Россиянам предложили ещё меньше работать и ещё больше отдыхать

Интернет забурлил: в России обсуждают возможность введения четырёхдневной рабочей недели!.. Правда, бурление быстро сошло на нет, когда вице-премьер РФ Ольга Голодец популярно объяснила, почему четырёхдневка для России – пока мечта. Однако тему, что называется, оседлали в Госдуме, и председатель её комитета по труду Андрей Исаев пообещал проведение круглого стола. Даже если (и скорее всего) введение четырёхдневки не грозит ныне живущему поколению россиян, разве дискуссия не имеет право на существование? Поэтому мы приглашаем присоединиться к ней читателей «Красного знамени».

Автор:   
14:03. 25 октября, 2014  
  
1

Укоротить рабочую неделю предложили в Международной организации труда (МОТ). Разумеется, речь идёт не только о России, и даже не столько о ней, а в первую очередь о развитых – по-настоящему развитых – странах.

В МОТ считают, что четырёхдневка будет полезна не только работникам, но и экономике в целом. Работники за счёт дополнительного выходного смогут улучшить состояние здоровья, компании придут к выводу о необходимости создания новых рабочих мест, а производительность труда вырастет.

По некоторым данным, идею поддерживают такие известные бизнесмены, как основатель компании Google Ларри Пейдж и миллиардер Карлос Слим. Второй, занимающий вторую строчку списка богатейших людей мира, и вовсе считает, что число рабочих дней в неделю должно составлять всего три. По его мнению, люди не должны выходить на пенсию в 50-60 лет, а работать до 70-75 лет, но три дня в неделю и, например, по 11 часов в день. По словам 74-летнего магната, такой шаг позволит создать более здоровую и продуктивную рабочую силу.

Какие же конкретно мотивировки легли в основу рекомендации МОТ?

Во-первых, здоровье. Затраты на ненормированный рабочий день, с точки зрения гигиены и безопасности труда, ошеломляют. Сердечно-сосудистые заболевания, проблемы желудочно-кишечной и репродуктивной систем, скелетно-мышечные нарушения, хронические инфекции, проблемы с психическим здоровьем – всё это последствия постоянного утомления вследствие ненормированного рабочего дня. Например, в Японии и Южной Корее слова karoshi и kwarosa, которые можно перевести как «смерть от переутомления», являются привычной частью повседневной лексики.

Сокращение количества рабочих дней позволит сократить распространение серьёзных проблем со здоровьем и связанных с этим издержек.

Однако в условиях России постулат МОТ как минимум спорен. Мы прекрасно знаем, что серийные выходные (новогодние, майские) для многих из нас нередко оборачиваются потерями для здоровья.

Во-вторых, короткая рабочая неделя создаст новые рабочие места. В то время как некоторые люди работают слишком много, другие не в состоянии работать достаточно долго и вынуждены работать неполный рабочий день.

Во время мирового экономического кризиса политики в некоторых странах, например в Германии, рекомендовали компаниям реагировать на снижение спроса на их продукцию и услуги сокращением рабочих часов, а не рабочих мест. Эта мера, кстати, давно зарекомендовала себя и как средство снизить безработицу, особенно среди молодёжи. Например, подрабатывающие студенты легко идут на то, чтобы делить своё рабочее место с другим человеком, а то и двумя: такие сотрудники могут делить между собой дни рабочей недели.

Сейчас в МОТ работодателям рекомендуют в случае необходимости вместо сокращения штата на 20 процентов сократить рабочие часы у всех сотрудников на те же 20 процентов, то есть на один день. Когда в Южной Корее рабочая неделя была сокращена с 44 до 40 часов, был зафиксирован рост занятости и производительности.

Третье – рост продуктивности. Принято считать, что ненормированный рабочий день означает высокую производительность. Однако страны, где работники работают дольше, имеют относительно низкую производительность труда. Это особенно верно для производственной среды, где нередко распространён презентеизм – показательная работа с целью впечатлить руководство.

Сокращение продолжительности рабочего времени, напротив, повышает мотивацию работников, снижает количество прогулов, сокращает риск ошибок и несчастных случаев и препятствует текучести кадров.

Таким образом, сокращение рабочих часов полезно не только работникам, но и бизнесу.

Четвёртое – экология. Разговоры о переходе к «зелёной» экономике слышны всё чаще. Однако при этом редко кто вспоминает о сокращении рабочих часов. Однако очевидно, что чем больше люди работают, тем более ярко выражен будет «углеродный след». Сокращение количества рабочих дней также сокращает необходимость поездок на работу и обратно домой, то есть тот факт, что на работу надо будет ездить реже, сохранит энергию и сократит выбросы углекислого газа.

