Прости его, «Зайчонок»

Что толкает людей призаваться публично в своих чувствах?

Автор:   
14:24. 16 октября, 2011  
  
0

Вот уже неделю хожу на работу, притормаживая в одном месте маршрута перед надписью, выполненной на асфальте аэрозольным баллончиком-красителем: «С днём рождения! Витуля». Венчает эти слова сердце, пронзённое стрелой, на что я стараюсь не наступать. Вдруг такое моё обхождение поможет отчаянному крику любви к упомянутому Витуле! Что автором надписи руководило именно чувство безысходности, отчаяния, сомнений вроде не возникает. Иначе зачем столько усилий: тратиться на баллончик, вставать ни свет ни заря, чтобы никто не увидел и не помешал сердечному признанию?! Доступней для этой цели не шероховатая поверхность тротуара, а простые бумага и ручка, не говоря уж о личной встрече с возлюбленным, так сказать, тет-а-тет. Видать, есть веская причина, по которой автор надписи не раскрывает себя. Хорошо хоть от добрых побуждений. Чаще натыкаешься на такие «откровения», такое скверно-словие, что кажется, случись это на твоих глазах, вытащил бы охальника за ушко да на солнышко, чтобы все знали, кто таков.

Увы, что руководит людьми, выставляющими свои художества на всеобщее обозрение в самых неожиданных местах – на заборах, стенах зданий и помещений, например, в туалетах, или вот на асфальте, – никому неизвестно, кроме самих исполнителей. Попробуй-ка найди их. А ведь поветрие самовыражения напоказ весьма заразительно. Вспомним хотя бы Ильфа и Петрова с их персонажами Остапом Бендером и Кисой Воробьяниновым, которых привлекла в одной из сценок в «Двеннадцати стульях» скала, которая была расписана надписями, «сделанными чуть повыше орлов и пониже облаков».

«Смотрите, предводитель. Видите надпись? «Коля и Мика, июль 1914 г.». Обратите внимание на художественность исполнения. Каждая буква величиною в метр и нарисована масляной краской. Где вы сейчас, Коля и Мика? Киса, давайте и мы увековечимся, напишем: «Киса и Ося здесь были».

За прошедшие сто лет стенография шагнула далеко вперёд. Особенно резко в 90-х годах, когда страна перешла на рыночные рельсы. Стены домов, входные двери и прочие наружные плоскости заполонили рекламные объявления. В какой-то мере они даже вытеснили хулиганские надписи с матерщиной, хоть и не полностью. Просто рябило в глазах от навязчивого уличного чтива типа «Требуется бизнес-партнёр», «Окажу финансовую помощь всему населению РК» (надо же, какой толстосум!) и даже, прости Господи, «Во имя Иисуса…».

А на одном из зданий в Эжве выложили разноцветным кирпичом фамилию местного милицейского начальника. Перегиб, достойный знаменитой фразы того же Ильфа «На лбу вытатуировали нецензурное слово», был замечен и высмеян, да и соответствующие городские службы поприжали «расшалившихся» предпринимателей за несанкционированную рекламу. Найти их было легко, так как анонимность тут была нарушена. Поприжали, но не дожали. Например, на выложенных плитами склоне Сысолы у городского моста до сих пор красуется номер телефона какой-то службы такси. Здесь местный бизнес даже перещеголял литературных Колю и Мику: величиною цифры чуть ли не в полтора метра.

Конечно, нельзя без понимания относиться к настенной и асфальтовой графике. Она вошла в нашу жизнь как новая субкультура с её терминами «граффити», «дипинти», «спрей-арт» и т. д. Художественно выполненные на стенах рисунки радуют глаз. Помню, как мы студентами в пивбаре московского Дома журналистов глазели на росписи, оставленные знаменитым Бидструпом и другими гостями-художниками. Примером высокой духовности можно считать и незамысловатые надписи советских солдат, сделанные на стенах рейхстага в захваченном логове фашизма. Попробуй-ка сдержать эмоции, накопленные в кровавых битвах с врагом не на жизнь, а на смерть!

Думается, что и к отчаянным надписям, сделанным влюблёнными, тоже можно отнестись с пониманием. С таким, например, какое проявляют жители дома на улице Катаева, на фронтальной стене которого вот уже несколько лет красуется фраза, сделанная в сердцах: «Прости, Зайчонок». Очень хочется, чтобы «Зайчонок» внял этим словам, а заодно простил и за непрошенное художество-пачкотню.


А вы выражали свои чувства прилюдно?

Никон Хатанзейский, участник Великой Отечественной войны, краевед (с.Ижма):

Никон Хатанзейский

– В обычных условиях для сельских жителей выражать свои чувства принародно, особенно в любви, как-то не принято. Сделай это, люди, пожалуй, сочли бы тебя за не очень нормального. Но была в моей жизни радость, сравнимая с восторгом, её просто нельзя было не разделить с другими. Это День Победы, который я встретил в Кенигсберге. Мы победили и так ликовали, что воздух сотрясался от пальбы.

Анатолий Пошуменский, пенсионер, ветеран тележурналистики:

Анатолий Пошуменский

– Я рад прогрессу непоротого поколения: раньше излияния на интимную тему можно было встретить только в общественном туалете.

Борис Балин, преданный болельщик футбольного «Спартака»:

Борис Балин

– Никогда не забуду, как я заводился на московском стадионе «Динамо» во время матча одноимённой команды с моим любимым клубом. Это был мощный выброс адреналина. Не одного футболиста я окрестил тогда мазилами. Что касается амурной темы, то здесь я придерживаюсь песенного совета: «О любви не говори, о ней всё сказано. Сердце, верное любви, молчать обязано».

Яков Юдович, ведущий геолог Института геологии Коми научного центра, доктор наук:

Яков Юдович

– Разве что товарищу Сталину было принято когда-то адресовать принародно глубокие чувства  Ну и, конечно, винов-нику торжества на чьём-либо большом юбилее. В событиях последнего рода участвовать приходилось.

Ирина Пенина, журналист:

 Ирина Пенина

– Да, ежегодно в День знаний, 1 сентября, я дарила цветы своей любимой учительнице.

Павел Андреев, блогер:

Павел Андреев

– 30 апреля я узнал, что местные «нашисты» собираются провести митинг, который, как гласило в анонсе, «должен доказать слабоумным, что лозунги против В.В. Путина просто смешны и не имеют никакой поддержки в народе»! Это объявление вызвало у меня бурю положительных эмоций, и я призвал через свой ЖЖ обязательно прийти на этот митинг, выразить поддержку курсу партии и правительства. На сообщение откликнулось большое количество знакомых, мы нарисовали замечательные плакаты типа «Прошла зима, настало лето – спасибо партии за это», но в последний момент «нашисты» акцию отменили. Вот так и сорвалось моё участие в публичном выражении чувств.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000