили Анатолий Полькин, Валерий Туркин,Любовь Галоян

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
10 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
...ХмДля Хмздоровый123 Recent comment authors
новые старые популярные
Статья в яблочко
Гость
Статья в яблочко

Статья в яблочко – 3 февраля – Всемирный день боьбы с раком

Софья
Гость
Софья

Я с любовью прощаю и предаю забвению прошлому. Отныне я заполняю радостью мой собственный мир. Я люблю и одобряю себя.

Софье
Гость
Софье

Всё правильно. Рак – это застарелая обида. Не обижайтесь. Не обижайте друг друга. Будьте здоровы!

Баззи
Гость
Баззи

застарелая обида? фигасе а маленькие детки с этим диагнозом видать ещщо в утробе обиду застарелую вынашивали

Хм
Гость
Хм

ну да, лекари от церкви (типа Ф.)уповают на молитвы и покаяние в прошлых грехах. Конечно, психотерапия необходима, т.к. определенно при диагнозе рак в какой-то момент наступает депрессия. Но на это есть профессиональные врачи-психологи. Я думаю, в нашем онкодиспансере это всё есть. Трудно говорить что-то больным, это их болезнь, просто хочу… Читать далее »

123
Гость
123

в коми не умеют рак лечить. Только химией умеют пичкать, и только начальные стадии. Сколько из-за этого людей уже поумирало! Врач – херачь!

здоровый
Гость
здоровый

Не несите чепухи в комментариях, если не знаете проблему. у меня умирает родной человек, на всех учетах был, а этого не смогли определить, не пил и не курил и ни на кого не обижался. Даже в больницу не успел попасть, времени уже нету. И что? Ничего. И рады бы на… Читать далее »

Для Хм
Гость
Для Хм

“Но на это есть профессиональные врачи-психологи. Я думаю, в нашем онкодиспансере это всё есть”. Побудьте там, узнаете, какие они “психологи” – за неделю слова, и то не услышишь.

Хм
Гость
Хм

Да… всё плохо. Верю. Может врачи онкодиспансера откликнутся, почему рак у нас – чаще всего приговор, а “там” – диагноз. Конкретно, по пунктам: кадры, финансирование,…

...
Гость
...

Самопрограммирование на выздоровление.Настрои Сытина. Так не хватает школы здоровья,врачей-психологов для больных. Всё в подсознании человека.Если человек сам не хочет,ничего не поможет.