Пятая причина полезности укороченной недели, по МОТ, звучит уже совершенно экзотично для российских работодателей – «Больше счастья». Ряд исследований выявил, что регулярный ненормированный рабочий день является важным предиктором конфликта между работой и жизнью. Длинные рабочие недели могут приводить к стрессу и чувству тревоги.

Ранее Россия довольно активно ратифицировала конвенции МОТ – сейчас их около 70.

Программы сотрудничества России и МОТ реализовывались и ранее, поэтому, если переход к четырёхдневной рабочей неделе будет оформлен в виде конвенции, Россия вполне может к ней присоединиться. Но для этого потребуются годы, которые уйдут на «приведение в соответствие» огромного количества нормативных актов.

Но что документы! Изменять ведь придётся и самое неповоротливое – сознание, весь комплекс представлений о складывавшихся десятилетиями трудовых отношениях. Вот вы согласитесь поделиться рабочими часами (и, соответственно, зарплатой) во имя общественной солидарности?..

Увы, и подавляющее большинство наших работодателей ещё долго будут уверены: куда эффективнее выжимать из сотрудника всё до последней капли пота, нежели искать нестандартные пути оптимизации производственного процесса.

Наконец, есть ещё одно соображение, делающее четырёхдневку в России пока маловероятной. Мы и без того отдыхаем едва ли не дольше всех в мире. Наш Трудовой кодекс – наследие человеколюбивой золотой брежневской осени СССР – один из самых лояльных к рядовому работнику. В редких странах мира есть столь же продолжительные оплачиваемые отпуска и отпуск по уходу за ребёнком. Дольше нас (на шесть дней в году) отдыхают только датчане и жители Сингапура.

Впрочем, всё рано или поздно меняется. В России уже подросло и выходит на социальную арену поколение, для которого куда ценнее большее количество свободного времени еженедельно, чем восьмидневка пьянства и обжорства на Новый год.


– Даёшь третий выходной?

Михаил Герцман, председатель Союза композиторов Республики Коми:

– Если три выходных, но десятичасовой рабочий день, то я против. Производительность труда такой режим точно не поднимет.

Нелли Ефименко, и.о. заместителя начальника Сыктывкарского отдела – главного государственного инспектора труда:

– Установление 4-дневной рабочей недели может неблагоприятно сказаться на нормальной продолжительности рабочего времени и производительности труда. Это приведёт к случаям увеличения штата сотрудников организаций, что, как правило, влечёт за собой увеличение затрат на оплату труда. Полагаем, что положительные аспекты для бизнеса при увеличении выходных дней отсутствуют. Возможно увеличение числа нарушений трудового законодательства, в части оплаты труда, сверхурочной работы, привлечения работников к работе в выходной день. Также необходимо к данному вопросу отнестись с медицинской точки зрения. Снижение травматизма и профессиональных заболеваний, по нашему мнению, в данном случае рассматриваться не может.

Александр Эпштейн, заместитель председателя комиссии Совета Сыктывкара по бюджету, налогам, экономическому развитию:

– Вообще-то я заслуженный пенсионер, и мне вроде бы должно быть абсолютно всё равно, кто сколько собрался работать. Но мне не всё равно. Я против всякой ломки устоявшихся правил труда и отдыха. К тому же, мы и без того не дорабатываем. У нас очень низкая производительность труда, и из карманов совсем не валятся помидоры, огурцы и автомобили. Почему-то никто не предлагает сократить издержки производства, а сразу бросаются отдыхать. Тогда давайте сразу перейдём к четырёхчасовому рабочему дню и трёхдневной рабочей неделе.

Сергей Изъюров, юрист Коми регионального отделения «ОПОРА России»:

– А с какой целью?.. МОТ ведь из-за чего это предложение вбросила? На Западе уже давно общество потребления: из-за высокой производительности труда основной массе населения просто нечего делать. Россия по этому показателю находится ещё где-то в середине ХХ века. У нас производительность труда сопоставима с Конго. Нам наоборот нужна семи-дневка – как при товарище Сталине… Если говорить о Республике Коми – вы помните, что здесь было построено за последние 20 лет?.. Вот и я не помню. Если б у нас регион развивался, как при Иване Павловиче Морозове, тогда можно было бы говорить о сокращении рабочей недели. А так это совершенно бессмысленная дискуссия.

Павел Смилык, предприниматель:

– Не даю. Итак производительность труда и эффективность работы – ниже плинтуса.

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

avatar
1000
Сортировать:   новые | старые | популярные
мнениё
Гость

Сергей Изьюров доставил.

wpDiscuz