Новые предложения политологов грозят «взорвать» Российскую Федерацию

Национальным субъектам Федерации предлагают отказаться от своего статуса

14:42. 18 марта, 2011  
  
8

В начале марта видный “единоросс”, координатор партии по национальной политике Абдул-Хаким Султыгов предложил национальным субъектам Федерации добровольно отказаться от своего статуса. Он объяснил это необходимостью привести страну «к единообразию». Обращает на себя внимание, что Салтыгов – не рядовой “единоросс”, а главный редактор-основатель журнала «Вестник Российской нации» и доктор политических наук. Поэтому его предложение следует рассматривать вполне серьёзно и не воспринимать как очередное эпатажное высказывание в стиле Владимира Вольфовича.

Идея унифицировать регионы, сделать их похожими один на другой, появилась лет, наверное, пятнадцать назад. Позже аналогичные мысли высказывали разные деятели, в том числе и Владимир Жириновский. Его пассажи воспринимались как попытка прозондировать общественное мнение. Но до определённого этапа это были лишь разговоры.

Идея стала обретать зримые контуры лишь после того, как начала выстраиваться и укрепляться вертикаль власти. В рамках вертикали стали назначать губернаторов, сокращать объёмы налогов, поступающих в бюджеты субъектов, и, наконец, начали укрупнять регионы. Очевидно, теперь наступил следующий этап – этап ликвидации национального статуса республик и округов.

Зачем это нужно власти? Кажется, что главный резон – удобство управления страной. Представьте себе, что в России будет 40-50 губерний, с примерно равной численностью населения. В них не будет всяких там Курултаев (парламент в Башкортостане) или Ил Тумэн (парламент в Якутии), Глав и Президентов и прочих шалостей. Будут стандартные губернии со стандартизированными губернаторами в одинаковых костюмах.

Удобно? Конечно.

Авторы идеи полагают, что национально-территориальное разнообразие России – путь к её развалу, и обычно ссылаются на опыт СССР. Действительно, Советский Союз раскололся на национальные, бывшие союзные, республики.

Следуя этой логике, авторы идеи «губернизации» хотят уравнять все субъекты России с тем, чтобы у них не возникало желания усиливать собственную государственность с перспективой довести её до независимости. И в этом есть резон, поскольку в своё время, когда ещё действовал ельцинский принцип «берите суверинитета сколько сможете», некоторые из наших формально равных субъектов оказались чуточку равнее остальных. Так, Татарстан, например, имел собственные посольства примерно в 20 зарубежных странах, в том числе в таких, с которыми Россия отношения не поддерживала, – Турецкой республикой северного Кипра.

Инициаторы этой замечательной идеи обычно ссылаются на опыт имперской России, в которой все территориальные подразделения были якобы равны.

Но на самом деле это не так. «Тюрьма народов», как называли большевики Российскую империю, была государством очень гибким в том, что касалось национально-территориального деления.

В ней существовали обычные губернии и приравненные к ним единицы – Область войска Донского, генерал-губернаторства, военные губернаторства, наместничества, области (в основном в Средней Азии и Закавказье). На западе страны польские губернии были объединены в Царство польское, а финские  – в Великое княжество Финляндское.

Более того, в состав империи входили юридически независимые государства, находящиеся под протекторатом России. В разные периоды XIX века на территории страны существовало несколько ханств (Кокандское, Хивинское, Карабахское и пр.) и даже один эмират (Бухарский). Некоторые из этих «субъектов Российской империи» были ликвидированы лишь в годы Гражданской войны.

То есть территориальная система России до 1917 годы была весьма хорошо приспособлена к национальному, культурному и религиозному многообразию страны. Эта продуманная система оказала России неоценимую услугу в годы войн и кризисов и не дала развалить страну по национальному признаку. Надо напомнить, что попытки отколоть от империи какие-то её части предпринимались неоднократно.

Что же произойдёт с современной Россией, если ликвидировать национальный фактор, унифицировать и уравнять в правах все субъекты Федерации?

Во-первых, исчезнет сама федерация как форма государственного устройства. Россия, несмотря на название, окажется унитарной страной. Плохо ли это? Скорее всего, да, поскольку национальное развитие в рамках собственного субъекта – не объединенного с другими – какая-никакая гарантия от сепаратизма и национализма. Представьте, как будут развиваться коми национальный язык, культура и самосознание народа в составе обезличенной Северной губернии, возглавляемой выходцем из Питера. Понятно, что национализм в таких условиях может принять крайние формы.

Во-вторых, унификация и укрупнение субъектов приведёт к элементарному нарушению прав всех народов, в первую очередь малых. Кому какое дело будет в той же гипотетической Северной губернии до ижемских оленеводов и их весьма специфических проблем?

В-третьих, создание крупных и одинаковых регионов лишает их стимулов для развития, для определения системы приоритетов в этом развитии. Что станет важным для руководства Северной губернии (в которую опять-таки гипотетически войдут Республика Коми, Архангельская область, НАО и кто-нибудь ещё)? Лес? Нефть? Рыба? Олени?

В общем, как ни крути, удобство управления остаётся единственным достоинством этой идеи.

—————————————————————————————————————————————————————————

Надо ли уравнять субъекты Федерации?

Павел Лимеров, кандидат филологических наук:

– Конечно, не следует. По той простой причине, что,  на данный момент, есть регионы разного профиля. Но если уравнять их в правах, то будет нарушен баланс, и к чему это может привести в наших условиях, совершенно неизвестно. Мы рискуем получить виток, похожий на начало 90-х, когда лес, нефть и другие природные богатства можно было добывать кому попало. Страна снова будет ввергнута в хаос.


Галина Габушева, министр национальной политики РК:

– Де-факто субъекты РФ живут по-разному, и условия их жизни  тоже значительно различаются.

Де-юре же – права у всех равные.

Михаил Брагин, координатор КРО ЛДПР:

– Мне кажется, сейчас об этом рано говорить. Унификацию субъектов Федерации возможно осуществить в отдалённой перспективе – через пару поколений: когда и зарплата будет примерно одинаковой в маленьких поселениях и в мегаполисах, и на развитие национальных культур будут выделяться приличные средства.

Юрий Гусев, депутат Госсовета РК V созыва:

– Как мы можем последовать такому совету, если он противоречит нашему Основному Закону? Я бы расценил такие рекомендации, как антиконституционные. У нас, в конце концов, многонациональное государство, и в национальных республиках давно сложились свои традиции и свой менталитет. Каким образом это возможно уравнять? А если уж всё-таки развивать эту тему, то однозначно должен быть проведён референдум.

Анатолий Каракчиев, президент компании «НФИ-холдинг»:

– Если такое говорит координатор «Единой России» по национальной политике, это значит, что у «Единой России» нет национальной политики. Но подозреваю, что тут какая-то ошибка, потому что никакому здравомыслящему политику не может прийти в голову такая идея. А если всё-таки приходит, я бы советовал ему перечитать работы В.И. Ленина по этому вопросу. Да-да, Ленина – у него очень неплохие мысли по национальным проблемам.

Юрий Семуков, председатель Президиума Верховного Совета Коми АССР в 1988-1990 годах:

– Я возражаю против такой инициативы. У нас и сейчас коми народ находится на грани вымирания, а если все регионы будут уравнены, вообще никого не останется. Думаю, что ни один коми, ни один татарин не станет поддерживать эту идею.

Анатолий Писцов, председатель Совета города Сыктывкара в 1992-1998 годах:

– В принципе, предложение заслуживает обсуждения, здесь есть свои плюсы и минусы. Вопрос самоопрделения наций возник во время становления Советского Союза, но потом стал неактуален, поскольку появилась такая особенная общность, как «советский народ», а потому понятие нации стало архаизмом.

Опрос подготовили Михаил Казанцев, Игорь  Вавилов, Дмитрий Сахаров, Валерий Черницын

Поделиться в соцсетях